Депрессивный год

Как я и написал в заключении к трилогии в прошлом году: продолжать её не было никакого смысла, так как рухнула эпоха, а, значит, да здравствует новая! Впрочем, увы, но кричать от свободы и радости об этом не мог, хотя бы по тому, что не мог этого ощутить и понять. Как может быть так, когда все твои иллюзии рушатся, всё меняется в лучшую сторону прежде всего для тебя? Такого быть не может! Может.

Ещё в прошлом, две тысячи третьем, году закрылся ото всех, предпочтя перейти в режим ожидания и какого-то чуда. Чудо не спешило совсем, да и вообще не знало, и ей было попросту всё равно до этого.

Встреча нового года оказалась более чем кислой и была подпорчена тем, что слёг с температурой. Поэтому уже в третьем часу лежал в кровати и грохот салютов за окном меня не волновал. Теперь я живу в реальности, которая была непохожа на выдуманные мной иллюзии. Наверное, это хорошо, но не так чтобы…

***

Предупреждение! В отличие от изложения прошлых лет, где всё было подчинено хронологической последовательности. Здесь этого правила придерживаться не буду. Этому есть свои причины. К примеру, будут люди, с которыми придётся через весь год пройти вместе и лучше рассказать о всех событиях, где они участвовали сразу, нежели чем постоянно возвращаться к ранее написанному. Получается, что вся эта страничка – набор эссе о две тысячи четвёртом годе для меня.

По проторенным граблям

Грабли две тысячи второго года, когда чуть с треском не выгнали из техникума за мою неуспеваемость, меня ничуть не научили. Теперь меня поглотила апатия и на сессию мне было, мягко скажем, «положить». Она совершенно ничего не меняла в жизни, так как отсрочка предоставлялась только на два первых года обучения. Так не радовало то, что в нас пичкали мёртвыми знаниями, которые отжили своё ещё лет так десять назад. К сессии готов не был, но некоторые зачёты удалось всё-таки сдать.

Затыком для меня была высшая математика с самовлюблённым преподавателем, который хотел заставить, чтобы мы все полюбили его предмет, так же как и он, но у него что-то не получалось, и почти половина группы попала в группу коррекции, в их числе был и я. Вторым предметом, как ни странно, оказался английский язык, с которым совершенно не совладал, но и там проблемы были скорее личностного характера, нежели чем с пониманием самого предмета.

Мысленно уже попрощался с этим высшим образованием для себя. Оно такое мне точно было ненужно, хоть ты тресни. На консультации, зачёты и экзамены ездил, и пытался что-то сдать, но лапки опускались. В этом образовании особого смысла не видел. В те годы мне хотелось стать юристом.

Кстати, документы оттуда заберу только в июне две тысячи восьмого года. Когда пойду учиться на юриста. Жаль, что так и не выдали диплом. Ведь могли.

наверх

На работе

А на работе всё было приблизительно также. Видимо, тяжело переживал то, что произошло в конце прошлого года, что был резко демотивирован жить дальше, а точнее что-либо делать. Это не хорошо, но с другой стороны – это определённый выбор по жизни, который приведёт к какому-либо результату.

На работе предпочёл на многое задвинуть. Нет, я точно также ходил на работу к десяти утра и уходил позже семи, но энтузиазма в моих глазах не наблюдалось. Пока мне это ничем и никак не грозило, но апатия не очень-то нравилась моему руководству. Помимо этого я становился раздражительным и несобранным.

Мне многое в моей работе не нравилось: зарплата, подход начальства к работе в целом, отсутствие точных установок и целей. Всё будто бы с бухты-барахты или как-то там ещё. Я не спорил, но нет-нет, да высказывал своё пренебрежение.
– Да ты ведь ни фига не делаешь даже за свои деньги! – говорило руководство, – Будет результат – получишь и зарплату!

Несмотря на то, что участвовал в двух выставках, принимая в них самое активное участие, в кармане у меня ничего не прибавлялось, так как руководство требовало каких-то результатов. За памятью лет, конечно, многое стёрлось из головы, но этот требуемый результат был каким-то мнимым. Руководство и компания в тот момент переживали тоже не лучшие времена. Просто так всё наложилось.

Деньги мне выплатят постфактум в апреле месяце. Крайне нехотя, но ничего было нельзя с этим поделать. Отношения наши становились всё более напряжёнными, и в унисон уже не говорили и не дышали, удаляясь друг от друга. Марлезонский балет необходимо было прекращать.

наверх

Выставка

В начале февраля был занят своими учебными делами после прошедшей сессии. До конца второго курса мне необходимо было доучиться, потому надо оплатить в банке «курс коррекции» по математике. Я уже писал выше про самовлюблённого преподавателя. В эту группу попала добрая половина нашей группы.

Вечер. Сбербанк с толпой людей как всегда. Звонок. Звонит мне генеральный и спрашивает о том, где я. Далее даёт распоряжение, чтобы сразу ехал на ВДНХ, где буду ему очень нужен. Надо значит надо. Оплачиваю в кассу, иду сразу на остановку трамвая до метро. На улице снежно, грязно, слякотно, но не холодно. Привычное тогда для меня метро. В ушах плеер. На ВДНХ мне навстречу толпы людей. Нет, это не отдыхающие, это труженики из павильонов стремились попасть домой. Мне надо попасть в самый дальний павильон – номер пятьдесят семь.

У входа позвонил генеральному. Он минут через пять вышел. Вместе с ним пошли по коридорам внутри. Долго петляли по ковровым дорожкам, пока не пришли до небольшого и пустого стенда.
– Это наш стенд. Выставка открывается завтра. В десять утра!

Учитывая, что общие вводные читались без проблем: у нас ничего нет, но надо, чтобы завтра всё было, мозг не сдался и начал мощнейший штурм. Поехали в офис, где собирали то, что завтра будем показывать. Показать, действительно, было что с одной стороны, а с другой – у нас ничего не было готово. Более того, что не было вообще никакой маркетинговой мишуры в виде прайсов, буклетов и так далее.

В этот вечер мы работали до упора, пока нас не попросила охрана из здания. Это было в одиннадцать вечера. Утро началось рано. Уже в семь утра были на работе и по полной использовали принтер, печатая на нём то, чего у нас не было. С собой всё собрали и отправились на ВДНХ на машине директора.

В машине хорошо было ехать. Можно было немного вздремнуть до того момента как придётся таскать всё внутрь. За окном машины проплывали пейзажи третьего транспортного кольца, ставшие привычными сейчас. Вдали виднелся монумент покорителям космоса. Нам почти туда. На КПП ВДНХ заплатили пятьсот рублей за въезд и спокойно доехали до павильона.

К десяти утра мы, конечно, не успели всё развернуть и настроить, но мы хотя бы старались это успеть. В одиннадцать до нас начали доходить первые посетители и мы к ним уже были готовы. Несмотря на то, что был одет повседневно, принял в работе с клиентами активное участие, рассказывая и объясняя что к чему.

Через час к нам приехал паренёк, с которым мы работали вместе и на этом фоне сдружились. Он жил в Зеленограде и часть моих знакомых там, знал сам, так как обитал в соседнем районе.

Почти четыре дня выставки пролетят как один день, то есть совершенно не помню что тогда было. На третий у нас выйдет из строя жёсткий диск. Хорошо, что тогда на ВДНХ шла торговля. Купил его в соседнем павильоне и восстановили систему в течение пары часов.

За выставку я ничего не получу. Более того, не получу и зарплаты на февраль. Как уже писал выше, что руководство требовало какой-то результат, но упорно не мог понять какой именно.

наверх

В Самару

Почему-то мне вспоминается стихотворение Лермонтова, которое учили в школе все: «Белеет парус одинокий… \ А он, мятежный, просит бури \ Как будто в бурях есть покой» – оно точно отражает мою внутреннюю непримиримость с ситуацией, которую мне приходится переживать сейчас. Бури вокруг меня всюду бушевали, но мне требовалось их ещё и ещё.

Поговорив с Алёнкой из Новокуйбышевска, я быстро купил билет и собрал вещи, так как впереди нас ждали четыре выходных, за которые смогу съездить в Самару и поговорить со своей любимой. Поездки в Самару стали почти рутинными, даже уже перестал замечать время, проводимое в купе по направлению туда и обратно.

По дороге туда думал и репетировал, что скажу, какими убедительными должны быть мои доводы, что смогу сделать для неё и себя. В голове всё хорошо, но не хотел я понимать, что уже всё кончилось и уже достаточно давно. С этим просто надо жить дальше, не оборачиваясь и не воспринимая как глубокое поражение, но когда ты теряешь в первый раз что-то серьёзное, ты не можешь в это поверить. Поэтому только реванш!

Забегая вперёд, я благодарен ей, что она не поддалась на него, так как моя жизнь пошла бы совсем иначе, и не факт, что сейчас писал бы эти строки, да и вообще вспоминал бы этот период моей жизни.

В голове всё крутилось до поздней ночи, как уснул – не помню, но разбудили меня рано, так как мне не до Самары, а раньше. На перроне меня, как и в предыдущий зимний визит встречали мороз и солнце, но только не она, а улыбающаяся Алёнка в ушанке и тёплой куртке. В тот день она была единственным человеком, которая была рада меня здесь видеть. За время Грушинского фестиваля с ней сдружлись.
– Ну, чего? Как доехал?
– Да нормально. У вас тут, смотрю, опять холодно.
– Да, подморозило немного. Давай на маршрутку и до дома.

Честно говоря, здесь совершенно не ориентировался тогда, да и сейчас вряд ли вспомню, как мы добрались до дома, но там было тепло. Меня сразу отправили в горячую ванну, а чуть позже пришла её подруга Катя (Мальчик-девочка). Она была сама непосредственность во всей этой ситуации и не менее Алёнки была рада меня здесь видеть.

До остановки на маршрутку в сторону Самары дошёл самостоятельно. Наушники были в ушах, поэтому местный «блатняк» из колонок в видавшей виды «Газели» мне не довелось слушать. Я же всё пытался сосредоточиться на предстоящем  «серьёзном» разговоре, который уже не имел никакого смысла, и наблюдал за проплывающими зимними пейзажами где-то за окнами нашей жёлтой маршрутки, следовавшую на Хлебную площадь, откуда на автобусе добрался до Гаражной улицы, дальше дворами – рукой подать до дома Кати.

О моём приезде она знала и поджидала. Правда, без чая и пряников, но сделала вид, что рада меня видеть. Разговор с ней не сложился с самого начала, поэтому смысла надоедать здесь больше не было никакого, отправился в сторону Алёнки и своих вещей. В этот раз не повезло и не получилось так, как это было полгода назад в незапланированный приезд.

«Когда закрыт аэропорт, мне в шумном зале вспоминается иное…» – зазвучало в моих наушниках голосом Галины Хомчик. Выйдя из подъезда, обошёл в последний раз дом и направился в сторону Московского проспекта. Несмотря на морозный день, ехать на чём-либо мне не хотелось. Надо было пережить. Так и дошёл до Хлебной площади, где сел в маршрутку в Новокуйбышевск.

На душе грустно. Крах всех надежд. Но история только-только начинается. В ней нет больше моей дорогой и любимой, с которой я если ещё и не распланировал до дня всю будущую жизнь, то точно хотел бы это сделать.

В маршрутке вместо меня целого ехало только моё тело. Мой разум был где-то далеко от меня. Ехал к людям, которые согласились меня принять в этот раз, как и тогда летом. Если честно, то некоторый пофигизм Алёнки мне импонировал. Она была живой, в отличие от Кати: не было манерности и наигранности.

Алёнка по моему кислому виду сразу определила, что сегодня ночевать останусь у неё и без слов обняла. Позвала за стол, ведь, наверняка, проголодался за всё это время. Вечером мы отправились в гости к её подруге в другом доме. По пути купив пару бутылок вина, позволивших раскрепоститься и весело подпевать друг другу под аккомпанемент гитары. Назад шли все вместе. В подъезде чуть не завалился, когда меня шатнуло, но получил корректирующий удар, после которого мы громко рассмеялись. В квартире продолжили допивать остатки вина, рассказывая разные интересные и смешные истории друг друга. Спали на том, что было: а в комнате царила разруха из старых диванов. Помню, что когда улёгся, ко мне пришёл её кот и подпихнул меня под бок, оставшись спать со мной до утра.

На следующий вечер, так как девать меня было некуда, Алёнка позвала с собой в немного неформальный клуб, где они иногда собирались с друзьями и подругами. Клуб находился на Авроре, что совсем рядом с тем домом, который мне ещё был дорог. До клуба мы гуляли по центру Самары, так как до начала сбора у нас было ещё часа полтора времени. Гуляли по этакому Арбату в Самаре, где в одной из кафе перекусили.

Внутри клуба было совершенно неформально. Большие и плотные гардины, не было и местного быдловатого колорита, старавшегося обходить стороной. Внутри только неформалы и сочувствующие, типа меня. Последних, как мне показалось, было больше.

Алёнка мне показывает на девушку за нашим столом и спрашивает:
– Ты её узнаёшь?
– Нет. Не узнаю, а кто это?
– Это Яша, то есть Юля!
– А, вот она какая!

С Юлей переписывались полгода назад обо всякой фигне. Она рассказывала о своей нелёгкой судьбе и истории жизни. Сейчас, за давностью лет, подзабыл суть её повествования, но оно сводилось, что все мужики козлы. Правда, только что-то было не очень-то и похоже на это: то ли по манере речи, то ли по манере стрелять глазами.

Через пару-тройку часов мы засобирались домой. Так вышло, что Юлию мне дали в нагрузку, так как договаривались, что она останется у Алёнки. Сама Алёнка мне сказала, что приедет только завтра днём. Я абсолютно не понимаю намёков и то что это было подстроено чуть ли не специально, чтобы переключить меня.

На такси мы поехали в поздний час до Новокуйбышевская, правда, водитель чуть ошибся поворотом и мы уехали значительно дальше. Нас остановил наряд ДПС, который скорректировал наше направление, за что мы их поблагодарили.

В квартиру добрались уже глубокой ночью. Почти сразу легли спать. В комнате не было ни жарко, ни зябко, но и не было комфортно, поэтому улеглись в обнимку и почти сразу уснули. Утром, собираясь, она стрельнула у меня полтинник на дорогу и обещала их вернуть при первой возможности. Конечно, она мне их не вернёт, так как мы больше с ней никаким образом не пересекались.

Алёнка приехала только после обеда. Раньше её пришла катя, которая задавала мне вопросы о том, что было вчера там. Ей очень нравился мой рассказ, слушала она сидя на полу, смолив сигарету за сигаретой. Меня с одной стороны отпускало, а с другой – всё равно ещё что-то тянуло и тяготило в этой всей истории.

Мои выходные подходили к концу. Билет на поезд был куплен ещё в Москве, пора мне собираться в сторону дома. Алёнка предлагала мне остаться у неё на сколько это мне надо, да и работу не особо пыльную для меня найдётся здесь в городе, но у меня она уже была в Москве, поэтому переубедить меня было невозможно, да и это была скорее шутка, нежели чем серьёзное предложение.

Вроде бы случайные люди, а насколько тепло приняли со всеми моими чаяниями неспокойного сердца и незамутнённого сознания. Ведь в таких ситуациях друзья и познаются, готовые подставить не только своё плечо, но и разделить стол, постель и часть своего жилища. Она для меня это делала уже второй раз.

Меня проводили до остановки маршрутки, которая доставит почти до вокзальной площади. Далее вокзал и перрон, на котором уже стоял скорый фирменный поезд номер девять по направлению Москвы. За окном купе в вечерних сумерках было уже невозможно разглядеть очертания Энска.

Из сумки достал ноутбук и увидел файл на рабочем столе «Не читать до отъезда». Теперь было можно и прочитать. Внутри была масса тёплых слов от моих друзей, с помощью которых мне удалось осуществить эту поездку. И, конечно же, звали в гости ещё. Волна телпа прокатилась по моему телу. Я задремал. Теперь на душе было хорошо и спокойно. Будущее без Кати сильно не страшило меня, хотя нет-нет да побаливало немножко.

наверх

Сайт

Ещё с нового года терзало желание сделать сайт со своей фамилией в названии, но онлайн-платёж сделать было делом весьма непростым. Тут нужен был либо электронный кошелёк, либо карточка. Со вторым всё было печально, а тут ещё в одном канале mIRC была возможность получать деньги за слова. Десять тысяч слов – один WMZ (доллар). Учитывая тот факт, что в онлайне находился часто и любил пространные беседы несколько WMZ мне удалось получить. У хостера в конце февраля была акция: за десять WMZ – год обслуживания и домен третьего уровня в подарок. Надо было брать! Перезанял мелочь у знакомых, так как своей у меня к тому времени уже не было (на работе были проблемы) и третьего марта оплатил первую покупку онлайн. Так я стал владельцем этого домена и хостинга размером в двадцать пять мегабайт.

В первую очередь создал себе именной почтовый ящик и написал что-то простое как заглушку на страницу. Об индексации и прочем тогда ещё не думал, так как не знал как к этому подступиться. Поэтому только чистый HTML и немного текста, но в душе хотелось сделать что-то динамическое, а не статическое.

Как подступиться к этому богатству даже не мог понять сразу. С другой стороны, у меня теперь есть электронная почта с именем и фамилией.

Взятые в долг WMZ отдавал долго. Не только потому, что с деньгами у меня было туго, но и потому что так просто WMZ не получить. В конечном счёте перечислю эту сумму на мобильный телефон тому человеку, на том и разойдёмся, точнее не так – чуть позже мы встретимся в Дзержинском. Будет это восьмого мая этого года.

***

До своего пятнадцатилетия на том хостинге сайт не доживёт месяц, так как мной были замечены, что у них большие проблемы. Собрал всё что было и унёс от них заграницу на свою виртуалку за шесть долларов в месяц.

наверх

В онлайне

Сейчас сложно представить, но тогда было непросто находиться постоянно всегда в сети, так как интернет тогда был преимущественно по карточкам и по телефону. Никаких локалок у меня не было в доме, а «Стрим» был недоступен из-за того, что у нас спаренный телефон. Выход из ситуации нашёлся в августе того года, когда купил data-кабель для Motorola V66i, с помощью которого у меня постоянный интернет, только качать по нему что-либо полновесное было нельзя. Он был очень дорогим, что-то около семи рублей за мегабайт. Он был нужен для ICQ, mIRC и почты. Что-то большое и тяжёлое качалось ночью по общему интернету с соседом от «России-Онлайн».

Ночью-то теперь не посидишь так долго, так как каждое утро надо было ходить на работу или ездить на учёбу, и на работе всё равно был интернет, которым никто не возбранял пользоваться. Поэтому параллельно работе почти всегда шло общение со знакомыми и друзьями. Переписка по средствам почты сходила на нет, так как в ней уже не было такого большого смысла, а последние и самые стойкие люди, с кем довелось переписываться, исчезали с радаров. Впереди была эпоха онлайна, не требующей постоянного подключения и отключения для экономии ресурсов.

С некоторыми людьми разбирал существующую в моей жизни проблему. Чересчур долго, наверное, я заострял на ней внимание. Она совершенно не стоила, чтобы в очередной раз размазывать сопли, но иначе не мог.

С Катей из Самары как-то пересечёмся в ICQ, когда прямо скажет, что совершенно не понимает меня и то, что говорю. И ладно, что теперь поделать? Нет-нет, но с ней иногда перекидывались парой СМСок в месяц, а звонки сошли на нет, так как особого смысла звонить не было. Да и что рассказывать-то? Многое уже было не только неважно, да и не было никакого смысла об этом рассказывать ей, поэтому предпочитал говорить общими фразами, без выраженной конкретики.

***

Как ни странно, но с ней мы будем общаться ещё долго. Судя по переписке – до мая две тысячи седьмого, после чего окончательно исчезнем с радаров.

наверх

Вторая выставка

Об участии во второй выставке узнали на дне рождения у генерального, то есть в этот раз не был поставлен постфактум об этом событии, когда мозг работает на все сто процентов, судорожно начиная искать решение появившихся проблем. Это было в начале апреля, а сама выставка прошла в конце апреля.

Вторая выставка не стала таким мозговым штурмом, так как мы подходили к ней не с бухты-барахты, а целенаправленно готовясь к ней. Не будет больше ночного копирования прайсов, чтобы в состоянии сна доехать до выставки, чтобы хоть как-то продержаться на ногах. Получилось сплотить всю команду для решения этого вызова со стороны рынка.

На себя забрал техническую часть подготовки, а директор взялся за маркетинг и рекламу. Помимо выплаты денег была ещё одна договорённость, чтобы он опять пригласил того человека из Зеленограда. Очень мне понравилось с ним работать.

За несколько дней до намеченной даты выезда на выставку, нами была проверена работоспособность всего оборудование и готовность полиграфии. В этот раз было всё серьёзно. Со стендом решили не морочиться, просто повесить плакаты, а там – как пойдёт в будущем.

Утром по приезду мы столкнулись с трудностями в виде отсутствия электричества на стенде. Пошёл в дирекцию и нам его быстро подали. Запустились практически вовремя, то есть в десять часов. Может быть минут на десять опоздали. Прибыли наши новые менеджеры, а также программисты, приехал Ярослав из Зеленограда – звёздная команда в сборе!

После первого дня ощущалась эйфория и кайф от проделанной работы. Второй и третий день были самыми боевыми днями, а последний – день бабушек, которые с удовольствием забирали не розданные рекламные материалы с собой, а также ручки, конфеты и прочее…

По завершении выставки, в пятницу вечером, нас ждал небольшой банкет в офисе по этому случаю. Впереди были майские праздники.

наверх

В Рязань

В две тысячи четвёртом году у нас была только одна мекка, в которую совершали постоянные паломничества – Рязань, а точнее деревня, так как в городе мы даже и не останавливались, только подбирали с собой родственников и ехали в деревню Красный восход. Правда, мы всегда называли Варскими, ввиду того, что конечная находится в этой деревне, а потом через лесной массив и вдоль берега пруда, бывшего раньше песчаным карьером, доходили прямо до дома маминой тётки, стоявший прямо на перекрёстке дорог, где все и собирались.

Накануне поездки, ездили на «Горбушку» за видеокамерой. Зачем она нам была нужна – никто так и не понял, за всё время мы отсняли не более десяти кассет, а оцифровали – и того меньше. Я был рад новой технике, к тому же цифровой.

Блуждая по Рязани и родственникам, внезапно убили колесо, поймав в очередной яме грыжу. Дальше было интереснее – поиск автозапчастей и шинмонтажа. Это случилось в выходной день и поэтому почти всё в городе было закрыто, но мы с этой проблемой справились.

На следующее утро мы отправились на юбилей к двоюродному деду. О том, что он живёт здесь – я знал, так как он иногда приезжал к нам в Москву и нянчился со мной, но где именно – не знал. Так из одной деревни мы поехали сразу в другую. Нашим навигатором выступал дядя Юра, который то и дело переключал наше внимание на что-то не важное, но из-за этого мы поворачивали не туда. Кое-как доехали до места назначения. Погода постепенно из колюче-холодной утром, всё больше начинала походить на летнюю, что хотелось снять с себя лишнее.

Впрочем, деревней это было назвать нельзя. Это посёлок с трёхэтажными домами и всеми удобствами прямо внутри: хочешь душ, хочешь ванну или тёплый туалет, да и воду не надо таскать. В глуши и на природе, но почти город. Странно, что он не военный.

Дядю Володю, как я его называл, немного помнил по тем приездам, когда он у нас гостил в Москве. Было это давным-давно, когда я носился по большой комнате на своей красной «Волге». Он тогда уже говорил, что у меня тяга к технике, нянчился со мной и играл. После он уйдёт на пенсию и ездить станет ему незачем, да и не так-то просто своим ходом доехать.

Итак, несмотря на путающие ориентировки от дяди Юры, мы всё-таки доехали до нужного дома и припарковались, постаравшись по московской привычке никого не зажать. Мне казалось, что почти всех своих родственников, тем более уж своего возраста я знаю, но это оказалось не совсем так. Из подъезда вышла девочка лет четырнадцати-шестнадцати с хитрой лисьей мордочкой, которая явно с интересом изучала меня. Этим взглядом она приковала меня к себе. Оказалось, что это моя троюродная сестра Настя. А я и не знал. Но это не всё. Оказывается, что у меня есть и ещё сестра Таня. Вот мы и познакомились, хотя нам говорили, что мы и до этого были знакомы.

Только благодаря им застолье для меня не было таким гнетуще тяжёлым, так как сам не пил, ведь ещё ехать домой, хотя при всём желании могли бы разместиться здесь. Поэтому мы ушли от взрослых на свой сабантуй в лесополосе, где развели свой костёр, у которого и общались.

На закате мы поехали в сторону дома, попутно довезя родственников до Рязани. Дорога домой – что может быть лучше и быстрее? Сюда всегда возвращаешься с удовольствием!

***

В этом году должен был быть очередной юбилей у дяди Володи, но в день своего рождения он скончался. Ему было почти восемьдесят пять лет.

наверх

Поинтовки

В этом году поинтовки перестали быть эпохальными событиями, какими они были пару лет назад. К примеру, такого бурного восторга или обсуждения, как это было после первой поинтовки в Зеленограде, не было. Просто собрались люди в одном месте, которые были близки по своим убеждениям и интересам, не более того.

Став человеком свободным, поэтому мог делать в своей жизни всё, что пожелаю, разве что на работу было нужно приходить каждый день к десяти утра. Однако до остального никому дела уже не было. Разве что только мне, удерживая в ежовых рукавицах себя и свои желания. Впрочем это не мешало встречаться с другими людьми, в том числе и приватно.

Одни из таких встреч происходили на Выхине, где либо пересекались с одной девушкой, либо всей честной компанией в баре возле метро. Откуда потом было легко доехать до дома. Так получалось, что многие обитатели mIRC жили в одном направлении, то есть на Юго-Востоке Москвы и в ближайшем Подмосковье. Время летело очень быстро сквозь пальцы. Несмотря на отсутствие денег в марте, мне удавалось постоянно ездить туда и пропускать по бутылочке пивка. Да и вообще гулять получалось достаточно много.

Интрижка между нами как быстро началась, так и быстро исчезла с горизонта. Не сказать, что мне было всё равно, но определённо ловил себя на этом. Была-была да ушла. Что теперь поделать? Лишь некоторый осадок на душе.

***

Большая поинтовка состоялась уже в апреле, когда солнце неплохо прогревало столицу, а снег уже давным-давно сошёл. Собрались компанией на Павелецкой и оттуда выдвинулись на Манежную площадь, где расположились, потягивая пиво. Между нами сновали пронырливые бабульки с тележками, в которых было пиво и закуски. Разогретые люди охотно покупали, чтобы не бегать в магазин. Да и цену никто не ломил. На ту встречу приехало около двадцати человек и почти все из одного чата #asechka. К вечеру начало холодать, поэтому отправился в сторону дома, распрощавшись со всеми.

***

Одни из постоянных и достаточно больших поинтовок проходили возле магазина «Перекрёсток» (бывший «Элефант») в Раменках, где встретил старого знакомого ещё по Си-Би. Он там тоже нет-нет, да появлялся. Сюда иногда приходил после работы через парк и также пешком уходил обратно в сторону дома. За всё время, что там тусовались, нас никто даже не пытался гонять. Может быть потому, что мы не вели себя как-то вызывающе и никому не мешали? Не знаю.

На одной из такой встреч познакомился с Melifaro, с которым в тот вечер очень так неплохо набрались у магазина и пошли в гости к общему знакомому. Мы Какое-то время ещё что-то пили, потом… Утро началось неожиданно от вибрации на поясе. Это звонил мой телефон, поставленный на беззвучный режим. Это был далеко не первый звонок от родителей. В голове полная каша. Меня отчитали за то, что не предупредил вчера. По состоянию – только домой. Никакой работы сегодня, так уж вышло. В квартире помимо общего знакомого была его сестра, которая спросила нас, смеясь: «как вам спалось, мальчики?»

***

Майские выдались жаркими. Если первые прошли в Рязани, то вторые в Москве, где придётся. Я решил встретиться с дзержинскими mIRC‘овчанами, которые в марте мне помогли тем, что дали несколько WMZ на покупку моего хостинга. Да и просто хотелось с ними пересечься, попить пивка. В город меня доставили как почётного гостя от метро Кузьминки, разве что машина была немного разбитой, но кого это тогда волновало? Колёса крутятся и машина везёт – отлично!

Начали на спортивной площадке. Да и идти домой в такую прекрасную погоду не хотелось. К нам подтягивались другие обитатели канала #dzerjinsky. Мы в конце-концов отправились на квартиру к одному из пришедших на встречу. У него дома в просторной квартире уселись на кухне. Там же обнаружилась и гитара. Весь вечер что-то да играл. Это было моим первым и последним концертом.

Не обошлось без курьёзов. Оказывается, что в это время рядом с нами проходила поинтовка канала #asechka. Они узнали, что я нахожусь в Дзержинском, поэтому пришли меня выкупать. Без шуток. Толпа из тридцати человек просила отпустить  меня с ними на карьер. Что было на той встрече мне так и не суждено узнать.

В Москву, домой возвращался на той же убитой «девятке» в той же компании, что зависали на квартире. Довезли прямо до подъезда. Чудесным выдался вечер!

***

После вчерашних посиделок в Дзержинском, где было выпито в пределах нормы, сегодня предстояло посетить бабушку. Это было девятого мая. У неё был накрыт нехитрый стол для гостей в честь праздника. Долго мы там тоже не стали сидеть. Сразу после обеда уехали в сторону дома, а я поехал на очередную поинтовку в ЦПКиО им. Горького. Здесь собрался канал #icqhackers из mIRC.

Всего на встречу пришло пять человек. Включая меня. Погода в этот день была непредсказуемой: то солнце светило, то ливень заряжал. Это не помешало нам хорошо провести время, покататься на катамаранах в одном из прудов парка, и попить с совершенно непьющим человеком пива. Как он признался, не пробовал уже его лет десять, но с шашлыком оно пошло неплохо.

Ближе к салюту откланялся, так как собирался пойти на него на Воробьёвы горы с Катей из Раменок. С ней сдружились на фоне нашего сплина, вызванного утратой отношений. Определённо она мне чем-то нравилась. Тогда этого не мог понять.

***

Про Димку из Зеленограда тоже не забывал и иногда приезжал к нему с ночёвкой, так как путь в одну сторону был приличным – чуть более двух часов. Из чата Ракс из Москвы был только он и Люся, у которой мы иногда собирались.

Договорились с ним, что в выходной приеду во второй половине дня. Пойдём где-нибудь потусим с ним и его друзьями. Вечер выдался хорошим и светлым. Домой мы шли пешком из первого района. Это приличное расстояние, но оно нам было ни по чём. Утром решили отправиться на пруды возле городской администрации, так как день обещал быть очень жарким.

Жара и алкоголь (я уже не пил, так как мне предстояло ехать домой), сыграли с его друзьями плохую шутку: их разморило на солнце и чтобы охладиться полезли в фонтаны. Что привело к резонным порезом стоп ног, так как колотого стекла в них было полным-полно. Я отправился в аптеку за пластырем. Всех перевязал и отправился в сторону станции Крюково, чтобы отбыть в сторону дома раньше, чем поедут дачники.

***

В середине июля решили собраться в Парке Победы каналом #immortal. Если не ошибаюсь, то с некоторыми из них мы встречались где-то в апреле или мае, когда пересекались с чатом #su29. А тут кинули клич – хорошо провести время, погода позволяет – еду! Народ взял с собой ролики, а я так – за компанию, посмотреть, так как к роликам и скейтам у меня аллергия после падения в седьмом классе. Было сделано много фотографий. Как окажется, что они будут памятными. Предсказать судьбу сложно, одной из участниц встречи, через месяц не станет. Разобьётся на мотоцикле. Печально…

наверх

– И не говори мне прощай!

Незримое противостояние на работе достигла высшей точки кипения. Не найдя в тот момент ничего более лучшего, написал заявление на увольнение. Так просто уходить не хотел. Мне хотелось резонанса. У себя на сайте выложил своё видение проблем компании. Тогда мне казалось, что правильным будет донести свою точку зрения до всех. Сейчас – вряд ли бы стал так делать. Во-первых, вряд ли понимаю всю суть вопросов. Во-вторых, даже если и понимаю, то зачем давать фору в виде свежего взгляда на набившую глаз оскомину?

Перечитывая сейчас свои мысли, понимаю одну интересную вещь: мне там было уже скучно, так как явно перерос то, что делал, но не дорос до того, чем мне бы хотелось заниматься. То есть у меня не было стержня развития, который помогал мне овладевать новыми тонкостями работы. Помощи мне ждать было не откуда. Даже от директора.

Директор в то время крутился как белка в колесе, самостоятельно ведя компанию. Мне казалось, что это правильно и хорошо, но микроменеджмент никогда и ничем хорошим не заканчивается. Директор устал ото всего этого, результат не так был заметен, так как продажи и прибыль падала, несмотря на все усилия и внедрение новых технологий в продукт.

Ситуация же напоминала ту, где каждый прав, но по своему, со своей обозримой вершины знаний и умений. Только это не имело никакого значения ни для чего, ни тогда, ни сейчас.

***

Через несколько лет мы с ним столкнёмся на одной из выставок. Если честно, то некоторые люди совершенно не меняются внешне. Походили вместе, поговорили как старые друзья: нет ни обид, ни старой вражды, а только разные вектора и цели для движения вперёд.

Сейчас, по прошествии пятнадцати лет, понимаю, что это решение было одним из самых правильных в жизни. Устал – уходи! Отдыхай! Впрочем, мазохизм у меня в крови. Об этом ниже.

наверх

Отпуск соседа

Моё увольнение почти совпало с отпуском у соседа. Да и настоящее лето пришло в Москву. Этим было грех не воспользоваться и не оттянуться по полной. Поэтому пиво, клубы, бильярд, аттракционы – всё было этим летом. Июнь хоть и помню, но не очень хорошо. Видимо, масса ярких впечатлений образовала огромный белый пробел в воспоминаниях.

На Грушинский фестиваль, куда мы хотели поехать ещё в начале лета, мы так и не поехали, так как денег у нас уже не было от слова совсем. Да и ехать не на чем. И этот фестиваль пройдёт без нас. Это было немного печально.

наверх

Гостья из Питера

В этом году было много встреч с людьми из mIRC, об этом выше уже писал. Такое было время тогда, да и погода этому способствовало. Однако, ещё об одной такой встречи чуть не позабыл. В принципе, она ничего не меняла в жизни, но интересно было пообщаться с человеком в живую. До этого мы с ней несколько раз говорили по телефону, да и достаточно много времени общались в mIRC.

Итак о своей поездке она мне сообщила. Сказала, что будет неплохо пересечься где-нибудь в центре. Вечер у неё будет свободным поэтому за пивом пообщаемся.

В назначенный вечер мы встретились на станции Охотный ряд. С неё мы пошли через Красную площадь по направлению к её отелю, чтобы бросить вещи. Вечер был очень хорошим и совершенно безветренным. После отеля пошли в сторону Новокузнецкой, где упали в каком-то кафе и долго общались до позднего вечера. Дорогу до дома она мне проспонсировала и от стен Кремля уехал на «бомбиле».

Какое-то время мы ещё будем пересекаться в ICQ и mIRC, но скоро всё сойдёт на нет, так как у неё агенство вышло на новый уровень, а моя жизнь закрутится ещё быстрее.

наверх

Катя

Изначально я размышлял о том, стоит ли выносить отдельно рассказ о девушке из Раменок или просто сделать тут главу. Всё-таки решил попробовать. Опубликовал историю нашего знакомства и приключений отдельно, но кое-что расскажу и здесь.

***

Познакомился с ней в середине февраля, по-моему, на день святого Валентина в ICQ. Раньше было просто: ищешь человека по белым страницам поиска, а потом добавляешь к себе, пишешь ему сообщение. Ответит тебе человек и завяжется с ним беседа – хорошо, нет – это жизнь и не стоит делать из этого трагедию. И в этот раз всё срослось. О чём ни о чём потекла беседа. Интересовались невзначай кто чем дышит и вообще как и чего. Внезапно оказалось, что живёт она рядом, через парк, что ещё больше подогрело мой интерес к ней. Правда, не забывал о том, что хотел попасть в Самару на двадцать третье и был, так сказать, уже одной ногой в поезде. Впрочем, она тоже не спешила, тяготясь несчастной любовью с козлом, да и в семье были проблемы.

Весна растопит снег и лёд, ручьи как и год назад также весело побегут по земле и будущей траве. Солнце начало пригревать. Однажды вечером, что ближе к ночи, это было где-то в конце марта или начале апреля, она мне предложила пойти на улицу. Встретиться в первый раз. Договорились встретиться у её дома, чтобы не разойтись в разные стороны. В ту ночь домой вернулся очень поздно, а на утро вообще не мог встать, так как мы с ней прошли до Арбата от нынешней станции Раменки, а после вернулись обратно также преодолевая почти весь путь пешком. Лишь в какой-то момент мы сели в троллейбус, которому было по пути с нами. На Арбате мы встретились с её друзьями, с которыми попили пива в кафешке.

Времена тогда были хорошие: голодно-студенческие, потому что мой конфликт с руководством не давал мне никакого профита, кроме голодного пайка. У неё где-то также всё, только работы не было, так как она была не таким безнадёжным студентом, как я. В общем, первая встреча породила серию других, только больше мы такие эксперименты над собой не ставили. Выбирались в парк, так, по округе ещё гуляли, то на салют ходили, то в баре изредка пили пиво, или же в беседке за её домом. Развлекались как могли, но определённых границ не переходили. Вряд ли сейчас смогу осмыслить причины этого. Видимо, от меня ждали первый шаг, но я так его и не сделал.

Она в какой-то степени хотела сделать первый шаг на встречу ко мне, чтобы стать ближе, но этого также не воспринимал. Чего стоит тот случай, когда у неё завис до самого утра, ковыряясь с компьютером, и на предложение лечь спать, ответил что спокойно дойду до дома и волноваться не нужно. Лечь спать можно было только с ней, так как больше класть меня было негде. Не оценил, увы. Молодо-зелено.

Кстати, на счёт баров. Был в Раменках «Гаштет» возле ДК «Высотник», куда мы как-то зашли поздним вечером от нечего делать, чтобы попить немного пива. Это было летом. Внутри стояли игровые автоматы. За ними сидели разные мутные личности. И чем дальше, тем их становилось больше. Они странно смотрели в нашу сторону. Ситуация могла выйти из-под контроля, но мне тут звонит сосед, который в этот день сидел дома с Берталетом и пил пиво.
– Мы тут пиво пьём!
– А мы тоже. У нас тут весело так в «Гаштете». Люди интересные вокруг. – говорил я, смотря на косящихся людей.
– Ясно и понятно. Скоро будем.

Сосед понял всё правильно и приехал уже подготовленный, а широкорамному Берталету и это не нужно было. Он всегда был готов на всё, кроме голодовки. Они ввалились в «Гаштет» и сразу сели к нам, широким жестом заказав ещё пива всем за столиком. Мутные личности начали расползаться, видя большую компанию. Мы тоже выпив по одной отправились прочь из заведения. По пути умудрились даже потеряться. Я провожал Катю, сосед – Берталета. В какой-то момент с соседом мы столкнулись на Мичуринском, откуда уехали в сторону нашего магазина, взять ещё пивка на оставшийся вечер. Дома сосед снимал запястные бинты, намотанные на всякий случай. К счастью, всё обошлось.

Чем дальше в осень, тем дальше мы расходились. У неё учёба, у меня – работа. Нет-нет да писали друг другу, хотели встретиться, да всё никак, а потом это станет неактуальным.

наверх

Ульяновск

В конце июля я гостил в Зеленограде на очередной какой-то пьянке, где мне было невыносимо скучно. По чистой случайности созвонился с Ярославом, который и увёз меня к себе на дачу, где с его родителями сидели на веранде и пили чай. Там решался какой-то семейный вопрос, но гостям были рады. После чего он развёз и меня, и гостей (благо всем в одном направлении было) по домам, даже в гости ко мне зашёл, так как его интересовала радиоаппаратура, да и знаком он был с моим отцом по выставкам. Тогда же он сказал о том, что в ближайшие дни планируется поездка в Ульяновск на машине, нужен был второй водитель. Безусловно, я был двумя руками «за». Ещё бы! На машине и так далеко!

Мысль доехать до Самары ко мне пришла в тот момент, когда мы уже ходили по Саранску и забежали на местный рынок, чтобы купить что-нибудь поесть. Такой поворот сюжета мне был очень интересен, поэтому обсудив с Ярославом то, что на день-другой исчезну, чтобы доехать до Самары. Они тоже бы не против, но у нас разные дела и цели.

Самой поездке предшествовал поиск денег на неё. Здесь выручил школьный друг Лёлик, который дал мне небольшую сумму с условием: «отдашь, когда сможешь». Отец дома, несмотря на противостояние матери, тоже дал немного денег. Забегу вперёд, но денег хватило ровно до рубля на всю поездку. Домой приехал с нулём в кармане.

Выехали мы почти ночью по направлению Коломны, где переночевали, а наутро мы продолжили своё движение на юго-восток страны. Начало августа выдалось очень жарким, а чем южнее, тем душнее и жарче. В пути сделали две остановки: в Умёте, чтобы подкрепиться; в Саранске, где навестили бабушку Ярослава, там же мне удалось немного отдохнуть. Дорога заняла десять часов чистого времени. А дальше купание в Волге на берегу старого города с шампанским и знакомыми девчонками, боулинг и спать. Утром с автовокзала отправлюсь в Самару, где мы встретимся с «моей ненаглядной» на праздновании дня города. Общение длилось недолго, потом мы затерялись в толпе и разъехались по разным адресам.

Спасибо Кате из Новокуйбышевска за то, что она нашла мне ночлег, из которого привезу нового «Шрека». На следующий день мы созванивались, сказали о том, что сожалели, что разошлись в разные стороны и не нашлись, но по фигу. Я уже собирался в сторону Ульяновска, поблагодарив хозяев дома.

На автовокзал решил пойти пешком, так как погода была замечательной и очень хотелось по набережной. Автовокзал находился рядом с домом, где когда-то часто останавливался и приезжал этой зимой, но там меня точно не ждали. Прибыл на него за полчаса до отправления маршрутки.

По приезду в Ульяновск, посидели в баре в старом городе, а в новый поехали на стареньком «РАФике», который рвал по скорости и комфорту «ГАЗели», как Тузик грелку. Надо было отоспаться, так как завтра должны выехать в сторону Москвы и приехать туда.

Дорога домой была не такой долгой и утомительной, как изначально казалось. Около одиннадцати вечера доставили до въезда в на МКАДе и уехали домой в Зеленоград. Мне было проще доехать на автобусе последние четыре километра, чем тыркаться не на совсем исправной машине.

Впечатлений от поездки хватило надолго, но расслабляться было некогда, так как надо было решать насущные и важные вопросы.

наверх

В Рязани

Как уже писал, что наши поездки в Рязань начинались на майские и продолжались обычно в течение всего тёплого сезона, если не случалось чего-то непоправимого в семье. Этот год не был исключением. Мне делать всё равно было нечего, плюс ко всему были некоторые дела там, в которых нужно было присутствовать лично.

Активно начал ездить в Рязань где-то с июля на несколько дней с родителями. В отличие от прошлых раз, в эти мы частенько разделялись. Я оставался в городе у сестёр, так как с ними мне было интереснее, чем в деревне с родителями. Гуляли с ними по ночному городу. Тогда мне удалось увидеть город с нового ракурса.

Ездили и к деду в деревню, чтобы пообщаться с ним. Очень давно не были там. Вот только что там делать? Той красоты, запомнившейся мне в детстве, давно нет тут: обветшала, наклонилась, что-то было сломано или пропито. Эта деревня уже была на грани вымирания местных жителей, места которых занимали не местные и странные люди. Вид тот ещё. Достаточно жуткий.

Тот период времени запомнился своим постоянным движением, что на машине, что на другом транспорте в городе, где за двадцать пять градусов летом в тени – обычная температура.

В последний раз мы ездили туда в конце сентября, когда все дела были улажены, просто повидаться с родственниками. Ездили вдвоём с матерью, останавливались у тётки на въезде в город, чтобы потом быстрее оттуда уехать. После этой поездки сразу направился отмечать день рождение друга детства в Коньково.

наверх

Осень

Наступило затишье или же ожидание того, что нужно будет делать дальше. На учёбу мне тоже не надо, ведь я на неё забил ещё в той сессии. В принципе, для меня это совершенно ничего не решало. Ушёл и ушёл – фиг бы с ним. Надо будет только забрать документы.

Забегая вперёд, скажу, что заберу их через четыре года, когда буду поступать в другой институт.

наверх

День рождения

Внезапно мне исполнилось двадцать два. Никаких внятных перспектив в будущем у меня нет, прошлого тоже, считай, не осталось. Есть только настоящее. Тогда не осознавал и не понимал то состояние, которое сейчас мне всё больше и больше нравится. Оно так и называется – настоящее! Без иллюзий и заблуждений, только ты и всё остальное в точке здесь и сейчас.

Работы у меня тогда не было, а также были некоторые денежные долги, но мне в этот день решили помочь родители. Они решили мне подарить подарок. Конечно, мне хотелось машину, но был доволен и новому сотовому, а точнее смартфону. С этого дня у меня больше не будет новых обычных телефонов. Подкупали они меня своей начинкой, да и необходимость некоторая в этом была. Хотя и самая малая. Тогда только-только появлялись телефоны с камерами – этого тоже хотелось, так как иных способов запечатлеть картинку не было. Впрочем, камеры были такими, что на выходе была картинка с кучей шумов и нечёткой картинкой, но при желании можно было что-то разобрать.

В гости к нам ещё приехал и дядя Юра из Рязани. Мужским коллективом поехали на «Горбушку» за новым смартфоном. Рулил отцовской «девяткой», конечно же я. На обратном пути мы купили ещё бутылку красного вина и наши пути разошлись, так как пошёл отмечать свой личный новый год к соседу, а они пошли отмечать домой. Бутылка вина – много ли это? Достаточно, чтобы начать…

Разогревшись, взяли гитару и под неё исполняли различные песни. Со стороны, наверняка, это казалось каким-то нестройным хором мужских пьяных голосов, но нам было весело. Ближе к ночи пойдём и ко мне домой, где продолжим петь и играть.

наверх

Новая работа

Сидеть на бобах не очень хотелось. Это ещё сопровождалось упрёками матери, которой не нравилось, что сижу дома и ничего не делаю; вообще вырос не таким, каким бы ей хотелось. Признаться, это действительно не совсем правильно, что здоровый половозрелый мужик не может себя прокормить. По решении насущного вопроса можно было заняться и поиском работы.

Вопросы о том, что я умею, до сих пор вызывают у меня оторопь, так как с трудом могу понять то, что я умею делать. В целом, умею многое. Могу разобраться также во многом. Могу развиваться в определённом направлении. Так что же мог тогда? Умел водить автомобиль, кто-то даже говорил, что неплохо. А руками и головой? Ах, да, я же разработчик! На предыдущей работе занимался тем, что рисовал и создавал платы, на основе которых получались различные устройства. Немного умел в программирование. Знал ЕСКД и ГОСТ, игрался с контроллерами. Да, мне лучше быть разработчиком. И лучше всего вначале стать подмастерьем, но никак не самостоятельным в этом.

Летом занимался наработкой своего продукта, который немного был похож на IPMI без взаимодействия с графическим интерфейсом и у него отсутствовал Ethernet. Всё взаимодействие шло через USB-разъём внутри системного блока. Серверные решения в то время не были распространены так, как сейчас, а потребность в том, чтобы дистанционно перезагрузить компьютер, была. Но это так и останется моей наработкой, которая так никуда не пойдёт.

Ещё своей наработкой сумел спалить USB-хост в своём первом компьютере, что вывело его полностью из строя. Программатора для BIOS у меня не было, так что на этом можно было ставить крест. Остался только ноутбук.

Поэтому решил поискать счастья в этом направлении. И внезапно нашёл. Смотрю сейчас на эту ситуацию и понимаю, что два дурака нашли друг друга. Я ничего не умел, а им это несильно было надо.

В общей сложности мне удалось там проработать несколько месяцев, а получить зарплату лишь за первые два или три. Чем дальше, тем было всё хуже и хуже, но меня это волновало слабо. Официально я не был трудоустроен.

наверх

У Лёлика в гостях

Знаете, что ценное в друзьях? Нет, не помогать в трудной ситуации, а просто быть ими вне зависимости от ситуации. Таким вот и был мой школьный друг, с которым мы сдружились на волне ранней компьютеризации, когда почти в каждой семье был автоматический определитель номеров. У меня и него дома были «Русь 22», в которых, как оказалось, было напихано столько, что с этим разбирались очень и очень долго. Было это в восьмом классе, когда я только перешёл в класс «А».

Наши с ним интересы пересекались не только в телефонах, но и других аспектах нашей школьной жизни. По целеустремлённости и начитанности он мне мог дать фору. Мне, наоборот, слишком многое в жизни давалось авансом и не хотелось мне во всех этих нюансах разбираться.

После окончания школы общаться стали меньше, так как у всех разные интересы и время на них, но связь нет-нет, да поддерживали. Заговориться до полуночи с ним, а может быть и до утра – было очень просто. Время летело незаметно в его обществе. Видимо, у него был такой талант. И вспоминая, не могу сказать, что мы говорили о чём-то примитивном или заезженном. Он любил пересказывать многое из того, что читал и узнавал. Дар объяснять и убеждать в нём был. Возможно, для него бы подошла карьера преподавателя, сильного преподавателя, который мог за собой увлечь необузданный подростковый разум, но судьба распорядилась иначе.

Накануне своего визита, позвонил ему домой. Как обычно за него ответила мать и позвала к телефону. Он был рад слышать меня. Сказал, что готов вернуть долг в любой момент. Договорились на завтрашний вечер.

Вокруг уже всё было укрыто снегом. Свет фонарей отражался от белого покрова, который ещё не стал коричнево-грязным от реагентов. Дорогу к нему и сейчас я смог бы пройти с закрытыми глазами, если бы его дом существовал (снесли пять лет назад). На улице морозец, так как снег под ногами плотно хрустрел. Захожу в подъезд и по старой памяти поднимаюсь на третий этаж в центральную квартиру с номером тридцать восемь, отличающуюся всего лишь на единицу. Обычная дверь оббитая чёрным дермантином отворяется и в очередной раз вижу его улыбку на лице. Зовёт к себе, правда, ненадолго, так как у него есть ещё какие-то дела.

Мы с ним не виделись с августа месяца, когда он мне занял шестьсот рублей на поездку в Ульяновск, так как тогда я существовал на нулях, а поехать мне очень хотелось. Его комната, не видевшая ремонта, наверное, с самого его рождения ничуть не изменилась. Всё то же большое и незановешанное окно, которое не создавало ощущения дискомфорта, как у меня дома, так как до ближайшего дома было далеко, старые продавленные кресла, кушетка, на которой даже как-то мне довелось спать, но что-то в этой комнате не так. Совсем не так. Пытаюсь понять что, пока не утыкаюсь в выключенный монитор. Спрашиваю у него, чего это он без компьютера сидит, а он в ответ и говорит, что монитор-то накрылся, а на новый – жаба душит. В этот момент вспыхнул я, так как сосед отдаёт монитор, так как он у него занимает место и совсем не нужен. Изложил всё, но так как время позднее, то сказал, что завтра всё согласую и постараюсь притащить.

Надо было видеть его глаза, что счастье-то вот как близко и завтра снова можно будет сидеть и дальше тупить за компьютером. На этой радостной ноте мы с ним и разошлись, договорившись на завтра.

На следующий вечер специально приехал пораньше с работы, чтобы забрать у соседа монитор и отвезти его к Лёлику. Машину отогревал минут пятнадцать, так как больно уж трескучий мороз был в начале декабря, а потом не спеша довёз до подъезда. Позвонил ему с мобильного и сказал, чтобы он выходил за ним. Он был счастлив этому, поэтому не стал задерживать и поспешил в сторону своего дома.

Это была наша с ним последняя долгая встреча, когда нам довелось поговорить по душам. Bногда пересекались на улице, но это буквально «пара минут и пока». Поздравляли друг друга с днями рождениями, а после замолчит его телефон. Это тогда было в порядке вещей – взять и сменить номер…

Лишь летом две тысячи седьмого узнаю о том, что произойдёт под новый год в две тысячи пятом, то есть через год с небольшим после последней встречи с ним. Его больше нет…

наверх

Приезд Вредного

Прекрасно помню, как в конце мая мы собирались у Люси по поводу приезда к нам гостя из Питера – Вредного. Тогда мы откровенно хулиганили, не осознавая того. Даже бутылки с балкона аккуратно запускали на землю. Этаж был тринадцатым. Это сейчас за это немного стыдно, а тогда было весело. Люся с подружками были под стать и под гитару исполняли матерные частушки. Весело и пьяно! Назад ехал на такси в ночи. Ещё долго будем вспоминать тёплое пиво «Левинбрау», которым меня спаивали и от которого мне было не хорошо.

***

Разбирая старые фотографии с моего первого смартфона, обнаружил, что мы ещё раз собирались у Люси с Вредным в декабре. И если бы не эти фотографии, то об этой встрече даже не вспомнил. Несмотря на употребление напитков, атмосфера была совсем другой. Не такой резкой и разгульной, более искренней и творческой, всё под ту же гитару, которую было сложно настроить, исполнялись не матерные частушки, а серьёзные вещи, типа, романсов. Так на меня повлияла поездка на Грушинский в две тысячи третьем году. После неё начал осмысленно искать тех исполнителей, что там были и кого слышал.

Домой всё также уехал на такси, так как было в декабре очень холодно. Совсем не так, как это сейчас за окном, когда в середине декабря чуть ли не до плюс десяти.

***

Год был богат на встречи и путешествия, но меня тогда слабо занимало это, так как душой был в Самаре, но это не надолго.

наверх

Блог

Одиннадцатого декабря я написал первую запись в своём блоге, который только-только сам придумал и реализовал на PHP. Состоял он из отдельных файлов, а сортировка выполнялась по средствам определения даты файлов. Через какое-то время это всё поломается, поэтому мне пришлось перейти на MySQL. Да и поиск в таком формате был сложен для меня. Когда записей в блоге десять – это одно, когда больше трёх с половиной тысяч – другое.

Причина создания блога была простой, так как формат страниц меня не устраивал из-за того, что их становилось в карте сайта всё больше, но сами записи были по объёму очень небольшими, то есть получался информационный мусор, который и выкинуть жалко, но и реализация в такой парадигме была ущербной.

Первые годы его существования вёл его нерегулярно, но этих крох хватило для того, чтобы восстанавливать последовательность в своей жизни. Заметки стали регулярными после перехода на WordPress, так как работать с ними стало легче и проще. Особенно это касалось медиафайлов.

В этом году дневнику исполнилось пятнадцать лет. Он содержит в себе около трёх с половиной тысяч записей.

наверх

Новогодний корпоративчик

Утро двадцать второго декабря начиналось как-то странно. За окном было очень морозно, но в комнате на редкость было тепло, да так, что с постели вставать не хотелось совсем. За полупрозрачными шторами светилась двенадцатиэтажка, что говорило о ясной погоде. Пора вставать, завтракать и отправляться на работу, но я отчётливо ещё помнил сон, который мне хотелось сохранить подольше.

Во сне ко мне являлась Катя из Самары и что-то мне говорила. Для меня это было каким-то знаком. С эзотерикой тогда знаком не был, но в подобные вещи хотелось верить. Что-то дёрнуло меня и я написал ей СМС о том, что снилась она. Быстро в ответ поступил звонок, что было крайне странно и более странным было то, что из трубки говорил мужской голос, который долго пытался понять, кто я такой. Послал его в известном направлении и забыл. С Катей поговорим в ICQ через полгода, но это общение уже было просто ни о чём.

Дорога на работу. Работа. Добился какого-то результата. Поехал домой вместе со всеми. Ничего такого в этом дне не было. Вечером дома ещё что-то делал, когда ко мне в комнату вошла мать и сказала, что отец где-то сидит в баре с коллегами и по голосу он сам дойти вряд ли сможет. Попросила меня сходить за ним.

В баре, а точнее помещении, переоборудованном под бар, возле метро, сидело три человека. Один из них был моим отцом. Двое других – мои бывшие коллеги. Меня сразу попросили к столу. Несмотря на то, что это была середина недели, но работать уже просто никому не хотелось. Возражать не стал и взял себе пива.

А вот дальше пойдут какие-то чудеса. У отца пропал бумажник. На деле он его на работе забыл, как это будет ясно потом. Вежливо подошёл и спросил у персонала о кошельке. Может расплачивался. Человек уже хороший. Выронил его. Подходит отец и начинает толкать тарелки вперёд так, чтобы с них летела закуска. Градус сразу накалился, но, к счастью, достаточно быстро все всё поняли и разошлись в разные стороны, так как никто никаких претензий друг к другу не имел. С отцом мы направились домой.

На утро он встал как ни в чём ни бывало и отправился на работу. Когда рассказал ему о том, что было вчера, то он очень удивлялся произошедшему и совершенно не помнил, что было вчера.

наверх

Октябрьское поле – Сокол

Почему-то запомнились предновогодние Октябрьское Поле и Сокол, несмотря на то, что с ними меня ничего толком не связывает. Как-то исторически отпечатались в моём мозгу. Будто здесь было что-то интересное, кроме холода и зимы?

Сейчас часто проезжаю в этом месте. Оно целиком перестроено. Нет светофора, на котором можно было потерять час-другой времени. Не вооружённым взглядом видно, как меняется ландшафт района, особенно если смотреть в сторону Сокола. Всюду новомодные монолитные и высокие дома с претензией на архитектуру, а рядом, но чуть в стороне – посёлок художников – одно из немногочисленных мест, где сохранилась одноэтажная застройка и старые бревенчатые дома. Обо всём этом хочется написать отдельно, но всё как-то не получается.

Под новый год мало чему удивляешься, даже случайным встречам, которые могли не произойти вообще. Так было и в этот раз.

Дело было в канун нового года. Вечером списался со своей давней знакомой и мы решили сходить вместе куда-нибудь в кафе. Посидеть и пообщаться воочию, а не через интернет. Договорись встретиться как раз на Октябрьском поле на стороне, которая ведёт к Соколу. И ей удобно, она рядышком живёт, да и мне после работы вполне удобно подойти туда (ходил до работы пешком). Вечер выдался колючим, снежным, промозглым из-за ветра и стужи.

После мы стояли на остановке в ожидании троллейбуса до Сокола. Он приехал через минут пять, но за это время мы успели подмёрзнуть и покрыться снегом. Троллейбус возле нас пролетел метров на пять вперёд юзом и остановился. А дальше через путепровод поехал в сторону Песчаной площади, выгрузив нас у тёмного входа в арку, ведущую к метро.

Я доверился выбору моей спутницы в месте, где можно посидеть. Предложила доехать до Войковской, там есть неплохое кафе. Мне было без разницы, так как хотелось побыстрее скрыться от этой непогоды.

Очень не спеша пили кофе, разговаривая о делах насущных, на часах время уже приближалось к десяти. Пора и честь знать, выдвигаться в сторону дома. В метро уже было много весёлых людей, возвращающихся после корпоративов домой.

Встречей оба были очень довольны и собирались посидеть ещё, но не сложилось это сделать в обозримом будущем, а потом вообще пропадём с радаров ICQ.

наверх

Дорогая игрушка

Первые достаточно большие деньги у меня в руках и карманах, прожигали и перед Новым годом хотелось потратить на что-нибудь полезно-бесполезное. Их впритык хватало на Icom IC-718, который нравился, но единственный минус останавливал меня – отсутствие внутри FM. Как же на Си-Би работать без него? Стоил он тогда в районе семисот пятидесяти долларов.

Мучительные потуги из разряда: «быть или не быть» – занимали моё свободное время. С одной стороны, давно пора купить свой собственный КВ-трансивер, а с другой – вряд ли это что-то изменит, так как антенн на крыше нет, а без них делать на КВ нечего.

Так маялся до тридцатого декабря, когда можно было купить его и решил, что на сейчас эта покупка мне как собаке пятая нога, поэтому никакого смысла в ней нет. Выдохнул с облегчением, подготовившись к новогодней ночи.

***

Надо отдать должное, очень хорошо, что я не взял его, так как эти деньги потом, в следующем году, сыграют свою решающую роль. А свой первый КВ-трансивер я куплю у соседа в октябре две тысячи седьмого. Без антенн на крыше он мало что мог принять. Одним словом, в канун две тысячи пятого покупка была бы просто бесполезной, в том числе и в ближайшие годы.

В этот магазин приеду только в две тысячи восемнадцатом, да и то не для себя, но с большим удовольствием прогулялся по альмаматер. А через год куплю себе Icom IC-7410.

наверх

Таким вот был «депрессивный» две тысячи четвёртый. Перечитывая написанное и производя правки в тексте, который писался в разное время на протяжении двух лет, прихожу к мнению, что ошибаюсь в оценках о прожитом годе. Депрессивным его назвать не поворачивается язык. Мне так представлялось или же хотелось, но это были лишь иллюзии. Им я был рад, а вот реальности мозг сопротивлялся.

Две тысячи четвёртый был замечательным годом, который мне дал впечатлений больше, чем два предыдущих года вместе взятых. Подарил много интересных и долгосрочных знакомств. С некоторыми людьми до сих пор поддерживаем связь.

К очередному новому году подошёл подготовленным: не было никаких долгов; уже была хоть какая-то работа, позволявшая обеспечивать себя и свои желания – то есть, был уже совсем другой человек, нежели чем в начале года.

Случится ли чудо? Конечно!

***

О следующем две тысячи пятом годе писать уже точно не буду, так как, во-первых, год неплохо был освещён на страницах сайта и в записях блога. Во-вторых, там вмешиваются множество личных переживаний, которые выкладывать не хочу. На страницах блога, конечно, будут отсылки к тому году, но не более того.

Опубликовано 30 декабря 2019

Добавить комментарий