Десять лет. КРМТ

Десять лет спустя

Если честно, то я даже позабыл о такой дате большой дате. Десять лет назад я закончил такое замечательное образовательное учреждение, как КРМТ. У меня и сейчас такое ощущение, что это было не десять лет назад, а лет пять назад, от силы, так как краски и ощущения от учёбы сохранились до сих пор в неизменном виде. Тогда мы были по-юношески амбициозны, жизнь нас ещё сильно не ломала, не заставила измениться внешне. Десять лет назад, мы переступили в последний раз порог техникума, как его учащиеся, чтобы выйти из него уже выпускниками.

Даже выпускной получился каким-то добрым, так как все понимали, что мы таким составом вместе собрались в последний раз. За десять лет собирались группой всего дважды, да и то далеко не полным составом. Собраться полным составом — теми девятнадцатью выпускниками — уже не получится. К сожалению, одного уже нет с нами. Но не будем о грустном. Лучше вспомним о самой учёбе.

Наверх

До поступления в техникум

Решение о том, что нужно идти сюда после школы было принято ещё в ноябре, когда я учился в девятом классе школы. Мы как-то с отцом ездили в «Чип и Дип», который находился на Молодогвардейской улице и чтобы не ждать лишние автобусы решили пройтись пешком до Можайского шоссе. Путь пролегал через Рабочий посёлок, техникум на Гвардейской. Он мне его показал, и сказал, что лучше иди сюда. Более того, что предрасположенность к радиотехнике у тебя есть. Я уже тогда пытался работать на Си-Би диапазоне и был знаком с приёмо-передающей техникой не понаслышке.

На дни открытых дверей я не ездил. Да и не знал я тогда о том, что здесь такие проводятся. Чтобы узнать об этом, нужно было преодолеть большой квест. Даже приезд в здание техникума не гарантировало того, что ты что-то узнаешь, а интернет тогда был только у единиц пользователей, но это всё равно бы ничем не помогло, так как сайта у техникума не было, он появится только в 2007 году, да и не так были развиты информационные технологии, чтобы искать нужную информацию в сети.

Приехал, чтобы узнать какие документы нужны, уже в разгар вступительных экзаменов в техникуме. Соответственно, требовалась медицинская справка по 86 форме, аттестат о неполном среднем образовании и сдача двух экзаменов: русского (диктант) и математики. В приёмной комиссии мне выдали книжки, по которым надо готовиться к экзаменам. И это были одни из немногих экзаменов, к которым я готовился всерьёз, так как поступить в техникум и изменить свою жизнь всё-таки хотелось, отсюда и мотивация к поступлению.

Тогда стоило надеяться только на самого себя, так как доступных мобильных ещё не было, а другие средства связи ещё не были сильно отлажены. Это сейчас можно зайти в википедию, чтобы посмотреть интересующий материал, а тогда… тогда и википедии не было, не то, что мобильного интернета.

Вступительные испытания я сдал удовлетворительно, что дало возможность увидеть себя в списках поступивших в техникум. Конечно, я мог продолжить обучение в школе, так как на консилиуме преподавателей при приёме в десятый-одиннадцатый класс обо мне говорили, как о не самом слабом ученике, соответственно, с радостью бы распахнули двери в математический класс.

Двадцать пятого августа мне позвонила учительница математики из школы, Капиталина Дмитриевна Елисеева, и спросила, ждать ли меня в школе первого сентября, на что я ей ответил, что поступил и документы я уже не принесу обратно. Она мне пожелала хорошей учёбы. На этом отношения со школой были разорваны.

Наверх

Учёба в техникуме. Первый курс

Учёба началась как обычно с праздничной линейки первого сентября. Утро было пасмурным и очень влажным. Мы сбивались в стайки, так как никто не знал ещё друг друга, возле табличек с названиями групп. Я попал в последнюю третью группу — РА-13-98. Состояние несколько стрессовое, хотя я тогда не понимал, что такое стресс, ну да ладно.

Нашим наставником стал Коваленко Олег Трофимович (КОТ). Один из сильных преподавателей техникума. В стенах техникума про него ходили байки, и его многие студенты недолюбливали из-за его придирок на парах и лабораторных работах. Однако, я могу ему сказать большое человеческое спасибо только за то, что он вытащил всех нас балбесов на госэкзамен и дал путёвку в жизнь. Быть может он немного и был резок и по-армейски груб, но он всем сердцем болел за нас, и чем дольше мы учились, тем сильнее.

По мере вживания и общения в коллективе становилось понятно, кто есть кто. Из тридцати четырёх человек на первом курсе, ко второму курсу осталось не более двадцати пяти. Два человека, с которыми я ездил домой, отсеются, кто по зиме, кто ближе к лету.

В первые недели в техникуме мы узнали и открыли для себя много нового. Чего стоили «допуски» на занятия. Если ты опоздал на первую пару — в учебную часть за допуском. Прогулял занятия — в учебную часть. Это потом мы научились хитрить и ловчили, но по-началу нам «зелёным» это было крайне не по душе.

Я варился в собственном соку с самого начала, почти не примыкая ни к одной из групп, это чуть позже очертится узкий круг общения: Шурик, Жека, Димон и Лёха — той компанией, которой мы обычно справляли какие-либо праздники.

Если сейчас пытаться вспомнить первый курс, то это сплошные лабораторные работы, которые ничего, по своей сути, не дали, мокрая и снежная зима и полчаса до дома без пробок.

Первые лабораторные по физике я сшил вместе, как требовалось преподавателем, и сдал на проверку. Допущенным к сдаче экзамена по физике за первый семестр оказался один я. У остальных были какие-то помарки в работах, а мне чудесным образом пронесло. Зато экзамен я сдал не с первого раза, так что с остальными оказались квиты.

В начале думали, что я некоторое подобие ботаника, но гормональный сдвиг, набирающий обороты в юношеском возрасте, заявил о себе, и из прилежного учащегося, я стал этаким оппозиционером, что иногда становилось причиной пререканий с преподавателями.

Ещё интересно у нас преподавался иностранный язык. Мы с Димоном учили французский, из всех лекций — была только одна. Преподаватель на лекции поинтересовался у нас, мы точно хотим изучать французский язык, или вообще не хотим? Мы ему заявили, что не хотим. Больше мы его не видели, и с нас ничего не спрашивали.

Физкультура на первом курсе мною была сдана почти вся на отлично. Нормы ГТО я тогда выполнял почти на пять. А вот с бассейном не ладилось, так как не умел я плавать, а учить там никто не хотел, поэтому в скором времени я на него задвинул. Тем более, что ездить туда надо было на автобусе в подмосковное Заречье. В начале я отбивался справками о том, что болел или освобождён от физкультуры. Далее же после небольшого конфуза с преподавателем и учебной частью, приходил к преподавателю всего один раз, чтобы отдать «дань» в виде двух бутылок либо водки, либо настойки на коньяке.

Летнюю сессию сдали достаточно легко. На следующий курс у меня из долгов ничего не осталось.

Наверх

Второй курс

Учебный год начался также, разве что ушли непрофильные предметы, которые были заменены электротехникой, которую вёл КОТ; радиотехникой, куда я попал лаборантом, так как на тот момент уже стал радиолюбителем третьей категории, и всюду ездил с портативной радиостанцией «Гранит».

Появился и ненавистный мне предмет «Сопромат», который я с большим трудом сдал, путём посещения дополнительных занятий, а всё почему? Да по тому, что невзлюбил я преподавателя и иногда пропускал пары, а снежный ком нарастал.

Наши ряды, как я написал выше, заметно поредели. Но нам добавили тех, кто закончил одиннадцать классов, человек пять. Аудитории, по-началу казавшиеся маленькими, стали преспокойно вмещать всю нашу ораву, ещё зелёных учащихся.

После зимней сессии нас отправили на МРТЗ на практику. Ездить надо было к восьми утра, так как именно в это время начиналась смена на заводе. На заводе была строгая пропускная система. Как вспомню, как мы оформлялись туда — вздрогнешь. А потом эта кнопочная панель на своей проходной, чтобы выпал твой пропуск. На территории пропуск всегда должен быть с собой. Выходишь — сдаёшь на вахте.

До нашего цеха пешком было крайне далеко, мы очень жалели, что нас пускали через главную проходную, а не через боковую проходную (возле КИМа), где до цеха было рукой подать.

Что мы там делали в цеху? Ничего. Нас, по-моему, было четверо: Никита, Виталик, Жека и я. Мы с самого утра начинали резаться в карты или читать газеты в уголке. Однажды зашёл мастер цеха с утра и видит, что мы играем в карты. Он негодовал, но потом понял, что мы не работники, а практиканты — плюнул на нас. Через некоторое время нас командировали в другой цех, где мы занимались общественно полезным делом: очищали от облоя какие-то пластмассовые панельки, за что в конце практики получили по заслугам в рублёвом эквиваленте. Символические, конечно, деньги, но всё равно приятно.

Кстати, в другом цеху я видел кучу видеомагнитофонов и телевизоров. Там был нелегальный цех по копированию видеоновинок. Когда нас увидели, дверь быстро захлопнули и на замок.

МРТЗ тогда поражал тем, что был бескрайним и большим, если передвигаться пешком по нему, а по-другому никак. Автобусы внутри не ходили. Сейчас его территории постепенно отъедаются, а сам МРТЗ скорее всего покинет территорию Москвы, если конечно сам по себе останется.

Летняя сессия тоже без особых проблем была сдана. Начавшаяся информатика была сдана на отлично, и сказали, что я могу пока даже и не приходить. Тогда мы уже активно общались с Димоном на компьютерную тематику, и летом ездили ему за первым его компьютером. Чуть позже подтянется и Лёха, ну, и соответственно, я. Жека же давно был с компьютером и частенько лазил в интернете.

Наверх

Третий курс

Наши ряды сильнее редеют, осталось не более двадцати трёх человек, включая новеньких. Добавились предметы по метрологии и гуманитарные предметы, такие как микроэкономика. Для меня гуманитарные науки оказались вполне себе по зубам. Разве что не нравилась метрология и черчение. Я понимал всё и мог измерить, но вот чертить своими руками… Руки у меня под это дело не заточены.

В ноябре, кстати, уже вполне снежном, нас отправили на практику на ВИЛС. Мы сначала хотели на МРТЗ, но было сказано, на ВИЛС и точка. Три недели тогда пролетели, как одна. За всё время практики мы приезжали к восьми и уезжали в десять, и то в первую неделю, после сказали: можете не приезжать вообще, мы сами всё сделаем. Думаю, что всем это было на руку. Каждый мог заняться тем, к чему у него лежала душа. У меня, к примеру, это был первый компьютер, на котором я набивал руку.

Что до всяких экономик, то с ней был связан курьёзный случай, которых в моей жизни так много, что можно смело заявить, что это вовсе не курьёзы, а просто мне везёт по жизни. На экзамен по экономике я приехал отчасти готовым и мне надо было ещё защитить две практические работы. Преподаватель предупредила сразу: каждая несданная работа — плюс один вопрос. Два вопроса плюс два — четыре. Что же, будем сдавать. При этом я был резко ограничен во времени, так как спешил на свидание на станцию «Рабочий посёлок».

Воспользовавшись тем, что преподаватель вышла из кабинета, я освежил в памяти материал и закрыл тетрадь с конспектом. Пошёл отвечать первым из всех, кто вошёл, что для меня несвойственно. Ответил на первый вопрос, ответил на второй. Преподаватель посмотрела на то, что у меня нет двух работ, задала ещё пару вопросов, на которые я постарался ответить, хоть и своими словами. Думаю, всё, сейчас отправит гулять до пересдачи. Нет. Берёт зачётку, спрашивает, чего же я так, и ставит отлично. Я даже прифигел!

С остальными предметами всё было не так гладко. Плюс ко всему у меня появился интернет, а так как он был бесплатным лишь по ночам, это не могло не отразиться на моей успеваемости. Она начала стремительно падать, а я начал стремительно забивать на всё.

Летняя сессия была была завалена практически целиком и полностью, но я не унывал. Точнее сказать, мне было всё равно. К началу четвёртого курса я имел много долгов.

Начиная с третьего курса были преподаватели, которые говорили следующее:
— Орлы, мне на дачу, кому три — подходи.

Аудитория моментально редела. Кому охота было сдавать? Кто не на красный диплом шёл и кому было по фигу на оценки — уходили сразу. В их числе и я. Да и к тому же мне тогда было не совсем до учёбы, так как я серьёзно болел интернетом и различными встречами, проходившими то в Зеленограде, то вообще меня занесёт в Брянск. Какая тут учёба, когда такой поток новых и захватывающих приключений.

Наверх

Четвёртый курс

Вы удивитесь, когда узнаете, что по микроэлектронике у меня, компьютерщика и будущего программиста микроконтроллеров, были задолженности и достаточно бородатые. Преподаватель был себе на уме и жил в своём государстве, где всё было по его устоям, на этом мы никак не могли сойтись. Сдать практические лабораторные работы и экзамен я смог только на пересдаче. Мурыжил он меня знатно на лабах, но пришло время тянуть билет. Я зачитал вопросы, написанные на нём. И мы долго смеялись с преподавателем. Он прекрасно понимал, что я знаю это лучше его, поэтому прямо спросил, ещё до моего ответа на билет: «что тебе ставить? Четыре или пять?»

Кстати, если ещё раз упомянуть про интернет и той зависимости, что он у меня вызвал, то это мне сыграло немного на руку, когда я перед пятидесяти пятилетием техникума создал неофициальный сайт на народ.ру. Лично я не видел, так как задвигал на учёбу, что реклама сайта висела прямо на расписании, но мне рассказали. Провисела она не один день. Звёздный час! Цифры посетителей на счётчике резко подскочили!

Чем было ближе к концу семестра, тем больше людей было на парах. Нас к четвёртому курсу осталось девятнадцать человек, а на пары ходило от силы половина, и когда пришли все, преподаватель был удивлён.

— Кого нет? — окинув взором кабинет. — Да у нас сегодня аншлаг!

Подходя к последней сессии у меня был полный швах по всем направлениям. Именно тогда Коваленко Олег Трофимович и вмешался. Надо сказать, вмешался очень вовремя. Дома со мной провели воспитательную беседу и всё пришлось сдать. Пришлось почти две недели работать почти без сна, чтобы наверстать упущенное. Какое облегчение я испытал после того, как всё было сдано — вы себе не представляете. Я позволил себе немножко отдохнуть.

Кстати, именно на четвёртом курсе я активно работал лаборантом у Валерия Константиновича Герасимова, которому все мы — Жека и двое Шуриков — переделали все методички по его предметам. У нас ещё был большой плюс — принтер в здании техникума. Если требовалось что-то напечатать — без проблем. За работу лаборантами тогда Герасимов выбил для нас премию, которая хоть и была символичной, но всё-таки грела душу, что наши труды оценили.

К концу обучения мы все так дружно притёрлись к друг другу, мы стали единым целым. Наша группу называли чуть ли не самой сплочённой на потоке, так как мы слаженно работали и поддерживали тех, кто отставал.

Наверх

Практика и экзамены

На производственную практику, начавшуюся в апреле, я ушёл к отцу, где меня приняли на должность тестировщика. Самое главное, что в отличие от других моих сокурсников, я работал почти по профилю. А через полгода я начал работать по профилю, но для этого пришлось забыть всё, чему нас учили раньше. Я начал учиться разрабатывать различные радиоустройства и прочую телеметрию.

У нас в группе есть люди, которые в руках никогда не держали паяльник, и этом им никогда не потребуется, так как главное не это, а наличие корочки. Тогда в нашей стране всё было так, хотя, думается мне, что и сейчас мало, что изменилось в этом плане.

Несколько человек из моей группы и параллельных работали у меня в компании. Правда, я не знаю, существовала ли компания на тот момент или нет, но печати я проставлял в дневники только в путь. За что мне сказали большое спасибо. Естественно, никто проверять это не стал. Да и никому это было не нужно. Нужно лишь было соблюсти формальность.

За две или три недели до госов нас собрали, чтобы зачитать нам ответы на все вопросы для подготовки, а так как техникум проходил аттестацию, то для нас устроили контрольный срез знаний. Что это такое? Это тест, который надо было пройти. Безусловно, тест и ответы нам выдали сразу же. Каково было негодование преподавателя, которая вошла в кабинет и увидела, что мы не просто «в тихую» списывали, а открыто и никого не боясь передирали ответы. «А если бы комиссия зашла? Вы подставить нас хотите» — мы её выслушали и продолжили.

К госэкзаменам я подходил уже с головой, которую мне ставили ещё зимой. Но это мне не помешало съездить на первую встречу с девушкой в Самару. У нас как раз шла компьютерная практика, от которой меня освободили, также и на работе меня отпустили немножко отдохнуть. Из этой встречи, ничего хорошего не вышло, но я теперь знаю, что такое Грушинский фестиваль, на который мы ездим каждый год

Госэкзамены сдавали приблизительно также, немного подсматривая в конспекты, но комиссии побаивались, преподаватели тоже побаивались комиссии, поэтому её не позвали к нам в аудиторию, а всячески развлекали в других кабинетах. На высокие оценки на госах я, безусловно, не тянул, но и уж сильно валить никто не стал, разве что Григорьев (радиотехника) задавал разные каверзные вопросы.

Сдались все, что в группе, что на потоке, чего не будет уже на следующий год и далее. Халява завершилась.

Наверх

Выпускной

На выпускной собирали по пятьсот рублей с носа, но не все тогда сдали. Так как выпускной начинался сразу после вручения дипломов в актовом зале, то в аудиторию позвали всех: кто сдал и кто не сдал. Женька тогда правильно сказал:

— Да и хрен с вами! Такой момент! Мы должны быть все вместе!

Посидели, попили, поговорили с преподавателями в неформальной обстановке. Они теперь для нас не преподаватели, а бывшие наставники, которые лепили из нас людей на протяжении четырёх лет. И надо отметить, что у них это получилось. Впрочем, самого себя я в этот список не впишу, хоть техникум многое и дал мне, но на дальнейшую жизнь повлияло это слабо.

Долго просидеть на выпускном я не смог. Пить мне не хотелось и было скучно. Распрощавшись со всеми, я отправился на работу. Для меня всё закончилось, но надо было думать, что делать дальше, чтобы не загреметь в ряды нашей армии. Терять два года мне особо не хотелось.

Потом я слышал истории о том, как кто-то проснулся на чердаке, а кто-то потерял диплом, но бдительные граждане принесли диплом на вахту, так что геморроя с восстановлением документов никто не поимел.

Наверх

После КРМТ

Первый раз большей половиной группы мы соберёмся лишь в ноябре две тысячи шестого, сразу после шестидесятилетия техникума, то есть через четыре года после окончания. Получилось всё спонтанно. Организовались очень быстро, буквально за один день. Собрались на Комсомольской и пошли в «Бюргер» недалеко от вокзала, где очень неплохо посидели.

Второй раз собрались в сентябре две тысячи десятого. К сожалению, тогда очень много людей не смогло прийти, но почти половина группы приехала, другая же часть группы весьма сожалела, что ну никак не получается вырваться вечером к нам. И это, несмотря на то, что оповещали всех за месяц до встречи. Видимо, в очередной раз надо делать также спонтанно.

Наверх

***

Если честно, то я абсолютно не жалею о тех четырёх годах своей жизни, отданных техникуму, скорее даже рад, что не пошёл в десятый и одиннадцатые классы, так как техникум вместе с новыми для меня людьми дал мне больше полезных знаний, чем могла быть дать школа, после которой я бы отправился в институт. Конечно, тогда бы моя жизнь сложилась несколько иначе, но не факт, что это было лучше.

Наверх

Опубликовано 25 июня 2012

Десять лет. КРМТ: 6 комментариев

  1. Привет от РА-ХХ97, что-то вспомнился КРМТ и интернет вывел на твою страничку. Сколько всплыло фамилий, историй… КОТ, “Герыч”, “Гриша”, “Илюша”. С женскими преподавателями туго, только “СОС” вспомнилась и Щавелева(застал? ее “ушли”, только не помню в какой момент), совершенно не помню фамилию “классной” , она ЭРИ вела… Вроде еще Скворцова была, ей почти вся группа за зачеты или оценки подписи подделывала для каких-то выборов. …Практика на МРТЗ по сборке Ч/Б телевизоров “Юность” (по 150-200 шт в день – куда столько?), так же сблизились с Герасимовым, ездили в его общество слепых чинить фигню фсякую, на четвертом курсе на практику к нему в каморку пошли восстанавливать кучу попорченной вандалами аппаратуры (когда пошла мода на сдачу радиоэлементов кто-то повыкусывал) …”Споем!?” КОТа, было? Так же 2 гжелки за курс физры, только наоборот бассейн любили, а на все остальное забивали. …”Рябинка”
    Офигеть, почти 20 лет прошло… krugs(at)list.ru

  2. На МРТЗ нам ЧБ телевизоров уже не досталось. :))) Разница в год, значит про выкушенные элементы, если не писал, то точно знаю. Хай был большой в стенах учебного заведения.
    ЗЫ: пока у всех был бассейн, мы с дружище на 95-ом квартале ставили яги на 10 метров… конец ноября -10. Мачта 10 метров…

  3. Хотя разница в год, а мы может и одновременно вступительные сдавали) мы после 11го класса в 98г сразу на 2й курс попали в РА22-97. Кстати, у вас в группе Макс Иванов не учился? тоже после 11го попал вроде на ваш поток… А на МРТЗ, где мы телеки собирали, чуть ли не какое-то ООО цеха снимало.
    ЗЫ, не работает на сайте обратная связь, да и с регистрацией какая-то хрень, письмо с первичной регистрацией не приходит, но если запросить восстановление пароля- ОК.

  4. Вполне возможно, да. Иванова у нас не было в группе. Врать не буду, но вроде в 12 группе был.

    Спасибо за то, что указали на косяки на сайте. Посмотрю в чём дело. До недавнего работало. Вообще обратная связь – забавная штука. Мне туда иногда такие люди пишут, о которых уже и забыл. :)

  5. Забавно пообщатся с кем-то из тех времен. Спасибо за приятные воспоминания. Сижу и ностальгирую) Я вот только с одним из группы общаюсь до сих пор – работаем вместе. Группой после выпуска ни разу не собирались, хотя вроде более-менее сплоченая была, когда кто-нибудь день рождения праздновал -только пара тормозов на лекциях оставалось) Сорри, что чат тут устроил, можно потереть все выше)

  6. Да ладно. Пусть будет. Ничего страшного. :) Мы пару раз собирались. Вся группа, конечно, не собиралась, да и на тот момент, к сожалению, мы уже понесли невосполнимые потери.
    Жалею, что фотографий очень и очень мало. Дома где-то диск лежит с фотками из техникума, но там в основном только наша группа: сканы различные.
    Сам с выпускного ушёл на работу, так как было мне скучно через пару часов, а пить мне было лень. :)
    ЗЫ: по горячим следам поправил форму обратной связи. Спасибо за подсказку.

Добавить комментарий