Платформа 2023

В блоге уже писал о том, что хотел бы поехать на Грушинский фестиваль, так как двадцать и десять лет назад был на фестивале, и хотелось бы повторить, то путешествие, чтобы окунуться в волны памяти  В ностальгии есть что-то приятное, чарующее, притягивающее к себе. Этой мыслью в большей степени грезил в прошлом году, но чем ближе ко времени проведения, тем больше было понимания того, что этого самого желания – желания поехать – нет. В этом году уже в мае понимал, что эту поездку придётся задвинуть, а в июне уже и не вспоминал о ней.

Конечно, дата с первого посещения вызывает у меня некоторый трепет, но это всё-таки символизм, который вряд ли захочу повторять. Поехал бы я на поезде в Самару, чтобы потом на электричке доехать до платформы “135 км”? Очевидно, что нет. Мне уже не двадцать лет, да и нет друзей, разделяющих такой порыв и составивших бы компанию в таком путешествии. Поездка ради того, чтобы после написать страничку о том, что был здесь двадцать лет назад, и вот сейчас снова здесь – имеет ли это смысл?

Читаю отзывы и смотрю видео о Грушинском фестивале, наблюдаю метаморфозы, происходящие с ним. Всё чаще ловлю себя на ощущении, что фестиваль идёт по пути рок-фестиваля “Нашествия” (правда, его переносят уже четвёртый раз подряд): разные зоны (сектора) для посещения (пока ещё нет, но уже просматривается); за всё и всюду надо платить. Не удивлюсь, что в ближайшем будущем начнут продавать билеты на фестиваль, а также на установку палатки. Въезд на территорию и так платный с две тысячи четырнадцатого года. В этом году есть сообщения об осмотрах, а также положение о пропускной системе (на автомобиле) на наличие алкоголя (любого), то есть даже лёгкое пиво – под запретом под запретом, кроме купленного здесь. Это точно мне что-то напоминает…

За другими мероприятиями особо не слежу, но ограничения, связанные с коронавирусом и другими, сделало число фестивалей или площадок по России меньше, и на Грушинский фестиваль поток посетителей увеличился. Прекрасно помню, что в две тысячи третьем году было людей столько, что везде было тесно, а через десять лет – очень просторно. В две тысячи пятнадцатом стало тесновато. К лагерям, в прямом смысле, подтыкались вплотную. В последние годы, наверное, число людей близко к тем цифрам, что видел в первый раз, то есть под сто двадцать тысяч человек. Это очень много!

Чем больше людей, тем больше “левых” людей, кочующих с других мероприятий. Им до авторской песни и музыки, скажем прямо, фиолетово. Ими движет возможность всяческого тусовочного движа со всеми его составляющими. Безусловно, среди этих людей в основном молодые, а когда пьяные, то ещё и долбанутые на всю голову. Хотя особых инцидентов, кроме локальных, мной на замечено не было.

Так и отвечая самому себе на заданный вопрос о поездке, ради того, чтобы о ней написать. Даже в двадцать лет, когда мне было любое море по колено, поехал только из-за того, что собралась команда единомышленников. А сейчас есть только один вариант – ехать одному. Оно мне надо? Нет! Именно так размышлял перед поездкой.

Но раз страничка появилась, то это явно неспроста. Поездка всё-таки состоялась, но не в Самарскую область и не на Грушинский, и поехал не туда не один…

наверх

Фестиваль “Платформа”

В две тысячи тринадцатом году мы с соседом поехали на Грушинский фестиваль, но попали на фестиваль “Платформа“, проводившийся на Мастрюковских озёрах, а сам Грушинский проводился неподалёку, на Фёдоровских лугах, но мы скорее ехали на локацию, нежели чем на сам фестиваль. К тому же все именитые исполнители и барды были здесь.

Особой разницы между фестивалями две тысячи третьего и две тысячи тринадцатого годов не заметил, кроме меньшего количества людей. Для меня было очевидным, что бардовская песня развивается исходя из трендов в жизни и петь сто лет к ряду о “Милая моя, солнышко лесное…” – не будут. Здесь были и исполнители, которых неплохо знал по их песням по радио. Это тоже не удивляло, так как даже Юрий Шевчук приезжал сюда в один из годов.

Мы с соседом продолжили ездить по инерции ещё два года на Грушинский, но после покупки мной участка в Подмосковье, было решено, что свой фестиваль мы вполне можем устроить здесь. Даже палатку можем поставить, если захотим, но такого желания за всё время не возникло.

В две тысячи четырнадцатом фестивали решили слить в единый и проводить там же, куда мы ездили. По-моему, было неплохо, но после фестиваля узнал о том, что у организаторов есть взаимные претензии к формату. Так появились персоны нон-грата на фестивале и к следующему году “Платформу” выдавят с Мастрюковских озёр с частью именитых бардов и исполнителей. С того момента стало понятно, что

Фестиваль “Платформа” скитался по различным площадкам по Подмосковью. Иногда его отменяли. Не сказать, что пристально следил за новостями, но периодически попадалась эта информация перед глазами. После отмены ковидных ограничений фестиваль проводится на территории творческой усадьбы Гуслица, что недалеко от Егорьевска.

Сравнивая видео от пользователь с Грушинского и Платформы, ловил себя на том, что последнее мне значительно ближе. Не “академическая” авторская песня чисто под гитару, а вкрапления “электричества” и других инструментов, джемов исполнителей, рождающиеся импровизации прямо на сцене и рядом с ними. Да и часть музыкантов, которых слушали ранее с соседом, перебрались сюда.

наверх

А не поехать ли?..

Даты проведения фестивалей Грушинского и Платформы совпадают. Твёрдо решил для себя, что точно на Грушинский не поеду, а вот на Платформу надо собраться с однодневным визитом: не надо ни палатки, ни решать другие хозяйственные вопросы, а вечером можно спокойно вернуться домой на авто. В каком составе – следующий вопрос.

Зная разницу в музыкальных вкусах и пристрастиях между мной и подругой, всё же решил предложить съездить на фестиваль. Сделал это где-то за пару недель. Она посмотрела, фыркнула – и оставила ответ на вопрос открытым: ни да, ни нет. Да и что там будет с погодой – непонятно. В последнем она права. Это лето непредсказуемо.

Накануне выезда, поздним вечером, переспросил у неё ещё раз о том. Она и забыла, но ответила сразу, что если поедем по платной дороге, то она со мной. Это всё как обычно не без подколов и шуток. Почему по платной? Разница между платной и обычной составляет более двух часов в одну сторону. Погода обещает быть отличной!

Что же, пока всё складывается даже лучше, чем мог себе представить. Свозить её на такое мероприятие мне хотелось давно.

наверх

Поехали!

К поездке мы никак не готовились, так как мы едем всего на несколько часов. Ничего с собой в дорогу не брали. Даже воды не купили. Заехал за ней и дальше поехали до ЦКАД. У заезда пришлось аккуратно, чуть ли не по обочине, чтобы не стоять в пробке, объехать метров двести. Впереди нас ждёт долгий путь.

Бесплатный кусок А107 мне хорошо знаком. Буквально на днях проезжал здесь с отцом, объезжая пробку по пути к дому. А дальше – повернули на платный участок, где можно разогнаться и поставить машину на круиз. Путь до нужного съезда не близок. Как сказала подруга, что до съезда минимум час езды.

Пока едем, чтобы скучно не было, проговариваем маршрут: “Да, до съезда на Бронницы. Потом хитро уйдём чуть на Москву, чтобы поехать дальше на второстепенную дорогу, вдоль железнодорожных путей рязанского направления, и дальше через переезд проехать в сторону посёлка имени Цюрупы, тем самым мы объедем вечную пробку на Егорьевском шоссе. Перекусить? Можно в Бронницах остановиться и поесть. Согласен.”

На этом отрезке пути подруга ориентируется лучше меня, так как у её родни где-то там находится дача и этот маршрут ей частично знаком. Это её предложение перекусить в пути. Он весьма кстати. Для меня же Бронницы – это поворот на Рязань, но сейчас уже сделан объезд, пусть и не до конца. Но лет двадцать назад частенько с ними ездил туда ещё на чёрной девятке.


Платный ЦКАД – дорога в две полосы в каждую сторону. Ограничение скорости сто десять километров в час, но по факту его здесь нет радаров и многие жмут что есть мочи. Можно сказать, что дорога практически прямая, по которой приятно ехать. Без светофоров и, вероятно, пробок. Фуры иногда встречаются, но не так часто, где либо и их можно обогнать. Еду по “навигатору”, который сидит рядом и подсказывает, если что вдруг. 

Дорога до съезда на Бронницы заняла где-то пятьдесят минут и составила почти сто километров. Далее съехали, как планировали, в сторону Москвы и повернули на другую эстакаду в сами Бронницы, где впереди нас ждёт KFC. Подкрепиться надо! Мы оба с утра ничего не ели. Заехали на территорию. Машин немного. Сначала думали, что не будем сидеть внутри, но увидев, что там почти никого, решили разместиться внутри, так как удобнее есть за столом. О чём за едой говорили? Я ей немного про историю фестиваля и о наших поездках с соседом рассказывал. И почему фестиваль оказался здесь в Подмосковье.

Подкрепившись, мы тронулись в путь минут через тридцать. Через минуту в Бронницах были у того самого перекрёстка и поворота на Рязань. Только нам теперь не туда, а прямо. Туда ещё ни разу не ездил. За перекрёстком мост через Москву-реку. Замелькали деревеньки и дачные посёлки вдоль дороги и всюду ограничения по скорости. После ста тридцати километров в час, не оставляло ощущение, что мы тут либо стоим на месте или очень медленно ползём. Повернули на Белозёрское. Скорость стала ещё меньше из-за скорости потока, притормаживающего у каждого лежачего полицейского, а также узости и извилистости проезжей части. Обгонять здесь тяжело или вообще невозможно. Придётся с этим смириться.

Мимо пролетают на указателях названия станций: Белозёрское, Фаустово, Виноградово. В голове женский голос автоинформатора, объявляющего остановки в электричке. Будто вернулся в детство и с родителями еду в Рязань. За последней станцией находится наш переезд, но мы в этот раз повернули не туда, а в сторону Воскресенска. Повороты “не туда” сегодня будут частыми. Что же, тут трафик маленький, без проблем развернулись в нужном направлении. Кстати, у подруги в карте, находящейся в её голове, почему-то Воскресенск выпавший. Она не думала, что он по пути в Рязань, но это так! Она думала, что сразу будет Коломна.

За переездом повернули на посёлок имени Цюрупы. Этот поворот никак не был обозначен. Хорошо, что навигатор есть! Снова деревня за деревней. Тут негде разгоняться, так как они длинные. Но дорога по ощущениям полетела быстрее. За посёлком Цюрупы находится сосновый заказник. Даже через фильтр в машину попадет запах хвои. Очень красиво вокруг! Нечто подобное видели по пути из Малоярославца в Боровск.

Мне кажется, что пассажиру дальняя дорога даётся не проще, чем водителю, так как смотреть по сторонам не так интересно, а когда мозг подвижен и есть шило в одном месте, то дорога может превратиться для пассажира в кошмар. Когда выезжали из хвойного леса, у подруги в голове начали блуждать мысли, которые озвучивала. Они касались фестиваля и напоминали ломку, когда вот-вот будешь, а задумываешься над тем “а на фига я туда еду?” Что там увижу? Пьяных и “просвещённых”? Поздно, так как мы уже почти приехали. Посмотрим своими глазами.

Мимо поворота на фестиваль мы также пролетели и очень быстро. Осознание придёт чуть с запозданием. Развернёмся и вернёмся к нужному повороту. Вот только где бы здесь запарковаться?

наверх

Парковка вроде бы и есть…

Вспоминается анекдот про туалет:
– А где здесь туалет?
– Для вас? Везде!

Вот и здесь с парковкой также. Её официально нет, но она тут везде. Каждый пытается найти для себя лучшее место для остановки. Те, кто здесь уже не в первый раз или знают эти места, приехав не на один день, уходят в лесополосу с палатками. Для нас тут всё как в первый раз.

Попробовали в одно место приткнуться, напротив входа в усадьбы. Доехали до входа на фестиваль, где нас вежливо развернули, так как внутрь нельзя (для артистов и это понятно, так как заставили бы всё), а рядом – всё забито. Путь назад оказался трудным из-за потока въезжающих и страждущих хоть где-то встать. Благо здесь есть волонтёры, которые разруливают эти ситуации и не допускают создания заторов. Со въезда виднелась парковка, но как доехать туда, так и не поняли, поехали в сторону моста и проехали даже под ним, выехав к озеру, но дальше ехать не решился, так как можно было сесть. В общем, как ни крути, но лучше встать на широкой обочине. Знаков нет, а значит никто и не эвакуирует отсюда. И до входа тут идти не так далеко.

Пока ищу место, подруга смотрит по сторонам и видит подготовленных к фестивалю людей: в костюмах, платьях и на позитиве. Одни мы, как городские жители, припёрлись в обычной одежде да с кислыми мордами. 

Пишу коллеге, который вчера вечером обмолвился, что тоже приедет. Он моментально отвечает, что также крутится в поисках места. Он только приехал. Через минуту его машина проезжает рядом с нами! Машем рукой, координируемся о месте встречи. Сказал ему, что будем ждать на входе.

Дошли до входа усадьбы. Он перекрыт дверью на колёсиках, которая выполняет роль шлагбаума. Да, обычная дверь “прораб”, которая протыкается любым консервным ножом. По сторонам от двери видится всякое и звучит музыка.

наверх

На территории усадьбы Гуслица

Мы стояли у входа, напротив водонапорной башни, оставшейся с давних времён. Вокруг неё люди уже поставили палатки. Мимо нас ходили люди с вещами, кто идёт за усадьбу дальше, кто внутрь. Ощущалось какое-то спокойствие, что ли. Люди реально отдыхали. Не было слышно ни брани, ни просто громких голосов. Все были заняты своими делами и не мешали другим. Дождавшись наших попутчиков, познакомились и направились внутрь территории. 

Большой разницы между тем, что внутри и снаружи не было: люди на позитиве и в реальном расслабоне. Сама усадьба Гулсица, основанная на территории бывшей ткацкой мануфактуры, интересна. Особенно то, как она изменилась после того, как сюда пришли творческие люди. Об этом напишу чуть ниже.

С разных сторон доносятся звуки усиленных акустикой гитар и голосов. Сцены здесь находятся достаточно близко, но друг другу особо не мешают, так как развёрнуты относительно друг друга. Мы посмотрели на карту, но она, в принципе, была похожа на филькину грамоту, где ничего не понятно. Так что только ходить, смотреть и слушать, чтобы появилось понимание. Через какое-то время заметил QR-коды, которые вели на расписание площадок, а также стал видеть их названия.

С удобствами здесь по спартански. Внутри них так и не побывал, не оценил по достоинству эти удобства, но наши попутчики туда зашли и их мнение было, прямо скажем, не очень, но если очень хочется… ничего не поделать.

Хаотичность наших передвижений сходила на нет, на её место пришло понимание того, где мы и куда мы хотим пойти дальше (исходя из расписания). А ещё изучаем территорию усадьбы, где много-много различных элементов, которые не соотносятся с фестивалем, но очень интересны. Ловим себя на ощущении какой-то многослойности композиции, которая открывается не сразу. Единственное, душновато, что на солнце, что в тени. В одном из крыльев – торговые ряды и даже рядом есть индийский базар, где можно купить цветастые штаны и футболки, в которых ходят здесь многие. В этот раз не купили, но в следующий раз обязательно что-нибудь купим разноцветно-игривое.

Внешне спокойная и достаточно строгая подруга, в какой-то момент ловит волну и начинает в такт с музыкой двигаться. Понял, что ей это, что называется, “зашло”. Её сомнения о том: “зачем мы сюда едем? И что мы там увидим?” – полностью развеялись и больше не беспокоят. Единственное, жалуется на спину, которая её мучает в последние дни. Что ж, раз тяжело стоять, то пойдём дальше к другой сцене.

Если на Грушинском в этот раз полностью запрещён алкоголь, то здесь он часть мероприятия. Я не видел, чтобы его продавали здесь, но никто не мешал его проносу и уж тем более не было вопросов к тем, у кого он в руках. Пьют разное здесь: пиво, вино, кто-то балуется, чем покрепче – и прямо у сцен. Не знаю, что здесь будет к ночи, но сейчас всё благожелательно и очень дружелюбно. 

Пока шли от сцены к сцене, то встретилась девушка, которую видели раньше с бутылкой шампанского, сейчас она шла с водяным пистолетиком, и оценивающе глядела на нас. Через мгновение мы были расстреляны струйками воды из него. Подруга смеётся. Ей по нраву! К тому же, жарко ведь!

Любой выезд на фестиваль – это новые голоса. Даже, если едешь на кого-то конкретного, то всё равно новое услышишь, что часто бывает неформатным, но весёлым и интересным. Разные голоса, манеры исполнения. Здесь много фолк, фолк-рока, есть и сцена с академической авторской песней – и это тоже интересно. Много женского красивого и мощного вокала. 

Кстати, самое интересное, здесь на территории есть огород, но никто в него не лезет. Просто подходят, смотрят, интересуются, но не лезут. Так же и с другими местами. К примеру, часть крыш здесь открыта. Да-да, открыта и никем не охраняется! Можно подняться туда и смотреть на всех свысока. 

Мы зашли внутрь здания. В отдельном зале, на первом этаже, как ни в чём ни бывало, идут занятия йогой. А там, где мы – суета сует, есть и чайная дальше и тёмный театр. Со словами: “Труд не должен быть остаться незамеченным и не оценённым” – подруга за нас обоих вложила в большую коробку деньги. Мероприятия подобного формата обязаны развиваться.

Смотрю в телефон на расписание площадок. Все хэдлайнеры будут выступать после девяти вечера, а до этого ещё ой как далеко, да и не планировали мы здесь задерживаться долго. Случайно нахожу Грассмейстер, который будет выступать через минут двадцать. Говорю подруге, что хочу посмотреть немного. Это будет интересно. Возражений никаких нет, а пока можно походить походить вдоль торговых рядов, посмотреть что-нибудь интересное. Они в тени и солнце там не так жарит.

Попутно послушали ещё пару сцен, пока ходили. В назначенное время выступления предыдущая группа ещё доигрывала свой сет, но народ уже собрался. Среди них и наши знакомые, а также знакомые знакомых, “разминающихся” перед выступлением.

На сцену поднялись Андрей Шепелев с Ириной Савиной. Жаль что старого состава Грассмейстера не осталось, только Шепелев. Тимур Ведерников в этот раз находится на Грушинском фестивале. Постояли, послушали немного да пошли в сторону выхода. Впереди ещё часа два пути до дома, но перед выходом сделали круг по территории усадьбы и по сценам. У одной из них – с реальным драмом и живым саксофоном, что напоминало больше acid-jazz – зависли минут на пятнадцать. Очень интересно играли, но всё же нам надо двигаться в сторону машины. 

наверх

По дороге домой

Прошли “дверь” на въезде в сторону выхода и водонапорной башни, вход куда открыт и люди снуют туда-сюда. Вот она свобода действий, совершенно не выходящая за рамки допустимого. Никто на это не обращает внимания. Часть пути проходим вдоль грунтовки в лесочке, чтобы не пересекаться с автомобилями, а остаток пути по асфальту. Навстречу нам шли люди с озера: кто весёлые, кто чрезмерно хмельные в одних плавках и купальниках. Что же, такой день сегодня.

Машина нас ждала там, где оставили, но за нами был приличный хвост из тех, кто также не смог найти места для парковки внутри. Дошли, сели, повыбивали из кроссовок и кед всё, что в них попало, попили водички и тронулись в сторону дома. Как поедем назад? Через Воскресенск, “М5” и ЦКАД. 

Большое бетонное кольцо хорошо, но фуры на нём и сумасшедшие и безрассудные гонщики по встречной, которые идут чуть ли не в лобовую, обгоняя поток, напрягают.

До Воскресенска долетели относительно быстро. Минут двадцать пять, но глубоко в город заезжать не стали, проехали в сторону места, где можно перекусить. Асфальт здесь местами есть, но местами очень старый. А бордюры – Собянина на них нет! Узкие путепровод и мост над Москвой-рекой. Зато увидели благоустроенную набережную, где было много людей. А, в целом, именно здесь тихо. Малоэтажная застройка, минимальное количество людей, а на перекрёстках ещё какие-то старые светофоры…

Перекусить решили на свежем воздухе. Прямо на парковке. Благо уже не так жарко, солнце не палило и нет насекомых. Постояли минут двадцать и загрузились в машину, чтобы сделать финальный бросок до дома.

Чтобы выехать в нужную сторону на большой бетонке из-за незнания пришлось сделать крюк с подъёмом на мост, откуда можно было увидеть фосфоритную гору в посёлке Фосфоритный (что находится рядом), куда давным-давно хотели съездить, но сейчас там всё закрыли. Подруга приняла его вначале за полигон ТБО. По сути, он и есть, но для шлама. А также где-то в городе над трубой виднелся кислотный белый дым. Это мусороперерабатывающий завод. Даже интересно стало – светится ли он ночью или нет?

Рязанка встретила обычной пробкой перед съездом на объезд Бронниц. Нам как раз на него, чтобы после съехать на ЦКАД. Это всё из-за того, что два ряда резко сливаются в один на повороте и это вызывает затруднения и аварии. В этот раз авария была с другой стороны и пробка встречного направления достигала километров пяти.

Съехали на ЦКАД и дальше встал на круиз в правом ряду. Машина спокойно держала свои сто тридцать километров, чтобы не нарушать и не сильно устать от дороги. Машин было очень мало.

Пока ехали, обсуждали увиденное сегодня. По эмоциям понятно, что подруге это место понравилось. Как она сказала, что давно не видела такой концентрации доброжелательных и интересных людей, светящихся позитивом. Реально, люди туда приехали отдыхать, а не устраивать пьянку. Это как сопутствующее дополнение к хорошему настроению. А ещё никто из нас не заметил представителей силовых ведомств. Вообще. Нет, видели ДПСников на въезде, но они явно из-за чего-то прибыли, а так – никакой охраны мы не видели воочию внутри. Выше писал, что каких-либо ограничений не встречал.

Пока ехали, замечал, что какие-то странные тучи. Очень похожи на грозовые, хотя на сегодня прогноз не обещал ни дождей, ни гроз. И чем ближе мы подъезжали к дому подруги, тем мрачнее было небо, а в десяти километрах попали под дождь. Путь назад по ЦКАД занял те же пятьдесят минут. 

Мы затронули и тему дождя, что давно не было такого дождя, который был не дал возможности ехать. По-моему, пару лет назад был сильный дождь, но ехать было возможно, хотя и медленно. Высадив подругу у дома, направился к себе и попал в такой ливень, когда ничего не было видно. А ещё надо мной сверкали молнии и гремел раскатистый гром, но страшно не было. По мне, это стало прекрасным завершением сегодняшнего насыщенного дня.

наверх

Если поедем ещё… (послесловие)

С большой вероятностью в усадьбу мы приедем вне проведения различных мероприятий. Просто так походить, посидеть, пофотографировать, поискать разные артефакты на территории, их здесь много. Когда такая толпа людей окружает тут, то этим заниматься нереально. Помимо “Платформы”, здесь проводится масса других мероприятий, не менее интересных.

Фестиваль нам понравился. И вопросов о том, что там можно увидеть, теперь не будет. Да, это не Грушинский! Не тот масштаб территории для проведения, иная музыка, но и бардов отсюда никто никуда не гонит (мы стояли и с большим удовольствием их слушали). Мне показалось, что маленькая территория наоборот сделала этот фестиваль душевней. Понравились позитивные люди. Здесь пока, в принципе, нет “левых”, как на Мастрюковских озёрах.

После череды метаморфоз на фестивальной площадке в Самарской области, если сравнивать и делать выбор между ними, то мне по духу ближе “Платформа”. Она ещё не рафинирована и вполне живая. К сожалению, популярность фестивалей не всегда приносит пользу, так как туда устремляются странные люди, которые приезжают не за искусством, музыкой или позитивом, а совсем для другого. На Грушинском это было прекрасно заметно.


После поездки ещё размышляли о том, что в следующий раз на фестиваль, если этот день настанет, ехать надо на целый день с самого утра и до позднего вечера, чтобы пропитаться его духом и настроением, а также захватить выступления хэдлайнеров. Посмотрим. Сейчас загадывать о чём-либо бессмысленно. Всё может кардинальным образом измениться.

Ещё для себя отметил, что мне не хватало видеокамеры, так как дух фестиваля на записях будет виден, когда по фотографиям это понять трудно.

наверх


Поездка 1 июля 2023
Опубликовано 23 июля 2023