Пока, школа!

Страшно представить, что двадцать лет назад я закончил школу. Как же это было давно! Впрочем, прекрасно помню, что предшествовало этому моменту, равно как и то, что было после него.

Конец июня

День с самого утра обещал быть душным и очень жарким. Сейчас-то мы привыкли к тому, что у нас есть кондиционеры и дома, и где угодно, а тогда о такой роскоши могли только мечтать. Вентиляции принудительной, кроме как химических шкафов и кухни в столовой, нигде не было. В актовом зале, где собрали девятиклассников, то есть нас, было жутко душно. Открытые настежь окна не помогали охладить, но создавали лёгкий ветерок. Помимо нас присутствовали наши учителя, родители и родственники. Мне было не очень-то и хорошо, так как был в папином свадебном костюме. Именно в нём прошёл все экзамены, кроме письменного русского. В этот костюм еле влезал уже тогда. Удивительно, как в него влезал мой отец, который до этого занимался тяжёлой атлетикой? Своего костюма у меня ещё не было. Он появится в две тысячи втором году перед свадьбой двоюродной сестры.

По удачному стечению обстоятельств девятый класс закончили все. История знает случаи, когда оставляли и на второй год, а сейчас с ЕГЭ творится не пойми что. И вот нас таких радостных вызывают за неполными аттестатами зрелости. Вручала их нам непосредственно наша новая директриса, которая в последствии сделает из нашей школы гимназию. Меня же вызывали даже дважды, чтобы получить ещё и грамоту за маму, которая принимала активное участие в жизни класса, так и во время общих экзаменов, облегчала вместе с другими мамами бремя сдачи, готовя перекус на импровизированной кухне из составленных парт в кабинете труда для девочек на пятом этаже возле актового зала, где мы сдавали русский язык.

Торжественная часть была окончена и после небольшого перерыва на первом этаже в кабинете директора был собран педсовет по отбору учеников в десятый класс. Вместе со многими отправился туда и я. Через некоторое время предстал перед полукругом из наших учителей и директрисы, которые начали меня бурно обсуждать о том, потянет или нет. Разногласий особых не было и тянулся я более к точным наукам, поэтому решили единогласно: «Потянет. Приходи. Ждём.»

Для меня это было запасным вариантом на случай, если с моим поступлением в техникум что-то пойдёт не так. О своём будущем тогда особо не задумывался.

Отойдя от сложившихся традиций, нам устроили выпускной бал. Точнее это была дискотека. Назначена она была на семь часов вечера. В бытность на дискотеки и так особо не жаловал, да и в этот раз мы туда не собирались. С Шуриком решили просто посидеть и попить пивка (тогда нам не было и шестнадцати лет, но пиво нам продавали). С ним договорись встретиться чуть пораньше.

Взяв несколько банок «Очаковского», мы не нашли ничего лучшего, как пойти на задний двор школы. Окна актового зала были широко раскрыты и из них звучала музыка. На заднем дворе мы засели возле забора детского сада, то есть почти в кустах. Странное место для посиделок. Ещё страннее было то, что рядом с нами расположилась ещё одна компания более взрослых людей, которых видел ранее в соседнем дворе. Разговорились с ними. Они нас поздравили со знаменательным событием. Рассказали, что и сами когда-то здесь учились. Дальше мы с ними не пересекались, хотя иногда о чём-то вместе ржали.

Пиво кончалось и хотелось чего-то ещё. Мы решили зайти в школу. Посмотреть что там. Одеты мы были прям для этого. Если с утра я щеголял в пиджаке, сейчас же был в рваных джинсах и борцовке. Шурик одет был не лучше. Учителя были в шоке, но поняв, что мы не представляем никакой угрозы празднику, лишь мило улыбнулись. Одноклассники на нас посмотрели сначала как-то криво, а потом и сами снизошли до того, чтобы скинуть с себя лишнее, так как в актовом зале было душнее, чем с утра. Внутри царило единение и братание, так как делить-то было уже нечего.

Этажом ниже, на четвёртом, накрыты столы с разными сладостями и газировкой, но нам она была мало интересна. Пробыв где-то с час, пообщавшись с учителями в неформальной обстановке и в последний раз, мы отбыли из стен альма-матер, но не домой, а во двор к Лёлику, где сидели с гитарой на лавочке другие ребята из наших девятых классов. Они пели песни под пиво. Так и задержались до позднего вечера. Здесь было веселее, чем на той школьной дискотеке. Ощущалась сладкая свобода. Сюда же подошла учительница по истории, которая тоже неплохо играла и пела.

Это будет чуть позже, об этом ещё обязательно вспомню. Сейчас начну с рассказа о своём школьном пути длиною в девять лет.

наверх

***

Мой школьный путь начался с линейки на спортивной площадке первого сентября тысяча девятьсот восемьдесят девятого года в ряду за табличкой «1Б». Первый класс, в который нас привели с линейки, располагался над кабинетом директора, но следующие четыре года мы будем учиться в другом классе.

Дальше начнётся средняя школа не без своих приколов, конечно. Теперь у нас не было своего класса как такового, а мы постоянно перемещались между ними. Нам теперь давали знания не три учителя, как в начальной школе, а по почти каждому предмету свой, зато теперь у нас было три этажа для перемещения, а не загончик на втором этаже, где мы были изолированы от внешнего мира. О школьных годах полнее написано здесь.

Закончив шестой класс, ввиду того, что из нашего дружного класса многие ушли в другие школы, нас раскидали по другим классам и учёба пошла иначе, чем была. Было очень неуютно и в восьмом классе перешёл в другой класс – класс «А». В то же в школе шла перестройка и появлялись различные кружки. В кружке авторской песни так и остался. Раз в месяц ходил на собрание участников, когда ставили по центру нашего импровизированного круга свечу и гитара шла по кругу.

Отношения со школой закончатся в девяносто восьмом году. В конце июня, когда я пришёл к Анне Степановне, в наш кабинет русского языка, по совместительству он был родным (здесь мы часто сидели на переменах), за характеристикой для техникума. День тогда был дождливый, но по-летнему очень хорошим, но об этом чуть позже.

В последствии в школу иногда приходил на встречи или вечера КСПшников, когда меня звали (да-да, специально звонили домой и передавали эту информацию). Это будет на протяжении года-двух, а потом всё изменится. Видимо, поэтому мне было интересно отправиться в поход на Грушинский фестиваль. Это произойдёт пятью годами позже.

наверх

***

Доведётся побывать и на выпускном одиннадцатых классов нашего потока. Свой класс обнаружил на Поклонной горе, а под утро оказался в актовом зале школы, где проходил выпускной бал. А почти всю ночь напролёт трещали с участковым за радиостанции. Он тоже, как оказалось, был близок к этой теме.

В актовом зале утром уже ощущалась усталость от веселья. Кто-то сидел полуспя за столом, кто-то ещё пытался хоть как-то проявлять активность, но ночь позади, а значит можно расходиться по домам, так как ночью никого не отпускали. Боялись что пропадут. За окном разгорался новый солнечный и по-летнему жаркий день.

Под утро в актовом зале ничего интересного не было для меня. Ощущалась лишь некоторая радость от окончания школы, а за окном уже начался новый солнечный и по-летнему жаркий день.

Из школы мы шли с бывшим одноклассником Денисом, который был навеселе. Им хорошо, а мне через полчаса надо выдвигаться в техникум, на консультацию по микроэлектронике. Как доехал домой с неё  – уже особо не помню. Помню только, что спал в автобусе стоя и по приезду домой просто рухнул спать до обеда.

наверх

***

За всё время после окончания школы, на встрече выпускников побывал однажды, да и то повод был не из приятных, но почтили память другу, встретившись вместе за одним столом. На тот момент прошло почти десять лет без Лёлика. В этот день у него был бы очередной день рождения.

Если честно, то не испытываю более какого-то благоговения к школьным годам и школьным друзьям. Да, я рад их видеть, так как встречаемся нечасто, но у всех в жизни свой особенный путь.

Пойду ли на очередную встречу, если позовут? Пойду, если будет возможность.

наверх

Подготовка к этому «Пока…»

Прежде чем помахать рукой школе, мне предстояло пройти девять лет не самой простой учёбы. Если первые годы обучения давались легко, то в классе пятом я ощутил всю прелесть учёбы, когда на время перестал понимать, что происходит, скатившись на тройки, за которые меня выставляли на вид и ругали дома.

Роясь в своих записях, найденного первого и единственного дневника, с которым делился самым сокровенным на тот момент, обнаружил и записанные планы на будущее. Так вот, планах было отучиться все одиннадцать классов. Для себя этот вопрос закрыл ещё в седьмом классе и об этом не задумывался до того, как меня поглотила радиосвязь в девятом классе. Плюс к этому последовал родительский «пинок» самоопределения. Школу они считали не столько весомой в образовании, сколько хотели, чтобы получил хотя бы средне-техническое образование, поэтому зондировать эту почву начали за несколько месяцев до окончания школы.

Их воле особо не сопротивлялся, так как мне самому в школе было неуютно, но с точкой зрения, что в школе «просто протираю штаны» и «ничего путного из меня не получится» – был не очень-то и согласен. Смысла протестовать не было, да и не интересовало меня это сильно, как интересовала радиосвязь, которой всецело был поглощён тогда. Видя мой интерес, попытались манипулировать, в качестве награды за поступление в техникум предложили радиостанцию. А почему нет? Поступлю – хорошо, не поступлю – буду дальше учиться в школе.

Во этом всём на тот момент, меня смущало только факт того, что путь до высшего образования удлинялся на три года, то есть взрослая жизнь начнётся на три года позже, чем у остальных. К сожалению, видеть дальше собственного носа и сейчас не могу. Поэтому заблуждался тогда как умел, но не спорил ни с кем.

Как-то с отцом мы ездили в «Чип и Дип» в Кунцеве и чтобы не ждать автобуса до «Кунцевской» мы перешли через «Рабочий посёлок» и пешком спустились на знакомую остановку «улица Гришина». Рядом жила моя бабушка. Отец проложил маршрут так, чтобы показать здание техникума, где он когда-то учился. Расчёт был верен, так как путь до него я сразу запомнил.

наверх

***

К поступлению в техникум начал готовиться очень поздно, в конце июня. Тогда я позвонил по телефону, указанному в справочнике, который специально для этого покупали в каком-то ларьке, услышал, что уже нужно торопиться. Помчался туда, чтобы подать документы и получить ценные указания. Там мне выдали брошюру с тем, что будет на экзаменах, а также документами, которые надо предоставить для поступления.

К экзаменам в школе нас никак не готовили, разве что посоветовали купить тоже брошюры, по которым будут составлены билеты. Глядишь, выпадет счастливый билетик, который за ночь до экзамены заучил.

В школе будет пять экзаменов. Три обязательный, а два – на выбор. Выбрал для себя те предметы, считавшиеся сложными и не пользовавшихся популярностью: химию и физику. Почему-то мне так захотелось. Я прекрасно понимал, что могу сдать всё, что хочу, но для меня было зазорно сдавать физкультуру нормативами или же информатику, так как для меня уже тогда она казалась простой и лёгкой, хотя компьютера у меня на тот момент ещё не было. Игры в поддавки никогда не любил.

Дополню, что химию выбрал осознанно потому, что неплохо знал этот предмет и для его сдачи, мне бы не пришлось тратить много сил. А ещё нравился кабинет химии, в особенности по утрам. Он был солнечным и наполнен воздухом. Здесь всегда легко дышалось, а вид из окна завораживал, так как открывалась панорама ещё не застроенного Юго-Запада столицы: от немецких домов до «синего зуба», а перед ними стоял МГИМО, на учебной площадке постоянно крутились учащиеся автошколы, выполняя нехитрые элементы для сдачи в ГИБДД. Себе представлял, что через несколько лет тоже буду здесь крутиться, изучая азы вождения, как они. Крутиться буду, но совсем не здесь, а в районе Савёловской и Тимирязевской.

Этого вида уже давным-давно нет. Через несколько лет после окончания школы, была разморожена стройка высотного дома, который загородил солнце и обзор из этого класса. До этого здесь была пологая горка, на которой мы катались, выбегая из школы без головных уборов и куртки, чтобы прокатиться и сэкономить время.

Мне и сам химик был симпатичен, хотя и был чересчур зануден, но как учитель и весёлый, и строгий одновременно. Благодаря его стараниям органическую химию хорошо знал, да и в техникуме эти знания пригодились, где получил заслуженную в зачётную книжку годом позже.

Почему была выбрана физика – не помню. Что-то, значит, зацепило меня. Классы химии и физики находились на одной площадке. Наверное, это из-за лени, чтобы не ходить далеко до следующего экзамена. Учительница физики была строгой и стервозной. Однако, когда она узнала, что я буду сдавать физику, надо было её видеть. Она начала оттаивать к нам. Она сама помогала, рассказывала обо всём, что может нам приходиться на экзамене, да и просто рассказывала интересные случаи и опыты из физики.

К остальным предметам я дышал ровно и спокойно. Из обязательных были у нас русский язык, математика (но только для тех, кто хотел четыре или пять), и в этом году поставили обязательным биологию.

На экзаменах по выбору учащихся из всех трёх классов было немного. Это был плюс, так как прекрасно помню, как сдавали биологию, когда своей очереди ещё надо было дождаться. А тут – почти все сразу зашли и быстро вышли. Валить нас, конечно, никто не валил. Не в их интересах это было. Впрочем, до экзаменов по выбору ещё стоит дожить, так как они будут в конце, а сначала была обязательная программа из трёх: изложения по русскому, письменного по математике и устного по биологии.

наверх

Последний звонок

Последний звонок прозвучит для нас двадцать четвёртого мая девяносто восьмого года (почти за три месяца до дефолта). Нас собрали в актовом зале, где пожелали нам удачи в подготовке и сдаче экзаменов, поблагодарили за то, что мы хорошо и прилежно учились все эти девять лет. После этих напутственных слов, отправили по домам, готовиться к первому серьёзному испытанию – экзамену по русскому языку, который был намечен на конец мая.

На всё ушло около двух или трёх часов. Торжественность и помпезность момента я тогда не мог ощутить, так как меня это не интересовало. Интересно, меня тогда что-нибудь интересовало, кроме радиосвязи? Мой дневник не содержит на этот вопрос ответа.

наверх

Экзамены

Русский язык

В конце мая в Москву пришёл антициклон. Это означало, что стало очень холодно после недавней жары, когда мы ходили в одних шортах, и очень пасмурно и сыро. Пришлось утепляться и пытаться держать себя в сознании, чтобы не уснуть. Спать хотелось всё время. Экзамен начинался в десять утра, а так как он был обязателен для всех и являл собой изложение, то писали мы его все и сразу в  актовом зале. В нём было темно и немного сыро из-за открытых окон для воздуха.

Прекрасно помню, что текст нам читала Анна Степановна, заостряя внимание на некоторых существенных и важных деталях рассказа. Изложения я не боялся, так как без проблем мог изложить почти слово в слово то, что мной было прочитано или услышано. А вот грамматика у меня тогда хромала. Она и сейчас хромает, хотя есть много разных способов её проверки до того, как она попадёт к вам на экран, этим и пользуюсь.

Начитка текста шла минут сорок. Для того, чтобы мы могли запомнить все детали, текст ещё раз повторили. Мы делали некоторые пометки на черновиках. После чего нам скомандовали, что мы можем писать.

Само написание, по-моему, для меня длилось недолго, дольше проверял ошибки и красиво переписывал на чистовик. Время было таким же липким, как и воздух, который был в зале. За окном лил настоящий летний ливень. И почему-то было совсем не ярко, будто бы свет был выключен.

В середине экзамена разрешили выйти подкрепиться в кабинет труда девочек, где некоторые родители, включая мою маму, приготовили нам чай и всякие вкусняшки. Помню, что они нас все пытали о том, что там пишите, как получается, и всячески волнуясь и переживая за нас, вздыхали и поддерживали. Для меня увидеть здесь мою маму было сюрпризом, так как я об этом ничего не знал.

После перерыва время потекло быстрее и через час я отправился домой, покинув своё место и сдав работу. Мне никто не звонил из школы (а такое было, чтобы сам учащийся мог подойти и исправить свои ошибки, которые он допустил на письме) и свой честный трояк по русскому я получил.

наверх

Математика

Математика была только для тех, кто претендовал на четыре или пять. Тех, кто плохо её понимал, специально не позвали, автоматом проставив им по три балла в аттестат зрелости. Я претендовал на четыре. Из трёх классов набралось всего на два кабинета, где каждому выделена была своя собственная парта, то есть где-то около сорока человек из девяноста. Вариантов заданий было два. Рассадили нас так, чтобы мы не могли общаться со своим вариантом решения, но разве это проблема?

Что-то в этот день пошло не так. Во-первых, впал в настоящий ступор, и долго не мог заставить себя хоть что-то решить. Во-вторых, решив задания, всё-таки решил свериться и понял, что всё сделал абсолютно не так. Дальше работала система: «сделал сам, выручай товарища». Четыре балла получил, но жутко волновался и сомневался в том, что всё сделал правильно. Результаты огласили только на следующий день после экзамена.

наверх

***

К устным экзаменам, как обязательным, так и по выбору, я готовился при помощи мышечной памяти, то есть переписывая билеты в шпоры, которые были похожи на обычные тетрадные листки, а потом ещё и перечитывал их, надеясь, что запомню то, что написал сам. Отчасти это помогло, но лишь отчасти. Даже по химии, где не сомневался – писал, так как могло произойти тоже самое, что и с математикой.

Плохая погода не могла длиться долго и выглянуло солнце, быстро нагрев землю, заставив сиять природу новыми и чистыми красками. К экзамену по биологии мы подходили в хорошем расположении духа, несмотря на то, что экзамен должна была принимать у нас Альбина Степановна, которую все побаивались, так как она женщина статная и властная, и если её разозлить, то лучше провалиться сквозь землю. Она же вела у нас совместную с нашей преподавательницей по биологии консультацию, покошмарив нас перед экзаменом. Только страха как-то не было. В биологии я почти не сомневался, как в химии.

наверх

Биология

Устные экзамены я ходил сдавать в пиджаке, что явно не соответствовало погоде, которая установилась на улице. В нём было жарко идти до школы, но надо, так как по карманам были рассованы «бомбы». Тогда думалось, что ты самый хитрый, на деле же учителя и не такое видали, просто закрывали глаза на наши шалости.

В кабинете, несмотря на на то, что сидело два учителя, все кропотливо списывали свои билеты, даже успевали передать друг другу того, чего у них не было с собой. Я тоже немного списал, так как птиц немного подзабыл, а остальное отскакивало от зубов. Отвечать я пошёл одним из последних, но отвечал очень хорошо, что мне задали даже несколько других вопросов, на которые я легко ответил, получив свою заслуженную пятёрку, а также улыбку Альбины Степановны, которая редко шутила и улыбалась. Моя же учительница расплылась в комплиментах и улыбке.

наверх

Химия

Вторым устным экзаменом и первым по выбору, стала химия. Тот самый кабинет, который для меня стал как частью меня самого, настолько родным и тёплым, что отсюда не хотелось никуда уходить. На консультации Анатолий Иванович кратко рассказал то, чего ждёт от нас завтра. Он говорил как всегда чеканя слова, чтобы мы лучше это уяснили и запомнили. В нас он абсолютно не сомневался, как и мы в нём.

Следующее утро. Я опять не первый, в том же пиджачке. Тусуюсь в кабинете у психолога, которая и вела КСП. О чём-то разговариваем. Она тоже понимает, что я здесь непросто так, поэтому мило на всё отвечает. Очень скоро исчезну за дверью кабинета по химии. Оттуда выйду минут через двадцать с заслуженной пятёркой, так как ни одна из шпор мне так и не потребовалась.

Анатолий Иванович меня несильно гонял, задавая мне какие-то дополнительные вопросы, он выбирал их так, будучи уверенным в том, что я это знаю. Химия мне пригодится чуточку позже в техникуме, где у меня будет заслуженная пятёрка по этому предмету. Спасибо учителю за переданные знания!

наверх

Физика

Два дня на подготовку к физике. Физичка с нами на консультации пробежалась по всем вопросам, рассказав о том, что нужно, чего ей не нужно совсем. А так как не было у нас никаких вопросов, отпустила готовиться к завтрашнему утру.

Последний экзамен. Самый жаркий день из всех. Потеешь хорошо в пиджаке, но снимать его не надо, так как в нём по карманам рассованы шпоры. Когда я взял билет и сел, долго думал и начал писать, но после решил свериться с тем, что у меня уже было написано и лежало в кармане. Учительница заметила, понимая, что жарко, спросила не хочу ли я снять пиджак?
– Поддела, – подумал я, но от этой идеи я отказался.

Отвечал без запинки, но иногда подсматривая в то, что написал, когда готовился к выходу доске. Ей было достаточно моих знаний и свою четвёрку получил. Думаю, что она прекрасно знала, кто списывает целиком, кто знает часть, а кто знает почти всё, так как ему интересно это. Я же относился к тем, кто списывает лишь часть, так как все знания удержать в голове было трудно.

наверх

«Пока, школа!»

Торжественный и волнительный момент. Актовый зал. Педсовет, отбирающий в десятый класс. Всё это позади. Можно расслабиться? Рано. Беготня начинается именно сейчас, когда нужно полученные документы быстро нести в техникум, так как там заканчивается второй поток набора и впереди ждут экзамены. Это немного подождёт сегодня.

День пролетел совершенно незаметно для меня. Выпускная дискотека была как миг, в котором не ощущалось веселья и дикой радости. Все устали за целый день и эти девять лет учёбы. Некоторые уже понимали, что это последний вечер, когда мы все вместе. Под конец почему-то даже извинялись за своё поведение перед друг другом – момент открытости и искренности по отношению друг к другу, будто бы прощаемся навсегда, не обещая в будущем встретиться.

Теперь началась настоящая подготовка к экзаменам, так как сравнить их с тем, что было в школе нельзя. Это, наверное, единственные экзамены, к которым я готовился серьёзно, зазубривая наизусть то, чего никогда ранее не учил. На кону стояло не только моё будущее, но и радиостанция, которую мне обещали купить родители за моё поступление.

Помимо документов и справок, необходимо было предоставить и характеристику из школы. За ней пришёл через день. Школа произвела сильное впечатление на меня впервые за все девять лет. Такой её точно никогда не видел. В ней не было жизни. Этажи словно мертвы: не слышно детских голосов, никогда не умолкавших ранее. В пустоте гуляет глухое эхо моих шагов по ступеням на четвёртый этаж и больше никаких звуков нет.

Анна Степановна в момент, когда почти бесшумно вошёл в класс, стояла на парте, отмывая окна, наводя порядок вверенном ей классе. За окном было дождливо, но очень тепло. Она спросила меня зачем я пришёл. Озвучил ей свою просьбу, на что она ответила, чтобы зашёл завтра после обеда к директору. Характеристика будет готова. И пожелала мне удачи. Так состоялось прощание со школой. Больше я не учусь здесь.

С этого момента прошло двадцать лет, но пустота школьных коридоров до сих пор не отпускает и иногда снится. Здесь ощущаю себя не совсем в своей тарелке.

Здание школы до сих пор стоит на своём месте, огороженное как не преступный форт со всех сторон забором и различными средствами наблюдения. Пройти, как раньше, через школьный двор, чтобы срезать расстояние больше нельзя, да и нет в этом никакого смысла, так как больше нет пятиэтажек за зданием школы, равно как и нет двора, в который мы пошли после выпускного.

наверх

***

Потом будут вступительные экзамены, которые успешно сдам, набрав нужный мне для поступления балл. Наверное, вся моя жизнь сложилась бы иначе не поступи в техникум, но об этом уже никогда не узнаю. На следующий день после радостного известия, мы поедем за моей первой радиостанцией.

Двадцать пятого августа звонила будущая классная руководительница Капиталина Дмитриевна и услышав, что я поступил, немного смутилась и пожелала мне удачи на новом месте, а также попросила не забывать о школе.

Первого сентября, в девять утра, я был на торжественном построении возле стен техникума. Так начинается новая глава в моей жизни, длиною в четыре года.

Если честно, но четыре года, проведённые в стенах техникума по мне были куда интереснее, чем школьные годы. По сей день с некоторыми из моих однокашников мы поддерживаем связь, чего нельзя сказать о моих школьных товарищах.

наверх


Опубликовано 25 июня 2018

Добавить комментарий