На КВ и УКВ. Двадцать лет

В марте прошлого года на сайте опубликовал страницу, посвящённую Си-Би связи – моему хобби, идущему со мной по жизни уже двадцать лет. Именно Си-Би стало начало большого пути в радио. Спустя пару-тройку месяцев после первой связи с другим человеком, до меня стало доходить, что это путь в никуда, нужно расти до КВ, то есть до своего позывного и своей радиостанции.

В мыслях и на бумаге, конечно, всё хорошо получалось, на деле же всё было не так просто, как мне казалось. Да и время было интересным, позывной получал на свидетельство о рождении. Паспорта тогда у меня не было, у семнадцатилетней-то детины (!), да и не стремился его получать, так как он в моей жизни ничего бы не изменил.

Пройдя через тернии к звёздам: обучению телеграфу, сдачи КДК, потери в пути и восстановления документов, а также почти двухмесячного ожидания – всё-таки получил позывной, став сертифицированным радиолюбителем третьей категории. И мечтал, что через год сдам на вторую, а потом и на первую категорию. Забегая вперёд, могу сказать, что на вторую категорию сдам только через пятнадцать лет, аккурат перед новым две тысячи пятнадцатым годом.

Первая связь на КВ произошла в этот же день двадцать лет назад, где-то в это время. В эфир выходил с Dragon SS-485, который ранее обменял на Alan-48Plus, и минибумеранг, висевшего в углу балкона. Фотографий того, что у меня было, к сожалению, не существует, а так интересно было бы посмотреть на то, как и что у меня стояло на столе в девяносто девятом году прошлого века.

С первой связи и начался мой большой путь в мир радио. Как начался?.. начался и почти сразу закончился на… десять лет. Новые связи начнут появляться только после того, как появится первые антенны на крыше. Не буду забегать вперёд. Об этом и написал.

Сейчас хочу обернуться назад, и вспомнить замечательные двадцать лет работы в радиоэфире, которая не была постоянной, а импульсивной и скачкообразной.

Коллективка в МИРЭА

На коллективку в МИРЭА я попал совершенно случайно и по знакомству с Димой «Бостоном». Это было весной тысяча девятьсот девяносто восьмого года. Именно на этой коллективке познакомился с Антоном МК12 (RC3C), с которым буду после очень часто пересекался на различных радиодиапазонах.

На самой коллективке радиостанций практически не было. Комната, а точнее это больше напоминало своеобразную лабораторию, с двумя отсеками, в которых на полках стояла разнообразная измерительная и неведомая мне техника, а также различные старые армейские приёмники, типа, Р-250 «Кит» и полуразвалившейся мебелью, на которую и садиться было опасно. Подобная мебель была характерна для конца девяностых годов, когда ещё советское наследие не вышло в тираж, но при этом денег на новую нет, к тому же тогда только-только приходили в себя от кризиса девяносто восьмого года. Несмотря на хорошие антенны на крыше, их не использовали почти. Из техники был только блок питания и две УКВ-радиостанции Alinco DR-599 и Kenwood TM-742, который вообще не подавал признаков жизни. Запала мне в душу Alinco, так как по сравнению с Си-Би техникой, она выглядела очень стильно и современно. С красивой подсветкой клавиш и хорошим дисплеем.

В один из вечеров, когда попал на коллективку, спросил разрешения поработать с коллективным позывным, на что получил добро. Проверил антенну и связался с RW3BQ (доктором Вадимом с Юго-Запада). Пообщались немножко, попрощались и в конце связи стирал со лба холодный пот, так как было страшно в первый раз. С этим корреспондентом буду частенько пересекаться в радиоэфире, и как-то пару раз лично на Юго-Западной, где пили пиво у метро.

Вот так состоялось моё боевое крещение в радиоэфире. После этого захотелось туда ещё сильнее, но до этого предстоит дорасти. Если честно, меня привлекала только работа в радиоэфире, а вот конструирование и ремонт техники абсолютно не интересовали. Каждому своё.

наверх

Курсы телеграфа

Через год, после моего боевого крещения, я записываюсь на курсы телеграфа к Александру Николаевичу Ковалю (Рамзес UA3AFO). Курсы для меня тогда стоили небольших, но неподъёмных денег – их мне дали родители – четыреста рублей! Они были нужны нисколько ему, сколько мне для того, чтобы дойти до своей цели, то есть они являлись тем самым внутренним мотиватором, чтобы не бросить это начинание.

Было это где-то в середине или конце марта, так как погодка была тогда такой, что можно было только плавать по Москве. В тот выходной день пошёл записываться на курсы телеграфа на Парк Культуры в «Ассоциацию 27», где был объявлен сбор. Там же была и коллективная радиостанция, которая появилась незадолго до этого сбора. На данный момент она почила в бозе уже как лет десять, если не больше, как и сама «Ассоциация 27» и их служба «Полёт».

Внутри небольшого офиса было оживление. Людей было немного, но достаточно для того, чтобы этот офис оказался тесным. Сначала мы записались, а потом уже Александр Николаевич нам дал послушать радиоэфир на КВ: как SSB, так и CW. Можно было самостоятельно покрутить ручки, послушать радиоэфир. В сравнении с тем, что у меня было и тем, что я увидел – космос! В столь дружеской обстановке мы провели вечер. Через несколько дней начались курсы, которые проходили на Си-Би.

Курсы длились около месяца и мы заканчивали ровно к майскому КДК, на который готовил документы, так как мне хотелось работать в радиоэфире. Мне нужно было получить третью категорию, чтобы у меня появилась возможность работать на диапазоне десять метров, и телеграф учил по этой причине. Вот только работать мне всё равно было не с чего: ни аппаратуры, ни антенн – и это вообще никак не предвиделось.

Кстати, перед сдачей экзамена, Юра Жёлудь (RU3AVL) подогнал мне АДКМ-85, с помощью которого и готовился к экзаменам. АДКМ-85 – это такой прибор, который передаёт группы букв и цифр, их нужно принять на слух, а потом по справочнику сравнить и оценить свой результат.

Подходя к экзамену я мог принимать со скоростью тридцать пять – сорок знаков почти без ошибок. Мало, но практического опыта мне было набраться просто не откуда, поэтому шёл с тем, что у меня было.

наверх

Сдача экзамена

Одиннадцатого мая девяносто девятого года прошлого века состоялось заседание КДК в радиоклубе. Эти заседания всегда проходили здорово и весело, а также и пьяно, так как после оформления всех документов, собирался банкет для тех, кто сегодня работал, ну и тех, кто пришёл. Тогда я был подростком и почти не пил, так что это проходило мимо меня и никак не увлекало. День и вечер выдались не по-майски жаркими. Такому ощущению способствовал и уровень адреналина в крови, который был выше обычного, так как с таким объёмом практического опыта себя ощущал не совсем уверенно. Этому предшествовала беготня с оформлением документов для сдачи экзамена. Всё сейчас было совершенно непонятно.

Всем тем, кто сдавал на третью и выше категорию, за исключением первой, в зале не задавали никаких вопросов, а сразу отправляли в радиорубку, где необходимо было, в зависимости от категории, показать свои способности и умения. Мне надо было только принимать текст с этого самого АДКМ-85. Константин Хачатуров мне его включил. Ошибки от волнения были, иногда мне казалось, что совсем ничего не могу принять, но старался. Его эти старания не совсем устраивали. Говорил прямо, что для радиолюбителя третьей категории слабовато, соответственно, он не хотел ставить свою подпись. Однако, мои знакомые ребята (RW5C и UA3AH) заверили его, что они подтянут мои знания до нужных для работы в эфире. Он не смог им отказать, поэтому подпись в протоколе была получена. Можно выдохнуть и расслабиться. Предварительно сдав документы тёте Любе, где заседание шло очень хорошо.

Другие, кто сдавал из нашего потока, тоже тихим сапом, но прошли испытания и, честно говоря, даже в эфире я с ними так ни разу ни не пересёкся после, даже полученных ими позывных не знаю

Тёплый вечер и дальше радовал меня. Из клуба, как я добрался, не помню. Либо пешком, либо меня довёз Святослав (UA3AH), у которого позже буду тренировать свои навыки работы в радиоэфире.

наверх

Получение позывного

Если сдача экзамена по телеграфу несколько напугала, то оформление бумаг, которое к тому же ещё сильно затянулось из-за того, что мои документы успели где-то потерять, становилось неким фарсом, где мне была отведена немая роль наблюдающего за происходящим.

Наконец-таки пришли мои документы на постройку трансивера. Тогда было такое правило, что радиолюбитель перед получением позывного либо должен собрать или же купить трансивер и зарегистрировать его. Насколько знаю, что сейчас уже есть какие-то поправки в этом плане. А тогда – только так. Пошёл с документами к Николаю Объедкову (UA3ABM), с заученными фразами про лампу «П6Ж».

У него таких, как я, целый легион проходит. Он прекрасно понимает, что ничего нет и не будет уж точно, так как времена самостоятельной сборки чего-либо уходят и смысла сопротивляться нет. Поэтому он проговаривал и писал в протокол, куря в каморке коллективной радиостанции, всячески подкалывая меня по тематике, так как настроение у него сегодня было превосходным.

Через полчаса сдал все документы и начал ждать. Особо скучать было некогда, так как летняя сессия была уже на носу. Через пару недель я позвонил, но ничего хорошего мне не сказали. Мол, дескать, ждите. Так и названивал на протяжении полутора месяцев и в начале июля ответили вместо дежурного ждите – пришли!

Со всех ног рванул в радиоклуб на велосипеде, так как мне не терпелось узнать, какой присвоили позывной сигнал. Погода в тот день вместе со мной радовалась этому событию. День выдался на редкость жарким, но при этом не душным. В клубе оказался минут через двадцать. Подписал требуемые бумаги и увидел своё разрешение, где было написан позывной: RW3AUK. Про себя подумал о том, что это очень хорошо – он сбалансирован по части точек и тире. Это важно, особенно на первых порах.

Теперь можно выходить в радиоэфир официально. К чему и готовился на завтра. А пока всем своим знакомым сообщил о такой новости, что стал радиолюбителем, но пока без радиоаппаратуры. Из всего – Dragon SS-485 с SSB на диапазон десять метров и антенна минибумеранг на балконе.

наверх

Первая связь на КВ

В своих воспоминаниях часто ловлю себя на том, что природа и шум в Москве в то время были совсем другими. Во-первых, было меньше машин, во-вторых, ещё не вся Россия ринулась в Москву на заработки. Листья были зеленее и свежее, хотя пылью они тоже покрывались, но хватало силы дождя, чтобы омыть природу до её первозданного состояния.

В то утро, а точнее практически в полдень, казавшиеся мне таким безмятежным, от тишины и того, что солнце ещё не перешло на нашу сторону и в комнате было достаточно прохладно и уютно, включил радио на десятке. От меня отдалялись все события связанные с ушедшей сессией и получением бумажек и позывного. Впереди весь мир, который открыт для меня.

Третьего июля тысяча девятьсот девяносто девятого года, в одиннадцать часов и сорок четыре минуты, я позвал корреспондента RN6CV. К моему удивлению, мне он ответил сразу. Про себя подумал, что минибумеранг не так уж плохо. С ним мы обменялись рапортами, прочей информацией и распрощались. Я был вне себя от счастья, что меня услышали, что первая самостоятельная связь состоялась и не всё уж так прошло и плохо. Более того, что работал из дома. В этот день провёл ещё несколько связей. Солнечная активность хоть и затухала, но всё же иногда радовала нас неплохими «прохождениями».

Все свои немногочисленные связи записывал в толстую тетрадь, которая раньше мной использовалась для предмета «информатика» в школе, а после в неё стал записывать всю информацию по моим знакомым в Си-Би эфире, чтобы знать кто есть кто и откуда работает. Туда же добавлялись телефоны и адреса, а также иная информация о человеке.

Эти первые связи меня вдохновили на то, что и тут можно чего-то добиться. Начал думать о том, что всё-таки неплохо будет через год повысить категорию и дорасти в последствии до первой, но это было лишь грёзами. В жизни появятся другие не менее интересные аспекты, на которые придётся переключиться. Через год в мою жизнь войдут машины, компьютер и даже интернет.

***

Сейчас эта тетрадь со всеми записями лежит у меня в столе, как память о том, что было тогда. Иногда ловлю себя на ощущении, что жил совсем в другой стране, где всё было совсем иначе.

наверх

Работа телеграфом

Как и обещали ребята, они мне помогли с тем, чтобы я смог выйти в радиоэфир в телеграфе. Святослав стал ментором, который аккуратно следил и поправлял мои ошибки в приёме и передаче.

После того, как получил позывной, он позвал к себе, чтобы я смог послушать эфир и чуть-чуть подтянуть свои знания. Жил он относительно недалеко от меня. Сразу за Юго-Западной, на Анохина. К нему ездил на велосипеде, так как это был самый быстрый способ добраться. Компьютеров тогда ни у кого не было, поэтому только чистый эфир и чистый телеграф, который звучал в его музыкальной голове особой песней, позволяя ему работать на запредельных скоростях относительно многих радиолюбителей.

Аппаратура была простой – UW3DI, да пара инверторов на крыше, куда мы с ним поднимались в перерыве между работой в эфире, чтобы освежить голову. Шкала была выполнена карандашом на обычной бумаге, за которой горела лампочка для подсветки оной. Никаких точных цифр и прочего не было и в помине. Собственно, чем богаты, тем и пользовался.

К нему приезжал пару раз за лето, а потом началась учёба и всем стало резко не до этого. Это был самый длительный опыт работы в эфире телеграфом.

***

Сейчас могу ответить честно, что телеграф меня, в отличие от Си-Би, почти никак не захватил и не заинтересовал. Мне не было интересно это слушать, к тому же я ловил себя на том, что чего-то ещё не понимал. По прошествии двадцати лет могу заявить о том, что он мне так и не пригодился по жизни, хотя нет-нет, но пытаюсь восстановить свои знания и умения со скуки.

наверх

Регистрация портативки

Техника у меня постепенно начала появляться по совершенно бросовым ценам, так как перепадала от знакомых и друзей, которые хотели меня видеть в рядах на УКВ, но при этом она была неисправной. Так мне достался за десять долларов Гранит Р33П-1 без антенны, аккумулятора и со сгоревшим выходным каскадом. Выходной каскад починил папин знакомый, которому нравилось этим заниматься. Аккумулятор от другой радиостанции мне подарил Александр Николаевич Коваль (UA3AFO), к которому во двор приезжал на велосипеде. Антенну намотали сами.

Настал черёд теперь регистрировать её, чтобы можно было носить с собой везде. К тому же ретрансляторы в ту пору работали хорошо, в этом числе был и тот, что стоял в Кунцеве, то есть я был для всех на связи в любой момент. Мобильных не было тогда почти ни у кого, они только-только начнут появляться по осени. Они же станут причиной заката Си-Би диапазона, так как для того, чтобы оставаться на связи, больше не нужно фильтровать эфир.

Главная проблема в том, что «Гранит» не является любительской радиостанцией, и для его регистрации необходимо было получить письмо соответствия типа для данного вида связи. Для этого мне пришлось обратиться в офис Сантэла, которые вошли в положение и попросили приехать для оформления нужных документов.

Офис находился на Проспекте Мира, 100. Сразу за Крестовским путепроводом. До этого путепровод очень часто проезжал снизу, направляясь на дачу к тётке. Август был жарким и метро являлось единственным источником прохлады. Если не в час-пик, то в нём было вполне себе сносно. После плюса тридцати на поверхности под землёй двадцать пять ощущались куда приятнее.

В офисе Сантэла с любопытством изучили радиостанцию, сказав, что она вообще из самой первой партии и имеет номер 1023. На основании этого выдали нужную бумагу, с которой отправлюсь в ГосСвязьНадзор, на Селезнёвскую улицу, 21, где тогда находился. В приёмной меня огорошили тем, что требуется оплатить ещё и госпошлину в размере пяти рублей. В тот момент у меня было ровно на то, чтобы доехать до дома и ни рублём больше. Сотрудница вошла в положение и дала мне недостающую сумму. Оплатил. Подал. Через пару дней выписка была готова. Ей вернул долг. Теперь есть разрешение, которое меня легализует и прятаться ни от кого не нужно. По возвращению домой, заламинировал разрешение в ближайшем киоске.

Вот так я стал мобильным. Хотя Гранит на моём столе был и как базовый аппарат, так как с техникой у меня было напряжно, как и с деньгами у бедного студента. На балконе появилась антенна на УКВ, установленную на банку из-под кофе. С её помощью общался почти со всей Москвой и слушал погоду во Внукове, несмотря на то, что в этой радиостанции не было АМ приёмника.

Радиостанция и разрешение о том, что я радиолюбитель в последствии сослужат хорошую службу в техникуме, где благодаря этому стану лаборантом у Валерия Константиновича Герасимова, который вёл у нас предмет «Радиоцепи и сигналы». В нашей группе, да и в других на потоке, радиолюбителей и интересующихся этим не было вообще.

***

Гранит по сей день стоит у меня на полке. К сожалению, мои руки так и не дойдут до того, чтобы привести его в полноценный первозданный вид. На работе со мной работал один человек, который сотрудничал с Сантэл и мне через него удалось заполучить родной аккумулятор, а вот пятку для его подключения так и не заберу.

Разрешение также лежит где-то у меня в столе, в документах. Оно сейчас уже не актуально и не нужно. За всё время оно меня выручило один раз на трассе, когда в машине стояла Си-Бишка. Мы поговорили с инспектором, показал разрешение, и вопросов больше не было. Сейчас на радиостанцию в машине нигде уже никто не смотрит. По крайней мере, ко мне никто не докапывался за всё время.

наверх

UW3DI ver.4

В конце осени, по самой радиолюбительской погоде, зависал у RU3AVL. Обычно у него прогуливал бассейн, в который мы ездили с группой в Заречье. Ему же тогда по мере моих сил помогал установить на большую мачту. У него тогда был UW3DI четвёртый вариант. Это впоследствии узнаю, что на этом аппарате уже работал у Святослава (UA3AH), а тогда он мне казался другим. Кстати, как ни странно, но он побывал почти у всех, кроме меня.

Связей от RU3AVL так и не провёл тогда, но было интересно и даже без проблем на слух принимать телеграф. Ноябрьские вечера были тёмными и ледяными, но с радио они становились какими-то уютными. От него ехал домой на автобусах, а в кармане лежала портативка. Всю дорогу было меня слышно. Мобильных тогда у нас ещё не было.

К счастью, мне доводится жить в то время, когда можно купить неплохое радио по не заоблачной цене, а по вполне себе доступной.

наверх

УКВ

В конце августа двухтысячного «сожгу», гоняя таксистов на Си-Би, свой Dragon SS-485, работать на КВ стало не с чего. Спасибо друзьям, которые мне временно Alan 95 Plus для того, чтобы я остался на связи, но КВ для меня почти перестало существовать. Начал активно работать на УКВ, мастерить направленные антенны на балконе, чем мешал родителям развешивать бельё на балконе, хотя это было ещё со времён Си-Би, но куда чаще радиостанция находилась на определённой частоте, где собирались все знакомые и более никуда не ходил. Особого интереса в изучении радиоэфира у меня не было.

Сейчас УКВ используется точно таким же образом, когда радиостанция находится на одной и той же частоте практически всё время.

наверх

Период молчания

Судя по аппаратному журналу, который за это время стал электронным, период молчания у меня составил восемь с половиной лет, то есть до августа две тысячи девятого года, когда на крыше появилась антенна. До этого общался только на УКВ, где запись связей в лог была необязательной, а вот КВ иногда слушал, но не так, чтобы сильно. Помеховая обстановка за все эти годы становилась всё хуже и хуже, а передавать было тоже тяжело, из-за завязки на микрофон, делавший мой голос совершенно неразборчивым.

Я не сильно переживал по этому поводу, но время от времени повторял попытки послушать радиоэфир. Когда бывало мощное прохождение и кого-то слышал. Они бывали редко, так как солнечная активность была на минимуме.

КВ же, в основном, слушал у соседа, когда с ним собирались попить пивка. У него всегда была возможность покрутить и даже поработать в радиоэфире. Однако, этой возможностью пользовался крайне редко. Мне достаточно было послушать  радиоэфир.

наверх

Покупка первого КВ-трансивера

Через пять с половиной лет после получения позывного сигнала у меня появилась возможность купить первый КВ-трансивер. Было это накануне две тысячи пятого года. В течение недели вынашивал в себе эту идею и был даже готов поехать за Icom IC-718. Ближе к новому году, взвесив все «за» и «против», отложил покупку до лучших времён. Не знаю, что это было, но данное решение оказалось верным в планировании моего бюджета. Да и о чём жалеть-то? Антенны на крыше у меня не было, а без неё просто никуда. Кстати, в этой компании, где хотел купить себе первый трансивер, побываю через четырнадцать лет.

Мечты – на то и мечты, чтобы осуществляться. Пройдёт не таких уж и долгих два года, когда сойдутся звёзды и я стану обладателем КВ-УКВ трансивера Yaesu FT-897D, в который был вставлен SSB-фильтр, и, в довесок, настольный микрофон. Продал мне его мой сосед. Всё мне обошлось дешевле, чем бы покупал пустой трансивер раньше, где-то в девятнадцать тысяч рублей. Соседом сам аппарат был доведён до ума и никаких проблем с ним не было за всё время эксплуатации.

Эту покупку мы с ним тогда удачно обмыли. Поставил аппарат дома, подключил к антенне и испытал разочарование по причине того, что антенна у меня шумела и мало что принимала. Работа на КВ, похоже, откладывается на неопределённый срок. К тому же дома меня очередной раз все допекли, в моей личной жизни также наметились изменения. Через некоторое время уехал из дома в Долгопрудный, забрав с собой трансивер.

Из Долгопрудного, где условий для работы в радиоэфире не было, работал на УКВ-диапазоне используя антенну на магните, установленную на отливе окна седьмого этажа. Это позволило общаться с соседом в SSB на диапазоне два метра. Это было лучше, чем ничего. Также всегда по утрам принимал погоду из аэропорта Шереметьево. И это иногда хорошо выручало.

Радиосвязь приковывает к себе навсегда. Здесь не бывает «бывших». Все, кто пришёл в связь по своему желанию и уходит из неё по каким-то обстоятельствам, так или иначе возвращаются через некоторое время. Волшебная сила радио не отпускает от себя.

наверх

Аппаратура

Аппаратура у меня была только в мечтах. Как сейчас помню свой блокнот, где был план по покупке техники на Си-Би, которая стоила на порядок дешевле, но и этого не было. Денег у вечного студента никогда не было, а с обедов или со стипендии не накопишь. Конец девяностых запомнился кризисом, когда вмиг обесценились рубли.

Стартовый капитал в виде сломанного и восстановленного «Гранита», да и Dragon SS 485 в то время стало мне неплохим подспорьем, но на этом всё. Был ещё и сломанный Alan 9001, который променял на другую радиостанцию, в последствии тупо отданной одному нехорошему человеку.

Только с выходом на работу у меня стала появляться аппаратура, да и то не сразу, так как были другие интересы и приоритеты. Об этом совсем не жалею. Сейчас бы уже не нырнул в омут с головой в Самару, так как мной движут иные цели. 

Началось всё с пополнения Си-Бишками и УКВшками. После «Гранита» Alinco DR-510X была в разы лучше. В две тысячи пятом у меня начнёт появляться свежая,  современная и неплохая аппаратура от Yaesu. 

В отличие от соседа, обновление радиостанций у меня так быстро не происходило и на это были свои финансовые причины. К нему домой можно было ходить как на выставку современной и не очень техники, а лучшие экземпляры перепадали мне именно от него. Зачастую доведённые до ума руками, слухом и аппаратурой.

Сейчас из всего многообразия, мне не хватает разве что D-Star на УКВ. Остальное у меня уже есть.

наверх

Первые антенны на крыше

В стране свирепствовал кризис, который в этот раз коснулся и меня. Я сидел дома и почти ничего не делал, кроме того, что сидел на телефоне, принимал заказы и занимался нашим интернет-магазином, который только-только начал давать хоть какие-то деньги, которых, увы, было очень мало. В этой ситуации у меня не было никакой мотивации к тому, чтобы что-то делать дальше. Про радио давным-давно позабыл, так как было реально не до него. Сосед сказал, что пора вылезти ко мне на крышу. Антенну он мне временно выделит. Честно говоря, мне не хотелось, но всё же он настоял.

Путь на крышу мы начали где-то после обеда второго августа. Решили попытаться вылезти через люк в моём подъезде на крышу. Толкнув его по резче – мы ничего не добились. В ход пошли фомки, но и их усилия было мало. Шума в подъезде было немало, но всем соседям было всё равно до этого, да почти никого не было дома, так как кто был на дачах в вынужденных отпусках, а кто на работе.

В конце концов, я взял удлинитель для баллонного ключа, который представлял собой трубу «трёшку» почти метровой длины, и с помощью него мы быстро смогли добиться желаемого результата. Что-то там сверху упало со глухим, но громким звуком. Когда мы поднялись, то увидели, что это был пенобетонный блок, которым придавили люк. Для чего так было сделано – понятно, так как иначе выход было невозможно закрыть.

На крыше мы провели до вечера, натянули мне одну антенну на КВ, которую дал сосед, а также установили вертикал на УКВ, который также был выделен им же ранее, он стоял у меня на балконе  Много времени мы потеряли из-за того, что поход на крышу был не спланирован, поэтому приходилось часто спускаться за различным инструментом и подниматься обратно.

На последние гроши, что были у нас в карманах, мы отправились в магазин, чтобы обмыть сегодняшний результат, которого мы добились. К тому же, почти юбилей, так как радиолюбителем я стал десять лет назад, а на крышу мечтал вылезти все двенадцать лет, с того момента, как попал на Си-Би.

Впрочем, антенна на КВ не давала возможности полноценно вещать, так как она могла использоваться только с тюнером, которого у меня не было. Этот вопрос в следующем году будет закрыт.

наверх

Появление интереса к связям

Установка антенн на крыше хоть и подогрела интерес к радиосвязи, но несильно, так как уже говорил о том, что антенна могла использоваться только с тюнером, которого у меня не было. Другим преимуществом было то, что антенна работала на любом КВ-диапазоне. Насколько эффективно – трудно сказать. Без тюнера на пятнадцати метров антенна имела неплохое КСВ, но прохождения там не часты из-за низкого пика солнечной активности.

На УКВ работал и до этого. В общем, с УКВ никуда и не уходил, так как обычно нахожусь на одной частоте вызывного канала. Или на двух, если принимать во внимание другой диапазон.

Ввиду невозможности нормальной работы на КВ, запал начал постепенно угасать. Разве что включал просто послушать, так как звать было бесполезно, автоматика срезала уровень сигнала по мощности, и вместо полезного сигнала, он квакал.

Интерес появится в следующем году. Это было связано с тем, что перепадёт мне автоматический тюнер для Yaesu FT-897D FC-20, который позволил работать мне везде и всюду, но антенна же была так себе и меня плохо слышали везде, что было не очень хорошо. Контрольным выстрелом станет то, что перейду работать в цифровые виды связи, опять же по совету соседа: PSK, RTTY. Теперь услышали меня и за пределами нашей страны. Для меня это был своего рода прорыв. Стало интересно собирать в копилку страны, смотреть что ещё смогу сделать в эфире.

Если в прошлом, две тысячи девятом, провёл около тридцати связей, то в этом году – более восьмидесяти, большинство которых за неполных два месяца!

Дальше – больше, по мере того, как у меня появлялось время и силы, интерес всё возрастал и достигнет своего апогея через несколько лет.

наверх

Берлога

Второй в своей жизни официальный отпуск, который пришёлся на конец сентября, посвятили поездке с моей девушкой к ней домой на родину, так как её родители живут в частном секторе, то была возможность установить там антенны. Почему бы и нет? Хорошая идея! Радиоаппаратура и антенны отправились в поездку на юг России – в Астрахань. Наш путь не был прямым, так как в эту поездку мы ещё заехали в гости в Ставрополь и только потом отправились в пункт назначения.

С собой в дорогу сделал Inverted V на 80 и 40 метров, а также взял вертикал на 10 метров, но почему-то решил оставить дома тюнер, что было совершенно зря. Он бы там пригодился. Я прекрасно помнил и то, что над баней возвышается мачта, к которой можно прикрепить вертикал и инвертор.

Однако, по приезду понял, что с вертикалом пролетел точно, так как мачта была сделана из очень мягкого металла, по типу газовых труб внутри помещения, и её с антенной при малейшем ветре, так что придётся отказаться от этой идеи и думать, как сделать всё иначе. Соответственно, и инвертор натянуть так, как хотел, тоже не получится. На выручку приходит смекалка, что длины кабеля мне хватает для растяжки антенны над участком. В течение дня прыгал со стремянки на стремянку, чтобы понять, что эта антенна слишком велика для этого участка, её пришлось укорачивать и оставлять полотно только на 20 метров. Получился диполь.

Как говорится, хоть что-то. Подключил радио. Включил питание и услышал что эфир тут живой. Сразу же связался соседом по скайпу и сказал, что даже слышу людей. Он назвал мне частоту, куда я подошёл, после чего он громогласно позвал меня в эфире. Обменялись рапортами. Слышно очень громко, но КСВ у антенны не на месте. Обещал этим заняться уже завтра, так как на сегодня не было сил, чтобы заниматься этим. Только ведь не сделаю этого, ни завтра, ни послезавтра, а только в следующий приезд.

В первый выезд, длившийся меньше чем за неделю, провёл больше ста двадцати связей, что для меня стало колоссальным успехом и пятой частью от всех связей, проведённых в том году.

наверх

Пик интереса

Поездка в Астрахань, из которой привёз много связей, подогрела мой интерес к связи в целом. К тому же, мне было как-то скучно, так как на работе я работал уже второй год, и заметно подустал от той обстановки, что меня окружала. Постепенно ушёл целиком и полностью в радиосвязь, проводя в нём значительное время.

В радиоэфире работал почти в любое время, как только выдавалась свободная минутка. Аппаратура тоже постепенно менялась. Выбирал из миниатюрного и с высоким КПД в будущем. К примеру, одним из самых интересных приобретений на тот момент стал Kenwood TS-480SAT

К следующему году готовился активно, так как необходимо было поставить мне на крышу антенны, а то работать на укороченной антенне с плохим кабелем было не так уж и просто. Наводки на аппаратуру иногда давали знать о себе.

наверх

Антенны на крыше

Раз интерес появился и есть деньги на его реализацию, то необходимо воплощать его в жизнь. Перед восхождением пришлось изрядно помотаться по Москве, чтобы купить всё самое лучшее, что может потребоваться на крыше.

В июле две тысячи двенадцатого состоялось третье восхождение на мою крышу. Теперь мы меняли на ней абсолютно всё. Начиная с антенн, заканчивая кабелями в квартиру. Для этого выбрали странный день, который был тёплым и дождливым. К тому же надо было успеть к определённому времени, так как дальше мне нужно было ехать в аэропорт, чтобы встретить мою подругу с рейса.

Надо отдать должное, что успели сделать всё: поставить вертикал, подаренный ранее мне день рождения соседом; поставить новый коллинеар на УКВ; растянуть инвертора на сорок и двадцать метров.

Весной две тысячи тринадцатого, когда вернусь из Астрахани, заметил, что у меня не строятся верёвки на сорок и двадцать метров. Полезли с соседом смотреть и увидели, что одно из плечей было откусано. Наростили и всё снова заработало.

***

Переделывать антенны полезем в апреле две тысячи восемнадцатого года. Они этого требовали. Это совпало ещё с тем, что у меня появился интерес к радио, да и прохождение началось.

наверх

Экспедиции (вылазки)

Помимо поездок в Астрахань, где лежала часть моего радиооборудования и в каждый приезд разворачивалось снова, мы с соседом выезжали на Грушинский фестиваль, где на месте нашей стоянки разворачивали антенны и пытались хоть немного поработать в радиоэфире. 

К сожалению, приобретённый генератор создавал сильные помехи, мешавшие работать на КВ. Однако, использовали аккумулятор, при помощи которого можно было некоторое время работать в радиоэфире. Много связей оттуда не привезли, но определённый опыт наработали.

Хотелось ещё и ещё туда поехать, но появившаяся дача, расставила всё на свои места, и теперь при любой возможности едешь туда, а не на фестиваль. Хочется и на Грушинский съездить, но пока это просто мечта, на исполнение которой у меня нет средств сейчас.

наверх

Повышение категории

В четырнадцатом году прошёл слух о том, что необходимо перерегистрироваться в очередной раз. Мои документы, хоть не подходили к концу, но вероятность того, что можно потерять позывной (по новым правилам третьей категории автоматом присваиваются позывные с префиксом UB, UC, UD) после перерегистрации, по этой причине тянуть с повышением категории не стал. Благо правила сдачи стали более либеральными по сравнению с теми, какие действовали в тысяча девятьсот девяносто девятом.

В последние дни две тысячи четырнадцатого года мне довелось поработать рядом с ГКРЧ и не воспользоваться этим моментом было бы глупо. Зашёл, записался на сдачу экзамена. В последний четверг уходящего года пришёл на сдачу экзамена. На сам экзамен из тридцати вопросов у меня ушло шесть минут. Сделал в тесте одну или две ошибки. В следующем году придут новые бумаги и мой позывной со мной останется ещё на лет десять.

Честно говоря, не вижу никакого смысла в замене моего позывного сигнала. Он за двадцать лет прочно «прикипел» ко мне.

Вот так хотел давным-давно повысить категорию, но до дела дошло только лишь через пятнадцать лет. Нужна ли мне первая категория? Вопрос спорный. В данный момент она мне не нужна, так как для второй категории открыто всё то же, что и у первой. Телеграф за долгое время вспоминаю лишь от времени.

наверх

Радиоклуб и круглые столы

Вот двадцать лет назад, каждый второй вторник месяца, многие направлялись по маршруту до станции Университет, а точнее до улицы Строителей. В числе этих людей был и я. Мне интересно пообщаться с другими радиолюбителями лично, так как в радиоэфире меня не было, а так хоть какое-то общение с коллегами по цеху.

В самом радиоклубе в этот день накрывалась поляна после, а иногда и в процессе сдачи квалификационных экзаменов в комнате у тёти Любы. До этого мне не было интереса, так как был молодым и непьющим человеком. В этот круг хоть и не был вхож, но могли налить для разогрева. Однако, я отказывался от этого.

За всю историю посещения радиоклуба, а это длилось где-то года два или три с момента сдачи на категорию, попал на одно застолье, но не у тёти Любы, а рядом, куда попал с моими коллегами RW3ADB и RW3AKN. Поехали мы из радиоклуба за Черёмушкинский рынок, где тогда строился большой ТРЦ. Прошли через охрану и поднялись на третий этаж. Из удобств и чего-либо ещё был накрыт газетами стол, где стояла водка и нехитрая закуска. Вот там пару рюмочек пропустил. Обратно домой добрался без приключений. В тот вечер было, несмотря на ледяную погоду, очень тепло на душе.

Вообще в радиоклуб старался ездить на автобусе, так как у меня был проездной на наземные виды транспорта. От моего дома ходил сорок седьмой автобус. На нём подъезжал прямо к дверям клуба на Строителей. А вот обратно ездил редко, так как автобусы не всегда ходили нормально, предпочитая этому пешие прогулки до дома. Даже зимой в мороз предпочитал так добираться. Если было невмоготу, то мог добраться на метро, но от него всё равно надо было идти пешком.

Пройдут года. Радиоклуб разгонят из-за нарушений правил аренды. От него лишь останутся антенны, растянутые во дворе дома и над улицей Строителей. Внутри уже никого не было. И как-то раз отметил, что и этих антенн уже не было. Было это лет через десять, после того, как не стало радиоклуба.

В Москве существовал ещё один радиоклуб, но находился где-то далеко от дома, поэтому туда ни разу не ездил, да и зачем туда ездить, если у меня всё есть? Для меня эта тема была на долгое время закрыта. Энтузиасты есть, которые захотят возродить это дело, но это будет чуточку позже.

***

В две тысячи четырнадцатом году, несмотря на угасающий интерес к радиосвязи, интерес и потребность в общении с радиолюбителями никуда не исчезла. Так стал частым гостем проходящего в эфире на десяти метров круглого стола. По-началу, даже было эмоционально и шумно, но со временем на круглом столе людей стало меньше, а дальше и всё реже он начал проводиться. Сейчас особого интереса он для меня не представляет. Есть возможность – захожу, нет – так нет. Вырос уже из этого.

***

Тот старый и ламповый радиоклуб, где всегда было накурено в операторской и звенели стаканы у тёти Любы почил в бозе, как писал ранее. Свято место пустым не бывает. Найдётся кто-то ностальгирующий, который создаст что-то похожее и что-то своё. И такой человек нашёлся. Им стал RA3AKM, который также работал в старом клубе.

Не хочу критиковать, но создавая что-то необходимо опираться на потребности людей, чтобы получить с этого профит, а идти путём создания кафе для своих – это как путь в никуда. Медленно и верно будет исчезать в никуда. Если старый радиоклуб был уместен, так как иных мест для сбора и обмена мнениями почти не было. Чего стоила там одна амбарная тетрадь, в которую писались объявления по купле-продажи радиоаппаратуры. Сейчас в интернете есть ресурсы, посвящённые проблематике радиолюбительства. В Москве проблем с интернетом нет, поэтому и особого смысла собираться вместе нет в том формате, как это было раньше.

Так или иначе радиоклуб был создан и даже у него появилось представительство в интернете. Мой приход в него восприняли достаточно тепло, но я никогда не был приверженцем линии партии руководства клуба. Да и не вступал в него, а просто на пару минут забегал, кое в чём помогал им. Безвозмездно, как сказала бы сова из Винни Пуха.

Действия руководства были странными, а с другой стороны вполне логичными и полностью показывали кто есть кто в этой ситуации. Руководство против любого развития дальше, так как это повлечёт за собой новый геморрой и так далее. Для популяризации радиолюбительства радиоклуб не делал ровным счётом ничего. Позиция была такой, что ты можешь к нам прийти, что-то сделать, и если нам это понравится, то мы твою идею возьмём в оборот. Такой подход показался каким-то странным.

Несмотря на это, мой вклад в общее дело радиоклуба всё-таки было. Помогал с разными моментами, связанных с IT: то жёсткий диск навернётся, то с сайтом беда – в общем, ко мне всегда шли. Движок сайта вообще был трухлявым набором чего-то непонятного с наличием бэкдора внутри, который выпилил не только на этом сайте. Да и внешне выглядит он, как привет из нулевых, но целиком переделывать не взялся, так как «за спасибо» возиться мне не хочется.

В чём активно принимал участие, так это в днях активности, о которых почти никто не знал. В них занимал даже первые призовые места, но, кроме грамот, ничего не получил. Мол, спасибо за участие, проходите дальше. Членом радиоклуба так и не стал. За деньги оно мне не нужно, а за заслуги – их не признавали. Да и чёрт с вами, как говорится.

Внутри иногда проводились сабантуи, на которые даже приходил, но в них особо не участвовал, разве что аппаратуру крутил, которой становилось всё меньше.

наверх

Минимум интереса

Драйв не может быть вечным. На радиосвязи не сошлось всё клином и акцент начал постепенно смещаться в другие сферы. Ко всему прочему овладела мной непонятная хандра и апатия. Стало не до связи. Интерес постепенно угасал. Он возвращался ко мне лишь на выездах на Грушинский фестиваль, где на стоянке мы разворачивали антенны.

С две тысячи тринадцатого года количество связей резко пошло на убыль, в две тысячи шестнадцатом смог провести всего лишь пятьдесят пять связей из дома. Не было прохода, не было драйва и интереса к радиосвязи. Это нормально, так как в жизни развитие идёт по спирали, в ней появляются новые увлечения, и на радиосвязь не осталось времени.

В две тысячи семнадцатом году уровень интереса к КВ-связи упал ниже плинтуса. Понятно что не хватало времени на всё. Дача и вложения в неё для мне стали куда важнее, чем радиосвязь.

Интерес появится в день моей первой Си-Би радиосвязи и пошло по восходящей спустя двадцать лет. Стало понятно, что необходимо восстанавливать оборванные антенны на крыше.

наверх

В цифру

Технологии постепенно развиваются и оттачиваются. Что вчера представлялось фантастикой, сегодня уже является частью нашей жизни. В радиолюбительстве всё точно также. Профессиональные цифровые виды связи в упрощённой схеме пришли и в радиолюбительство: D-Star, DMR, C4FM – выбирай на вкус и кошелёк!

В январе две тысячи семнадцатого года приобрёл Yaesu FTM-400DR, чтобы тоже приобщиться к этому. До этого её рассматривал в радиоклубе, куда зашёл на пару часиков. Она меня заинтересовала, покрутил ручки, понажимал на передачу. Эту же радиостанцию чуть раньше купил сосед, поэтому решил от него не отставать.

Чуть позже появится и вторая подобная с C4FM на борту, но то радиостанция на все диапазоны, с которой работаю до сих пор и ей абсолютно доволен. Это Yaesu FT-991. В ней есть огромный плюс в том, что она подключается к компьютеру по USB. Это оказалось дико удобно!

Чего бы ещё взял из «цифры»? Так это D-Star. У него неоспоримые преимущества в качестве сигнала и «дальнобойности».

наверх

Перемещения

Точек, из которых вещал, было не так уж и много, но ото всюду работал на УКВ, так как развернуть там антенны на КВ не представлялось возможным.

Первой такой точкой стал Долгопрудный, куда увёз только что купленную Yaesu FT-897 с автомобильной антенной. Результат был неплохим. С соседом связь была в SSB на диапазоне два метра. С юго-западными общался и на семидесяти сантиметрах, но то было на пределе слышимости. В общем, вечерами можно было коротать время не только перед компьютером с периодическим интернетом.

В две тысячи семнадцатом году меня попросили присмотреть за питомцем. Кошка хоть и не давала скучать, и была мне очень интересна с точки зрения поведения, для себя открывал много нового, но к радио тянуло. На крышу лезть не вариант, и поэтому на подоконник поставил антенну на магните. Так как локация была куда ближе, чем Долгопрудный, то почти постоянно находился на связи с соседом.

По окончании присмотра за кошкой, радиостанцию увёз с собой на дачу. Поставил там первую антенну. Пускай на УКВ, но хоть что-то иногда можно послушать.

наверх

На даче

Радиосвязи с участка, приобретённого в августе две тысячи пятнадцатого года, хотелось проводить сразу. Можно было притащить антенны и вообще зависнуть там, но всё как-то не складывалось долгое время. Лишь через два года у меня появится коллиниар на УКВ на мачте, где установлена телевизионная антенна. Москву здесь слышно не было. Даже намёков на это не было. Не слышно было и Троицкий ретранслятор, который почил в бозе.

Заниматься радиолюбительством можно было только тогда, когда погода была так себе, так как в жаркий, солнечный день находится в бытовке опасно для здоровья. Чересчур тут жарко и душно. Лучше прятаться в тени.

Портативные радиостанции также привозил сюда. Здесь с ними интереснее, так как оперативная связь на расстоянии нужна. Они сослужили хорошую службу, когда отец заблудился и не заметил этого. По уровню сигнала видел, что он идёт не в ту сторону. Благодаря этому вывел быстро из леса к нашим участкам. Иначе ушёл бы он совсем не туда.

Сканируя радиоэфир на УКВ, наткнулся на Серпуховский ретранслятор, который при хорошем «тропо» слышно в Москве. Так иногда переговариваемся с соседом.

Когда дойдёт дело до КВ? Может быть в этом году, а может и не дойдёт. Всё будет завесить от многих факторов: наличия времени, дел и средств. Загадывать пока не хочу. Это не первостепенная задача на этот год, провожать который собираюсь здесь.

наверх

Десять тысяч связей

Это, наверное, последнее моё достижение на данный момент. Особого времени, чтобы уделять хобби где-либо нет и когда оно появится – сложный вопрос, так как есть более важные дела, на которые хотелось бы потратить свою жизнь.

Безусловно, я, как и более двадцати лет назад, мечтаю о хороших антеннах. Ведь сейчас у меня есть возможность экспериментировать с ними в своём дворе, но на это нет времени. Совсем

наверх

Что дальше?

В отличие от Си-Би, которое умерло после появления мобильных телефонов, КВ и сейчас живее всех живых. На УКВ стало значительно чище, так как хулиганов как-то стало поменьше, особенно если сравнивать с их засилием и расцветом в конце нулевых.

Из радиолюбителей, к сожалению, уходят в одном невозвратном направлении, но туда как-то рано, а значит буду постепенно развиваться, перебираясь за город. Во дворе своего дома хочется поставить «Унжу» и водрузить направленные антенны
на неё, в том числе и на КВ. До этого точно ещё далеко. Это в мыслях кажется, что быстро. Это я уже проходил. Лет двадцать назад.

Антенны на пятиэтажке скорее всего больше не будут трогаться, разве что будем их снимать, так как реновация и переезд всё ближе и ближе, поэтому в радиоэфир буду выходить только со своего участка, а в городе – видимо, УКВ и останется.

Ещё бы не забывать про вылазки на природу с радио, чтобы не стареть душой, но туда надо ехать с компанией единомышленников, так как в одно лицо работать и вести быт крайне сложно, да и голос садится, если постоянно говорить в тангенту.

Так что поле для деятельности ещё очень обширное. Если честно, то не ожидал, что рассказ получится таким длинным и достаточно интересным. Двадцать лет назад об этом вообще не думалось и даже не представлялось. Тогда облизывался на хорошую аппаратуру, а сейчас это является моей реальностью. Пускай у меня нет Hi-End или Hi-Fi радио, но то, что у меня есть – вполне устраивает. Куда расти – тоже понимаю.

Надеюсь, лет так через двадцать или даже более, напишу ещё, что получилось у меня на этом поприще. Рекордов, наверное, никаких не поставлю, но и пропасть – не пропаду.

наверх


Записи по теме

Опубликовано 3 июля 2019

Добавить комментарий