Эпоха (про работу)

Прошёл год как ушёл с работы, где отработал девять с половиной лет. Впрочем, не могу сказать, что я прям горел работой, но перегорал на ней несколько раз. Возможно, сам в этом виноват, а может и всё совсем не так. Искать виноватых в этом мне не хочется. На самом деле, эта работа породила массу записей на стене про то, как организован рабочий процесс изнутри. Ввиду того, что мной никогда не приводятся имена и реальные должности, а также то, что не подписывал никаких NDA, которые в нашей стране имеют сомнительный статус, равно как и само понятие о коммерческой тайне, то выложу сюда. Многие вещи имеют свойство забываться. Хронология будет не хронологичной. Начал ловить себя, что некоторые вещи тупо начал забывать, да и нужна ли эта точность? Думаю, нет.

Честно говоря, писать буду без купюр. В некоторых ситуациях и я выгляжу, как полный идиот. Ничего не попишешь, такое бывает. Как Герострата там меня помнят и зубная боль при виде меня сковывает часть руководства, которым приходилось подбирать слова на все мои служебные и докладные записки, рождённых не на пустом месте.

Смог накрыл Москву

Лето две тысячи десятого было чересчур жарким и к августу начали гореть болота, которых в Подмосковье предостаточно. Помимо того, что было жарко, дышать также было нечем. Спасительной прохлады не было и ночью, хотя всё же было легче, но до раскалённый город не так быстро остывал. Несмотря на работу с утра, фактически все дела и прогулки приходились на поздний вечер. Даже на велосипеде по округе катался за полночь. Так сбылась детская мечта о том, чтобы с фонариком покататься, когда очень и очень темно. Технологии ушли вперёд и теперь путь освещал светодиодный фонарик на батарейках, а не тусклая лампочка от динамки. На работе большую часть времени мне доводилось высиживать под работающим кондиционером рабочие часы, так как на территории многие разъехались и поднимать деньги было негде, а рутинной работы почти не осталось. Проездом в Москве были астраханские давние знакомые, которых катал ночью, показывая красоты столицы, потом съездил в Питер, вырвался на денёк от духоты и смога. И так сидел-сидел на работе пока мне не пришло в ICQ сообщение от бывшего коллеги, который предложил поработать с ним в его старт-апе.

Прикинув, что от меня не убудет от этой встречи, к тому же мне надо приблизительно в в его края, то согласился вечером посидеть в летнем кафе на свежем воздухе.

Приехал по адресу на севере Москвы, который мне был знаком лет так восемь точно (рядом находятся общаги, в которых пил пиво). Минут через пять появится он – главный идейный вдохновитель. За кружечкой кофе он мне объяснил, что они делают, что есть финансирование, но только я так и не понял, что там надо делать именно мне, так как продукта по сути нет, но его надо тестировать. С другой стороны, понимал, что на той работе сидеть мне недолго, так как её уже перерос, да и посматривают криво на то, что в отличие от других не сидел на месте, плюя в потолок, а пытался заработать денег. Сказал, что подумаю, но, скорее всего, в середине сентября буду готов присоединиться к команде, так как хочу немного отдохнуть и переключиться со своей рутины.

Начали происходить изменения в природе: запорный антициклон, удерживающий в наших широтах дикую жару, ушёл. На смену ему пришли дожди и долгожданная прохлада. Подруга тоже куда-то ушла. Опять были проездом знакомые из Астрахани, которых вновь катал по Москве и в эту поездку договорился о том, что к ним приеду с ответным визитом в начале сентября.

Заказывая билеты, уточнил о нашем разговоре у главного идеолога. Мне ответили, что всё в силе. Ждут по возвращению в середине сентября. На работе взял отпуск на две недели. Рабочий день закончился. Даже не так – работа здесь для меня закончилась. Совсем. Сюда возвращаться не собирался. Только за расчётом и документами. Пора!

Ночь. Кружка кофе. Вещи. В машину. Патруль вывел из состояния сна. Спросили про то, откуда я и предложили побыть понятым. Поинтересовались ещё тем, куда еду и услышав, что в аэропорт на самолёт до Астрахани, пожелали счастливого пути. А дальше холодный рассвет. Автобус на рулёжке. Ожидание посадки в самолёт и два часа полёта. Но это совсем другая история

наверх

Собеседование, которого не было

Через несколько дней вернулся полностью перезагруженным и счастливым, так как для себя нашёл родственную душу. Прямо как тогда, давным-давно в Самаре, когда в юности мне хотелось жить на два города, находящихся на приличном расстоянии. О каких-то перспективах и переменах тогда не думал, да и сейчас особо не думал. Мне хотелось отдохнуть и прийти в себя после перелёта.

На следующий день почему-то на метро поехал в офис, где располагалась компания. Меня встречал главный идеолог на проходной и всюду водил. Два КПП, где серьёзно смотрели и сверяли документы. И вот мы в одном из опенспейсов внутри на первом этаже. Забегая вперёд, прямо напротив нашей будущей комнаты разработчиков.

Мне налили кофе. Показали продукт и то, что он умеет. Рассказали немного о команде и о собеседовании, которое будет чисто формальным у непосредственной и такой же формальной моей начальницы. Для приличия позадавал вопросы о том, можно ли в будущем приезжать раньше, чтобы пораньше уезжать? Никто не против. Оговорили день выхода. Дальше кадры. Безопасники, с которыми придётся общаться в будущем достаточно часто. И всё! Путь домой. Путь для того, чтобы скоро выйти на работу и написать заявление об увольнении по собственному желанию.

наверх

Первый рабочий день

В первый рабочий день приехал, как и договаривался, заранее. До пробок в Москве. Безусловно, меня никто не ждал, поэтому мне прямо сказали: в девять заработает отдел кадров, тогда и пройдёте. Списков пока нет. Пришлось зависнуть в лобби в кресле и немного позалипать, пытаясь добрать несколько минут сна.

А дальше пошло движение через те же два пропускных пункта. Сразу в кадры, где надо было заполнить какую-то анкету, сдать документы и подписать договор. Потом мне показали моё рабочее место, IT-шники принесли мне компьютер, который на тот момент уже был, если не дровами, то всё ближе к этой консистенции. Познакомился со своим подчинённым, который, по сути, им никогда не будет. Постепенно знакомился с командой и порядками внутри.

И всё бы ничего, если бы не одно обстоятельство, вылетевшее у меня из головы. Мне к четырём надо попасть в ЗАГС, чтобы провести фотосъёмку бракосочетания. Очень было неудобно отпрашиваться, но пропускать столь знаменательное событие в жизни знакомых мне не было непозволительно, так как мои кадры лягут в основу семейного альбома новой ячейки общества.


Надо отметить, что с утра следующего дня меня в восемь утра тоже никто не ждал, так как списки подают кадры. Ждите! К счастью, это продолжалось не так долго и скоро у меня будет свой пропуск, который даст мне право проходить почти в любое время.

Систему контроля рабочего времени также раскусил быстро, чтобы не нарываться на ненужные вопросы. Был ещё и СКУД, который нам не подконтролен, но формально мне начальница никто, поэтому она и подходила точно также формально, то есть старалась не замечать меня.

наверх

Команда

В то время был далековат от всей IT-шной тусовки, хотя работал в телекоме и даже в нём хорошо понимал на том уровне, который был мне нужен для решения простых задач домашнего интернета и телефонии. При этом хорошо учился новому, особенно когда были учителя. Некоторый комплекс “самозванца” во мне всё же проявлялся. Ну какой я начальник тестирования? Да никакой! При этом также прилежно ездил и даже создавал видимость труда, хотя мне было искренне скучно этим заниматься, так как продукт развивался и рос не так быстро как бы того хотелось всем. Тестировать было нечего.

Наша команда была разбросана по нескольким кабинетам. Нет, это не такая большая команда, просто мы все были раскиданы по разным комнатам. Где-то три человека сидели, где-то один, где-то ещё двое-трое. Поговаривали о том, что все скоро будем сидеть в одном кабинете.

Так вот, основной костяк команды состоял из молодых людей от двадцати до тридцати лет. Команда была подвижной и активной. Главный программист, старался и вёл всю команду вперёд. При этом был просто простым человеком, несмотря на солидный за плечами опыт разработки различных сложных систем. На перекурах с ним можно было потравить байки. Он любитель японских и праворульных мощных автомобилей. Эта тема была близка, поэтому иногда общались, к тому же он жил неподалёку от меня.

Мой подчинённый позавчера выпустился из института, его сюда привёл брат, который работает в другом проекте. У него ещё ветер в голове и чёткое непонимание того, куда двигаться дальше. В некоторых вопросах не очень рубил, но усердный и пытался понять как это устроено.

С другими общался мало до того, как съехались, но видно, что хорошие и сильные ребята, которые знают своё дело. Поближе обязательно познакомимся с ними, но чуточку попозже.

наверх

Сбор всех частей вместе

Приблизительно через месяц главный наш идеолог сказал мне, что кабинет нам будет выделен и хотелось бы, чтобы в нём была наша собственная сеть, а не общая. К тому же нам не будет хватать розеток под оборудование и остальное. Дал мне зелёный свет на подбор оборудования и решение ситуации. Более того на будущее хотел, чтобы у нас были свои инструменты разработки, доступные как снаружи, так и изнутри.

Мне показали комнату. Как раз ту, про которую писал в самом начале. В ней мы были не одни, но это временно. Нам выделили закуток на человек десять. Чего нам было вполне достаточно. Поговорил с IT-шниками, которые заверили, что IP-адрес нам они выделят, отдельную сеть мы можем делать сами, но наружным способом, то есть по полам раскинуть кабели. Покупаю оборудование. О том, что там должны быть VLANs или возможность резервирование пока речь не идёт. На входе у нас вообще домашний роутер TP-Link, но мощностей и возможностей нам хватало.

После подготовки начали свозить оборудование людей в одну комнату. Быстро начали обрастать традициями отмечать дни рождения вместе. Благо зарплаты хорошие, да и все в большей части не обременены ничем, кроме работы.

Главный сказал, чтобы подбирал топовое оборудование для программистов, так как мы в ближайшее будущее начнём быстро расти. Плюс к этому принёс сервера. Они на тот момент были не совсем новыми, но для наших потребностей их было вполне достаточно.

Постепенно из начальника отдела тестирования становился IT-специалистом или же админом-эникеем. Бытовых знаний хватало ровно до того, как не столкнулся с новым для себя миром – Linux.

В течение месяцев полутора наши соседи съехали от нас в другой кабинет. Ротация внутри большого здания бывшей фабрики шла быстро и безжалостно. Вчера ты был тут, завтра сидишь уже в другом крыле или этаже. Такова жизнь.

наверх

Праздники

Что-что, но праздники у нас любили отмечать. Пока нас было немного, то это было очень интересно. Правда, ни на одном из этих праздников ничего так и не выпил, так как был за рулём всегда, а с собой не возьму.

Самым запоминающимся стал совмещённый день рождения главного программиста и собственно моё день рождения. Провели мероприятие во вторник. Мы вместе с ним поехали за провиантом. Вечер тогда начался хорошо. Количество алкоголя было столько, что трудно было представить другой исход этого мероприятия. На следующий день в офисе было три человека: тот, кто не пил, я и главный программист, которого с резким перегаром привёз на своей машине. Остальные так и не появились. Компания дружно написала на отпуск или отгулы до конца недели. Руководство бесновалось, но санкций не последовало.

Больше таких загулов команда себе не позволяла. Хотя сухой закон всё же введут, но позже, лет так через пять, когда случайно забыли человека в офисе и поставили на охрану. Человек ожил за компьютером, открыл дверь и ушёл. В офис приехала ГНР (группа немедленного реагирования). После этого и, скорее всего, штрафа, пьянки были поставлены под полный запрет с настоящими санкциями, невзирая на заслуги.


Иногда ходили в соседние кабинеты, где сидели другие направления, не относящиеся к нам, и там тоже наливали, но был за рулём, поэтому не попадало в рот. Там был для массовки и долго не задерживался. Скучно.

В последние годы было замечены послабления в этом направлении и на некоторые праздники появилось шампанское: на новый год и на восьмое марта.

наверх

– Ты ведь справишься?

Наши тестовые и демостенды с оборудованием постепенно уезжали от нас в шоурум, то есть отдельную комнату, куда мы тянули специально отдельную кабельную линию, а нам предоставили на некоторое время коморку, где мы сидели с подчинённым и ещё двумя коллегами. Там прекрасно можно было спать и никто просто не побеспокоит, так как не все знали, где мы сидели. Нам, тестировщикам, было не так много работы пока программисты меняли идеологии и парадигмы. Иногда даже не хотелось приезжать на работу, так как тут не было ничего нового.

В декабре сервера, что принёс главный, определили в стойку материнской компании и у нас появились сервисы, за которыми надо было присматривать. В настройке тогда не так много понимал. Мне админы показали как управлять учётными записями, а главный идеолог сказал:
– Ты ведь справишься? Думаю, что ты справишься!

Так и стал администратором нашего IT-пространства после создания сети, протяжки по зданию кабелей для объединения наших комнат. С кабелями-то раньше был знаком, так как на предыдущем месте этим и занимался. Чем дальше в будущее, тем дальше от тестирования был. Нет, я ещё принимал какое-то участие в нём. Постепенно это вытеснялось совсем другими задачами по мониторингу и контролю сети.


Впереди были новогодние праздники, которые планировал отмечать вне столицы. Мне даже не пришлось писать никаких заявлений на отгулы. Меня просто отпустили. Зима тогда была почти настоящей и снежной. О чём сейчас воют москвичи, тогда было в порядке вещей. Так пешком дошёл до станции Дегунино, и на электричке до Лобни и маршрутке до Шереметьева. Откуда самолёт унесёт меня в Астрахань. Год завершён.

наверх

Выставки

Для меня выставки больше не про девочек-моделей, улыбающихся менеджеров, а про то, что находится по другую сторону, скрытую от глаз посетителей – про закулисье, так как в нём с различной степенью вовлечённости варился с две тысячи второго года, на самой первой работе. Было и так, что за день до начала выставки мне говорили: вот наш стенд, завтра в десять мы должны стартовать и ты тоже здесь будешь стоять, так как знаешь продукт, то есть опыт мозгового штурма уже был на уровне иммунитета и с каждым разом он становился всё сильнее, то есть не было чехарды, а было понятно кто и за что отвечает.

Здесь у руководства была плохая черта: не думать, а действовать. Хотя сейчас мне это больше напоминает панику из-за того, что просто никто не знал, что нужно было делать.

Первая выставка была в апреле следующего года, как пришёл. Она традиционная и мне давным-давно знакомая, но раньше она проводилась в Олимпийском, то теперь переехала в Экспоцентр. Это последняя выставка по безопасности перед мёртвым летним сезоном. В субботу руководство, несмотря на скромное возражение, выгнало всех технических специалистов на застройку, хотя работы им раньше понедельника бы не было.

В девять утра приехал к офису и встал неподалёку от него. Погода была шикарной и ощущалось, что вот-вот и начнётся лето. Тёплые вещи уже перекочевали на дальние полки шкафов, а в машине всё чаще работал кондиционер. Погрузили всё из шоурума в грузовичок и поехали. Мы ехали позади с главным идеологом. Он контролировал в первый день застройки.

Как и говорил, что мы там были только для массовки, так как застраивали стенд не мы самостоятельно. Для контроля достаточно было одного понимающего человека, но никак не четверо здоровых лбов, которым сюда ехать не хотелось. Помню, как мы в Макдональдс ездили и сидели на набережной, кайфуя под весенними лучами солнца. Только из-за этого мы сюда и приезжали. Руководство сказало, чтобы и на следующий день мы приехали, но тут уже вход пошла дипломатия и перенесли на понедельник, так как нашей работы там было очень мало.

Сама выставка проходила без каких-то приключений и проблем. Более того, что на ней многих знал, так как в этой сфере вращался последние восемь лет. И это отличное место и повод для того, чтобы пообщаться с бывшими коллегами полуформально и за обедом. Приглашали и в бар, но, увы, я за рулём. Помимо этого помогал менеджерам в работе с клиентами, рассказывая про наш продукт и ещё немного погулял в районе Красной Пресни, где давным-давно не был.

На выставки привлекали достаточно часто. По-моему, последующие года три, если не четыре, буду постоянно ездить как застройщик и настройщик, а также помогал уже на стенде, когда шла выставка. Потом ограничился лишь закупками под них. Благо у нас людей стало больше, которые могли развернуть систему и настроить всё на месте.

Самая провальная для нас выставка была в ноябре, когда у нас ничего не запустилось на месте, хотя причина была однозначно понятна и устранив её мы сумели показать продукт. Дело всё было в динамических библиотеках, которые подгружались с CDN. Это был косяк всех: от руководства до нас, но всё делалось второпях и закончилась подготовка к выставке в третьем часу ночи, а в восемь надо было уже быть на месте.

наверх

Закулисье

У нас были выставки, но не было продукта как такового. Чем ближе выставка, тем у нас больше проблем в MVP. Стратегическое мышление руководства иногда просто вызывало недоумение. Оно не отличалось шаблонностью и новаторством, скорее дешёвые деньги позволяли всё ими заливать, не понимая сути желаемого результата.

На носу была очередная выставка. Программисты в очередной раз меняли вектор и дизайн кода. Это всё выливалось в то, что новые версии продукта были усеяны не только старыми проблемами, но и новыми багами. Однако, на карту легли большие деньги, затраченные на выставку, и их руководству захотелось отбить. Оно издало за месяц до выставки срочное письмо о том, что переработки будут хорошо поощряться за каждый день выхода. У меня аж чай чуть не выпал из рук, когда это читал.

Воображение построило следующую картину, знакомую всем по фильму “Большая перемена” с аттракционом неслыханной жадности, когда Ганжа предложил Тимохину подержать бак. Здесь люди будут исправно ходить на работу в будни и в выходные, но вот что они будут делать всё это время – никто не хотел думать. Тогда поделился с главным идеологом своими мыслями на этот счёт, в ответ он лишь отмахнулся. Мол, всё хорошо будет, увидишь сам.

Да, всё прекрасно было! Чётко как по книгам по управлению персоналом. Ведь чем больше человек работает, тем больше он устаёт. Эксплуатация человеческого труда, как ограниченного ресурса, должна происходить с умом, а также способствовать его автоматизации для увеличения извлекаемой прибыли. Здесь всё было чуточку иначе.

В первую неделю у команды ещё ощущалось рвение. В выходные пошли осетинские пироги в качестве обеда. Вторая неделя пошла с ленцой и к выходным программисты сломались. Да, они приходили на работу, но ничего не делали, а создавали видимость. Следующие недели, увы, ничего внятного не принесли и к выставки мы подошли с тем же, с чем были до этого. Фактический результат титанического труда был помножен на ноль. Выставку же как-то отстояли.

От участия в этом аттракционе отказался, так как посчитал, что имея совсем другое видение существующей проблемы, влезать в это не должен. Да и тупо сидеть в офисе мне претило. Деньги, конечно, мне были нужны, но явно не такие.

Несмотря на результат, точнее на его отсутствие, деньги дали всем за фактически отработанное время, то есть за каждый выходной на работе. Некоторые получили за сверхурочные больше, чем сама зарплата! Для себя сделал вывод: надо оговаривать результат и платить только за него, а не за время выхода.

Точно не помню, но вроде ещё такой праздник халявы случался однажды по весне, но там были те же самые грабли. От участия под благовидным предлогом отказался и в тот раз. Где-то в то время начал задумываться над тем, что мне с этими людьми не совсем по пути, но решительных шагов по уходу из быстро растущего старт-апа не предпринял.

наверх

Помощника тебе нашли

Компания быстро росла, в неё приходили всё новые люди. Руководство посчитало, что мне одному тяжело всё это выполнять и следить. На деле мне нагрузка была такой, что мне удавалось вести ещё параллельно один или два офиса, особо не напрягаясь. В тот момент я уже был в IT, а не в тестирование. Отдел тестирования тоже рос и уже пополнился девушкой-тестировщиком. Её собеседовали вместе с подчинённым и очень быстро нашли общий язык. Он вообще был в восторге от неё. В отличие от него я старался оценивать её только по навыкам и общением тоже был удовлетворён. Надо отдать должное, что она очень многое сделала для продукта, что было в её силах.

Пока был в трёхдневном отъезде и мне нашли подчинённого. Рубаха-парень и просто свой человек. Собеседовали его IT-шники материнской компании. Характеризовали его как человека знающего, но по Windows. А на кой оно нам? Сквозь зубы поблагодарил руководство за подарок, даже быстро объяснил и ввёл в курс дела. Он стоял и кивал головой. По взгляду было видно, что он ничего не понял, но его это волновало мало. Ему просто это неинтересно.

Он быстро вошёл в курс дела, точнее в то, как здесь можно ничего не делать и за это ему ничего не будет. На него сгрузил работу по офису, а сам сосредоточился на том, что автоматизировал и контролировал, плюс успевал писать небольшие проекты на PHP для компании, а также на Delphi для продукта. За что, кстати, получил премию в размере тысяч пяти или десяти.

С одной стороны руководство, конечно, было право в том, что необходимо уменьшить bus-factor в новом отделе IT, на котором держалась почти вся компания, и мой уход из неё мог сильно ударить, но вот людей надо брать не своих, которых протолкнули, а искать на рынке с соответствующими знаниями.

Этот помощник мне памятен по двум эпизодам. Уровень раздолбайства, конечно, у него был выше моего, но не намного. Однако, я жил на той инерции, которую смог достичь раньше, выстроив часть процессов, а он на том, что говорил. Рассказчиком он был мастерским и заболтать мог любого.

Эпизод 1. Про память

Под выставку мной были заказаны комплектующие под компьютеры. Мы не покупали их целиком, а только запчасти, из которых собирали нужные нам компьютеры. Тогда так получилось, что перед выставкой заболел и комплектующие пришлось встречать моему помощнику. Задача нетрудная: записать то, что пришло, и собрать из этого по существующей спецификации компьютеры.

Через два дня он мне звонит и говорит, что не хватает памяти. Взял небольшую паузу, чтобы ознакомиться со спецификациями, свериться с тем, что пришло через другого человека. Понимаю, что чудес не бывает и всё было заказано ровно столько, сколько требовалось. Меня начинают со всех сторон раздирать письмами и звонками. Решил повременить с ответами, а провести расследование инцидента. Результат расстроил. С таким работником и врагов не надо.

Оказалось всё просто. Моей ошибки в расчётах точно не было. Проблема в другом. Этого человека привели программисты и когда пришла новая техника, они захотели проапгрейдить свои рабочие компьютеры. Вот он без зазрения совести поделился с ними по-братски. Ведь они в одной квартире когда-то жили вместе! А чего такого-то? В целом, ничего, кроме этого крысятничества и то, что мой труд по инвентаризации был частично уничтожен. Если до этого мы знали у кого что, то теперь надо было всё это переделывать. И ведь хватило смелости позвонить мне и сказать, что чего-то не хватает!

Дело это так не оставил и на попытки замять реагировал жёстко, но эмоционально. Да, всё было возвращено в то состояние, как и было. Ничего, никому больше не заказали. Да и скандал был знатным тогда. Позиция руководства в этом вопросе меня неприятно удивила: им всё равно до того, что у них творится.

Ложечки нашлись, но послевкусие осталось (с) Жалею, что служебные записки начал писать позже.

Эпизод 2. Новые рабочие места

Сколько нужно времени, чтобы собрать новый компьютер из запчастей и поставить на него Windows? Где-то часа три. При должной сноровке это занимает часа полтора. В компании очередной раз ожидалось пополнение в виде четырёх сотрудников. Для них были выбраны спецификации. Закуплены. Работу по сборке поручил подчинённому. У него было четыре дня до пятницы. Четыре компьютера по три часа каждый – полтора рабочих дня. На деле, можно сделать параллельно часа за четыре. Проверено.

Вечером в пятницу он уже собирается уйти чуть пораньше, чтобы с ребёнком погулять. Спрашиваю у него про компьютеры, на что получаю гениальный ответ: “в понедельник утром доделаю”. Зная его и то, что раньше одиннадцати он не придёт, то есть работу мне придётся за него доделать. Прошу сделать это сейчас. Он говорит, что вот ему очень надо…

Параллельно решил посмотреть то количество задач, которые были им сделаны за полгода пребывания в нашей компании. Количество заявок и задач отличалось на порядок. Без шуток: триста с хвостиком против тридцати. Мои задачи были сложнее и часто требовали неурочного времени, но я не жаловался. Что-то здесь совсем не так.

Дальше будет достаточно жёсткий разговор с руководством о том, что этот человек не выполняет свои обязанности и мне он, исходя из выборки задач, по сути, не нужен, так как мне пока хватает сил и ресурсов всё делать. Что касается тех компьютеров, то они были собраны мной.


После этого меня обвинили в том, что я не умею объяснять людям и доносить идею. Однако, разжёванные (пошаговые) задания с тем, какой результат нужно получить казались мне подозрительно простыми, равно как и тем, кто их смотрел со стороны. Этот человек последующие полгода ходил на работу в любое время, когда хотелось и также уходил. Никто ничего ему не говорил.

Как-то в офисе летом упал интернет, а я находился в отпуске за тысячу километров на поляне Грушинского фестивале, в состоянии не стояния, звонили мне, так как его так и не смогли найти в офисе. Интернет тогда, конечно поднял, но точка невозврата была пройдена раз и навсегда.

Как-то летом у меня с утра зазвонил телефон. На трубке был главный, который у меня прямо спросил нужен ли мне этот человек? Ответил честно, что нет. Он перевёл его в отдел к бывшему моему подчинённому, в тестирование. Правда, отпустил с условием, что он доделает все свои открытые задачи.

Задачи он не только не собирался доделывать, но и своего начальника направил ко мне, мол, что требую с него чего-то нереального. Плюнул на это. С такой паршивой овцы клок драть себе дороже. Всё равно придётся переделывать. Новый начальник в нём души не чаял… может неделю, а может и две, после чего написал мне, что он непроходимый и с ним крайне тяжело работать. Как я вообще с ним мог работать? В общем, ощутите всё сами на своей шкуре.

Проработал он ещё полгода, после чего первый наш технический директор спрашивал у меня про него. Рассказал о том, как было. Через пару дней его рассчитали. Плюс за ним ещё числился ноутбук, который так никто и не сумел найти. Бытует подозрение, что его он унёс и продал на сайте бесплатных объявлений. Он постоянно что-то, то покупал, то продавал.

Человек может быть очень душевным, но для работы он не годится совершенно.

Не работайте с мудаками (с)

наверх

Технические директора

Года через три или четыре мы дозрели до того, что необходимо было разделять всё в компании на техническую и коммерческую часть, то есть нам требовался технический директор, который на себя это возьмёт. Им стал старый знакомый, с которым вместе с главным идеологом, мы трудились под одной крышей. Об этом узнал из своей задачи по организации рабочего места. Ничего против не имел, так как человек грамотный и не прёт с места в карьер, да и тараканов замечено не было. Правда, почему-то с ним изначально немного перегнул, но, к счастью, это забылось. Может быть это из-за того, что начал эмоционально выгорать от такой работы, которая особо никем не ценится.

В день его прихода, мы разговорились в столовой. Ему озвучил что-то эмоционально конкретное, типа, того, что в свои дела его не пущу, а с остальным может разбираться сам. И так жили в мире и согласии. Он ставил задачи, я их выполнял. В этом с ним не было недопонимания. Да и работу свою он делал хорошо. Построил порядок в отделах тестирования, поддержки и внедрения. С программистами быстро нашёл общий язык. Он давил не своим положением, даже вообще не давил, а просто был харизматичным человеком.

Как по мне, то первый технический директор из всех трёх, что были, по-настоящему им был, то есть внимал в вопросы и пытался выстроить процессы внутри компании, но не так просто это было сделать. Он был отличным и убедительным переговорщиком. Это опыт работы в консалтинге. Плюс ко всему с меня целиком забрал всё по выставкам и теперь на них мог приезжать как посетитель. Жаль проработал не так долго с нами. Всего год с небольшим.


Две тысячи пятнадцатый год для меня был тяжёлым годом в психоэмоциональном и физическом плане. Ведь тогда чуть не угорел в собственной машине и это привело к состоянию близкому к депрессии, но жизнь и работа не заканчиваются. Надо как-то жить дальше.

В конце две тысячи пятнадцатого уходит первый технический директор, а его место занимает другой человек, которого также знал по предыдущему месту работы. И тут началось настоящее веселье.

Начал он с чисток в своих рядах и попытке установить свои порядки на работу других отделов. Даже ко мне пытался влезть поглубже, выбрав меня в свои враги. Результат: у себя уволил пару человек, которые после ушли на лучшие места. Испортил много с кем отношения.

В IT он пытался сделать перестановки, но я не особо поддерживал его в этом, так как от перестановки мест ничего не менялось. Он понимал это не хуже меня. Поэтому и началась подковёрная возня с его стороны против меня, но силы были равны. Тогда на себя уже заключил много потоков и так просто без моего желания оттуда меня уже было не достать. Кстати, войны он вёл не сам, а через своих людей, которые писали даже анонимки.

К счастью, проработал он не так долго. Пользы или вреда от его руководства мы так и не ощутили. Перед уходом он уволил ещё пару человек, которые пили автоматизацию тестирования. Одному удалось перейти в другой отдел, но это было явно не его. Через некоторое время он уволится оттуда. Отозвались о нём не очень хорошо.

Когда ушёл этот технический директор, то мы вздохнули с облегчением. Подковёрные интриги остались позади. На ближайшие пару лет никаких технических директоров, но он ещё будет, но об этом ниже.

наверх

Заход сверху

Так получилось, что в IT всё равно оставался один человек, то есть я, который делал абсолютно всё и даже чуточку больше. За эти пять лет работы, заматерел в знаниях и прекрасно понимал то, что происходит внутри. Решение проблем было моментальным почти всюду. Отравление давало о себе знать в общении с другими людьми. Процесс восстановления не такой быстрый, как бы мне хотелось. Поэтому были неприятные разговоры с руководством. Помимо этого мне поставили сверху начальника, которого взяли на полставки. Да, мы смеялись потом на этим, но что есть, то есть.

Вначале мы с ним жёстко конфликтовали, доказывая друг другу свои точки зрения. Он был флегматичен и немного фанатичен, с солдатской прямой выправкой во всём, но в отличие от подчинённого на него можно было положиться. Он либо сделает, либо заранее предупредит, что не уверен в результате. В конечном счёте, он тоже человек, как и мы все.

Ему во мне не нравилось то, что не признаю его начальником. А как тут могло быть иначе, если это человек со стороны, который мало что знает и видит. К тому же, он не был хорошим знатоком сетей и линукса. В несвойственной для него манере на меня шипел и тоже отзывался нелестно за спиной, но со временем встал на мою сторону, так как увидел то, что здесь творилось. И теперь это был не мой противник, а союзник, который сидел в офисе и решал свои дела, но всегда мог помочь или реализовать что-то новое, с чем не сталкивался я, и также давал мне свободное время для творчества. Под его началом мне удалось за месяца три сделать больше, чем за предыдущий год. Проработали очень позитивно.

Последствия отравления постепенно сходили на нет, я становился нормальным и весьма приятным в общении. Отношения с ним стали приятельскими. В конце концов он нас покинул, как только начались задержки с зарплатой. Я опять остался один и до последнего моего дня в этой компании так и останусь работать в одного.

наверх

Увольнения

Увольнение – вполне рутинный и нормальный процесс, но некоторые увольнения у нас выглядели достаточно странными и неоправданными. Почему-то особенно не любили девушек у нас. Их увольнения почти всегда для меня приоткрывали завесы некоторых тайн, происходивших внутри отделов.

Обычно увольнениям предшествовал разговор о том, что надо поднять зарплату, но на это смотрели как-то косо, либо обещали поднять, но позже. Вот только позже никого не устраивало, так как об этом с большой долей вероятности забудут.

Касаемо девушек, прекрасно помню, как увольнялась первая девушка-тестер, которую мы собеседовали. Был осенний и дождливый день. Её встретил на входе и попросила меня сопровождать её, так как она боится нашего главного. Что-то похожее было и с другой, которая работала в web-отделе. Так как мы рядом сидели, то сдружились и уже после она меня звала к себе работать (замещать сисадмина).

Была ещё одна сотрудница, сидевшая рядом со мной и часто поворачивалась ко мне и за спинку стула качала: “Серёга, не спи!” Очень милая, красивая и при этом умная девушка, которая не боялась никакой грязной или тяжёлой работы. Обязанностей ей всё добавляли, а деньги обещали, но позже. Так её кормили завтраками и кормили. В результате она ушла. Её попытались вернуть, но было уже поздно.

Прекрасно помню, как убирали web-отдел. Точнее начальника и дизайнера. Накануне меня спросили, смогу ли я разом закрыть доступ ко всему? Ответил уверенно. Через несколько часов уже появляется задача в почте на закрытие доступа. Были люди и нет их. Как понимаю, там свои игры были, но со стороны выглядело это мерзко и грязно.

наверх

Обсуждения и совещания

Когда только мы собрали всю команду в одной комнате на первом этаже и она нашей, начали проводиться короткие совещания в формате всегда всех. На это уходило не более часа в неделю-две, а на выходе получалось так, что все знали о состоянии дел внутри разных отделов компании и могли подстроиться под них. Как по мне, это был самый лучший формат совещаний из всех, что пробовали. Продержался, правда он не так долго, как хотелось, всего несколько месяцев. Жалко.

Конечно, в таком формате обсуждалось не всё, но это очень способствовало скорости продвижения решений. Были и другие форматы, уровнем выше, где у руководителя собирались несколько человек и обсуждалась какая-то тема. Довелось побывать и на таких совещаниях.


Как-то перед новым годом мы собрались у главного с директорами, которых на тот уже момент было трое или четверо, по вопросу покупки серверов, так как мощностей нам уже не хватает. Я подготовился к этому. Нашёл несколько предложений по серверам с ценами. Вот только это мало кому было интересно. Людям было интересно поговорить друг с другом, а не обсуждать то, что нам действительно нужно. Мне неинтересно то, чем они будут заниматься в новогодние праздники и кто куда поедет. Совсем. Меня же по теме особо слушать не стали. Раз тут КПД равняется нулю, то пора заняться делом. Встал и ушёл.

После попросил не звать впредь на такие совещания, так как обсуждение ни о чём не имеет смысла. Со своей стороны, предлагал осуждения проводить подготовленными или в системе постановки задач.

наверх

Записи на память

Оказывается, что в две тысячи шестнадцатом начал писать себе на память в ЖЖ и за это время получилось сто сорок три записи о событиях, происходящих на работе. Об этом мало кто знал. Эти записи в будущем мне помогут восстановить хронологию и картину, которые уже подзабыл.

О чём писал? Большая часть записей о том, что происходит на работе и почему это не является логичным. Удивлялся тому, как компания живёт. В целом, стоит удивляться и дальше. Было ощущение, что между сотрудниками и руководством растёт стена, но не бюрократическая, которая рано или поздно должна была бы появиться, а того. что мы живём на разных планетах и имеем разные подходы, объяснять которые не хотят.

Были записи о войнах между отделами, в которых мне довелось поучаствовать из-за своего принципиально-склочного характера. Любую глупость надо возвести в абсолют и приправить по вкусу.

Сейчас, конечно, понимаю всё это совсем иначе. Это было больше похоже на борьбу с ветряными мельницами, которые не стоили того, а также бессмысленность этой затеи, но из песни слов выкинуть нельзя: что было, то было.

наверх

“Случайные” люди

Почему случайные? Просто. Это, в целом, свои люди, но оказались на тех должностях случайно. Просто взяли и воткнули их к нам. Хорошо, когда это как мой помощник, у которого нет никакой власти, или программист, который за два года написал и сделал пару коммитов, хуже, когда ставят на руководящую должность.

Они начинают мётлами как дворники мести по-другому, нарушая сложившийся ритм в компании, и редко достигают определённого положительного результата, но против себя настраивают очень хорошо. Был у нас такой руководитель направления. Его к нам привёл второй технический директор, так как этот человек мог дать нам выход на оборонку. Чем он занимался так и не знаю. Этого никто не знал. В пасьянс играл да новости читал. Даже против меня решил проявить власть, но достаточно быстро всё сошло на нет.

Была как-то задача создать виртуальные рабочие места для слушателей лекций. Эти рабочие места должны были позволять работать с нашей системой в закрытой сети. Это вроде как делалось под большого заказчика, который придёт с этим человеком. Техническая сторона была понятна наполовину, поэтому начал задавать уточняющие вопросы, что постепенно начало переходить с его стороны в попытку показать то, кто здесь он такой. Вопросы, к сожалению, были важны для реализации, а не для его ЧСВ. Этот механизм мной был реализован. Один раз был испытан и… нет человека, нет и этой проблемы. Больше про это никто так и не вспомнил до сего момента.

наверх

Смена лошадей

После “тучных” первых годов развития, в две тысячи четырнадцатом году, когда Крым стал нашим, мы на себе испытали тяжесть и грусть этого события. Денежный поток в компанию иссяк или даже пересох. На технику не было денег. Только на экстренные нужды. Про обновление парка компьютеров можно было забыть. К концу года начался рост цен на всё, но вот в плане зарплаты мы наблюдали стабильность. Её повышать не собирались.

Для этого были и достаточно веские причины. Несмотря на разработку в течение четырёх лет, мы не очень далеко ушли от того MVP, что показывали на выставках. Продукт и работы над ним были похожи на “скачки на дохлой лошади”, а не на работу. Ошибок было много, скорость работы уже никого не удовлетворяла.

Пока был в отпуске (всего-то дня два или три) в офисе происходит событие, которое резко меняло будущее компании. Таинственная завеса быстро спала и всё встало на свои места.

История такова: кто-то приехал в офис на лонгборде, а в обеденный перерыв решили на нём покататься по коридору. Было весело и шумно, но не все разделили радость от катания. В офисе было руководство, которое отреагировало на подобное достаточно жёстко. Плюс к этому было неудовлетворение к результатам работы программистов, которые, ко всему прочему, просили повышения накануне. Вместо повышения те, кто был замечен в покатушках, получили штрафы и общественное порицание.

Программист – птица гордая, пока не пнёшь – не полетит. Применение санкций стало отправной точкой изменений в компании. Программисты решили покинуть компанию и достаточно спешно это сделали. Там был ещё один момент, заключающийся в том, что им всё же искали замену. Повторюсь, продукт ровным счётом не изменился с момента моего прихода в плане его стабильности.

К сентябрю у нас был новый главный программист, который провёл окончательную чистку в рядах, заменив практически всех в отделе, а продукт очень быстро (в течение полугода) резко изменился, как по скорости, так и в стабильности.

наверх

Анонимка

Мне как-то пришло письмо. Его переслал мой “начальник” с подписью: “На! Почитай!” и смайликом. Он хоть и любил кривить рот в улыбке, но искренне улыбался редко, да и в переписке себе такое не позволял, а тут, видимо, всё и так понятно.

Анонимка была на меня. Точнее в ней раскрывалась идея, что с двумя админами в компании будет трудно вести проекты, что правда, но понимая чуточку больше в этом, мог точно сказать, что здесь управлялся всего лишь один человек – я. Начальник на себя взял общение с людьми, которого тогда сторонился, и эникеил, иногда прикрывая в чём-то меня.

В моём воспалённом мозгу зрел красивый ответ, но ограничился тогда, по-моему, тем, что просто улыбнулся и ничего не отправил в ответ. Здесь была важнее диспозиция, чем проявление эмоций. Для меня это было секретом Полишинеля. Отписал в скайп только начальнику: “Не будем выдавать то, что я это знаю. Примем во внимание.”

наверх

Переезды

Страшнее пожара бывает только переезд. Мной уже написано было о том, как мы все съехались на первом этаже. Это был первый переезд, в котором помогали админы из материнской компании. Их будет ещё два, не считая распределения людей по разным комнатам.


Где-то в декабре стало известно, что нам отдадут часть третьего этажа. Мы будем от основной компании отделяться. Это было в две тысячи тринадцатом. Соответственно, нам потребуется сеть и уже не на проводах по полу, а полноценная, и нормальный роутер, а также свой Wi-Fi. Всё уже серьёзно и по-настоящему.

Так получилось, что мы сидели с ребятами, которые торговали техникой и они дали маху со свитчами, а нам как раз они были нужны. И мы у них купили. Пусть и D-Link, но уже управляемые, позволяющие создавать нужные конфигурации сети. Руководство утверждало схему рассадки, а я готовился к тому, что придётся делать. По планам мы должны были переехать до конца января.

В конце декабря у всех настроение уже нерабочее. Все ходят по кабинетам туда-сюда и поздравляют с наступающим Новым годом. Наше руководство написало на почту, что последние два дня года оно объявляет нерабочими. Что же, это мне на руку, так как никто не будет дёргать и открывать.

С другим руководством оформили допуск в кросс, который также станет нашим, чтобы мне каждый раз не просить ключ. В последние дни занялся непосредственно работой. Ребята из IT мне подарили открытую стойку, куда смонтировал новые свитчи и понял, что заказанный L2+ свитч, не подходит в качестве рутера. За минут пятнадцать решил и этот вопрос, заказав нужный (мне давно хотелось попробовать Mikrotik), а вечером за ним съезжу. Став последним покупателем в этом году.

На второй день работал до обеда, так как ещё мне хотелось сходить в зал, чуть-чуть там поработать, пропариться в сауне и отправиться на встречу Нового года домой. Погода была практически бесснежной тогда. Меня грела мысль о том, что по выходу на работу, можно будет запускать процесс переселения, так как интернет там будет по временной схеме.

Первый рабочий день. У меня уже есть план по переселению людей. Иду к нашему главному, говорю, что надо начинать процесс переселения. Он срывается с места и всем командует, как на пожаре: “переезжаем в новый офис”. На пути у толпы стоять нельзя никогда. Затопчут! И все начали быстро собирать пожитки. Никто ничего уже не хотел слушать.

С другой стороны, переезд занял не две недели по плану, а два дня, но после этого мне хотелось отдыхать, так как проблем с кабелями было предостаточно, а также с оборудованием, которое не хотело вначале работать так, как надо было нам. В конце недели переедут и сервера в нашу стойку. Теперь всё наше и у нас. В кроссе!


О третьем переезде руководство долго молчало. Случайно узнал о нём от Михалыча. Он и сказал, что к ноябрю мы должны переехать туда. Что внутри – нам неизвестно и есть ли есть – тоже. Узнав это, позвонил начальнику, рассказал ему о замечательных перспективах хорошенько поработать и, возможно, что сверхурочно. На следующий день мы попали в это помещение, где ещё доделывался косметический ремонт. Нам было важно посмотреть, что с сетью и проверить её, чтобы была возможность быстро сюда переехать, а также найти способ провести интернет.

Интернет туда приходил с этажа ниже (это было их помещение), но они нам мало чем смогли помочь, так как резервных линий у них не было также. Все эти вопросы надо было решить до того, как все сюда переедут. А ещё нужно купить новое оборудование, которое встанет в уже нормальную стойку, поставить кондиционер в нашей серверной. От ОПС отказались ввиду её дороговизны. Решили просто не привлекать внимания к серверной.

За один из вечером мы с начальником сделали работу по прозвонке сети. Выяснили, что часть розеток следует поменять, так как время к ним беспощадно. Разработали план по маркировке розеток. В патч-панелях также навели порядок, вытянули провода в серверную.

О том, что мы переезжаем начали ходить слухи. Технический директор был на низком старте, чтобы побыстрее занять лучшие места. Он ходил и смотрел с важным видом на то, куда переедут. Комнаты были большие, но потолки низкие, да и душновато было тут. Зимой кондиционер особо не включишь. Тут нужна система вентиляции.

Другие ответственные лица также подгоняли, хотя заявлял я прямо, что пока не будет интернета и оборудования сюда мы переезжать не будем, так как банально будет не с чем работать. Ну да, ну да. Они умнее. Решили организовать быстрый переезд. И всё началось…

Пожар – хотя бы понятен по тому, что и как будет, здесь же было хаотичное движение с кучей согласований на ходу. Когда первые и самые хитрые расселись, то был прямо задан вопрос: “а где интернет?” Интернет-то ещё не согласовали и подключили! Увы, мозг всегда находит способ выйти из положения и на новых Wi-Fi был организован мост, приблизительно такой же, как у меня между домами с соседом и жизнь в офисе появилась. Правда, IP-телефония совсем плохо себя почувствовала, но нам редко кто звонил. Потерпит. Об этом предупреждал честно.

Начал собирать серверную. Собрал шкаф. Поставил новый роутер. Он должен был покрыть все наши потребности в сетях. Так оно и было. Был куплен свитч отдельно для серверов. Потом завели интернет. Проверили, что он заработал и ранним утром начал перевозить сервера в стойку. Через полтора часа все сервисы поднялись, кроме почты, которая упорно не хотела работать. Это позже пойму, что всё упиралось в mx-запись, которую стёр, а также не было ptr-на новом IP-адресе, но к вечеру мной всё было сделано и на следующий день после марафонских четырнадцати часов работы, так и не пришёл. Мне надо было восстановиться.

Наша телефония так и не стала IP-телефонией целиком и полностью. Линии были переведены из старого офиса. Полностью перейдём на цифру где-то за год до моего ухода, так как существующих нам уже не хватало. С вечно занятым телефоном надо было что-то делать.

наверх

Оборудование

В компании был достаточно странный подход к железу, то есть не жалели денег на рабочие места, но на сервера и хранении данных, это были какие-то слёзы. Более того, что на обслуживание этого всего совершенно не хотели тратиться. В начале мы работали на трёх серверах, которые принёс откуда-то главный. На тот момент они уже были списанными. Судя по наклейкам – две тысячи седьмой или восьмой год. Этого на первое время хватало: что по вычислительной мощности, что хранилищам, но почему-то это считали нормой и вкладываться дальше не хотели.

После отделения от материнской компании это стало заметно, так как наши мощности были на самообеспечении, то есть, условно говоря, что одного сервера мало, нужны и свитчи работоспособные, и источник бесперебойного питания. Последний покупали долго, а через три года, когда срок службы батарей подошёл к концу, стало весело, так как качеством электричества офисный центр не мог похвастаться.

Денег на это выделять не хотели. Сколько бы ни ругался на этот счёт, но всё решил случай. В офисном центре отключилось электричество. ИБП сразу отключился и вся работа встала, несмотря на то, что это была суббота. Мы работали и по выходным.

Посыпались звонки от руководства, которые жаловались на то, что ничего вообще не работает. Я лишь мысленно пожал плечами и напомнил о своей просьбе, которую в понедельник было решено удовлетворить. К концу недели получил бесперебойник.

Будущее всё равно не было радужным, так как доллар резко рванул вверх, а инвестиции в молодой и амбиционный старт-ап, если и не сошли на нет, то их стало значительно меньше. Очень остро это ощущалось в две тысячи пятнадцатом году, когда на технику выделяли только в крайнем случае.

Частично сетевое оборудование удалось поменять лишь при переезде в две тысячи шестнадцатом году, но режим экономии продолжался очень долго. Новый сервер мы получим только в две тысячи девятнадцатом.

Этот сервер станет яблоком раздора, так как почему-то руководство посчитало, что его привезли для их задач. Как понимаю, что это всё на уровне кумовства решили, но мне об этом никто ничего не сказал. На тот момент на него уже были определены задачи и сервисы программистов, так как там реальная проблема с мощностями была. Подняли вой. На что ответил прямо, что пока я в IT и мы придерживаемся поставленных задач, то по ним и будем дальше работать. Смотрели серьёзно, чего-то вопили, но на этом и съехали. Не прокатило. Такой подход будет часто встречаться, но документирование всего меняет взгляд на работу.

До моего ухода техника так и не поменяется. То, что удалось купить в начале работы компании, работало и по сей день. Новые компьютеры появлялись редко и мало. Чинили то, что было, немного апгрейдили по памяти и жёстким дискам. Как бы всё. Закупка ИБП на рабочие места растянулась на год точно.

наверх

Новое время

Прекрасно помню тот мягкий, но ощутимый переход на новые рельсы, когда пришёл к нам брат одного из основателей. Человек он с MBA и соответствующими подходами в руководстве, которые в малой или даже средней компании не работают. Его главной и отличительной чертой было умение вещать. Не говорить, не разбирать проблемы, а только вещать. Наверное, для этого его и взяли. История покажет для чего его взяли вообще. Он выводил нас из кризиса, точнее не выводил, а привлекал деньги, а также готовил компанию к более выгодной продаже, то есть инвестированию.

Была у нас какая-то очередная реструктуризация, которая не только была не нужна, но и вообще ставила с ног на голову весь процесс роста людей в компании. Туда, где была нужна ответственность, набирали людей без опыта и возможности его набраться быстро. Это мы с ним обсуждали.

Вот только заметил, что он хочет делать так, чтобы никто особо ничего не знал. Мне же это было на руку и, исходя из того, что задачи в системе документооборота не появлялось, ничего не делал. Считал это ненужным. Время покажет, что в этом был прав.


В то время ещё не мог понимать, что тёплое и ламповое время, которое нам всем так нравилось, осталось где-то позади. Эти люди пришли не для того, чтобы работать, а для того, чтобы выжимать всё. Это произошло по осени две тысячи семнадцатого.

наверх

Совы-руководители (кумовья)

Маленький, но амбициозный старт-ап рос, но рос он странным образом: не снизу, а сверху. Постоянно приходили какие-то знакомые знакомых и сразу на руководящие должности. В определённый момент на компанию численностью около пятидесяти человек стало восемь директоров и один замдиректор.

Компания по прежнему испытывала сильный кадровый голод среди исполнителей: программистов, тестировщиков, и просто хороших и толковых людей. Буксовали во всех направлениях, но никто не спешил помогать. Спасение утопающих – дело рук самих утопающих.

наверх

Проблема коммуникаций

Как говорил один из директоров: “в компании остро стоит проблема коммуникации между сотрудниками и отделами”. Речь правильная, но лишь констатация этого факта, без каких-либо последующих действий, выглядела странной. Добавлю, что речь хоть и правильно, но лишь частично. Здравомыслящие люди давно выбрали для себя путь прямых коммуникаций, поэтому получилась такая ситуация, когда горизонтальные связи сильны, а вертикальные, то есть с руководством, настолько слабы, что они даже не понимали, что происходит в компании, но раз что-то делается, то всё в порядке.

В какой-то момент у меня сложилось стойкое впечатление, что самому руководству это выгодно хотя бы иллюзией руководства компанией, хотя она развивалась куда-то непонятно, а ещё наблюдалось и то, что все они, несмотря на постоянные совещания совершенно не понимали куда идут сами: один говорил одно, другой – другое. Вроде и вместе обсуждали, а понимания нет.

Этой “мутной водой” и самому можно было пользоваться, перенося те дела, которые вообще никак не были нужны всё дальше и дальше. Однако, такое не люблю, так как это не работа, а чёрт знает что.

Попытки отладить механизм взаимодействия были, но в прямом смысле дохлые. Даже “мышь родила гору” регламент, который содержал в себе существенные неточности и ставил вообще под вопрос любые взаимодействия. И многие это понимали и делали вид, что ничего не произошло. В данном случае это было правильным решением.

наверх

Время докладных

Спустя какое-то время после ухода, начал понимать, что если начинается такое, что руководство в текущих реалиях никак не реагирует, отвечает невпопад или молчит, то не нужно пытаться здесь навести порядок, а просто начать искать лучшее место, так как с дураками лучше не работать. По прошествии времени это не будет выглядеть как борьба с ветряными мельницами, в которых сам и останешься тем самым дураком.

К сожалению, опыт приходит уже после того, как он был нужен. Иногда очень поздно, как в случае со мной. Фарш невозможно провернуть назад. А так мы перемещаемся в февраль две тысячи восемнадцатого.

Время это было голодным, когда опять задерживали зарплату, то на неделю, то на две. Компания переживала не лучшие времена в поисках новых источников для того, чтобы существовать дальше. И почему-то в это время руководство захотело внедрить ERP систему. И это в компанию, где работает полторы калеки…

Так вот, отвлёкся. Захотели они эту систему. Один из директоров меня вызывает и говорит, что у нас есть такая теперь система и кровь из носу к завтра надо развернуть её (чего?!) и подготовить к обучению ноутбуки с утра… Ни понимания того, как к этому подступить, ни ноутбуков у меня не было. Однако, этого не хотели слышать, так как в это вбухали много денег! Кстати, о деньгах… где зарплата-то?

Понимая, что в срок уложиться никак не смогу. Пишу докладную, что меня подставили таким образом. Докладная уходит директору. Что там было за дверью директора – не знаю, но сроки сразу сдвинулись, стена непонимания также исчезла и начали делать всё вместе. Только вот смотрели на это криво. Дескать, нельзя договориться? Пардон, но что делал до этого? Нет диалога? Будем выстраивать его другим способом.

Забегая вперёд, этот продукт так и не взлетел до сих пор. Отдельные модули да, но чтобы это всё работало, это надо ещё вложить много средств, но будет ли какой-то в этом смысл – не знаю. Три года прошло всё-таки.


Был выходной, когда и мне начали приходить письма с работы, что отвалились некоторые машины. Помню, что там барахлил свитч и списал на это, но всё равно начал наблюдать за развитием ситуации. Вечером уже было понятно, что так себя ведёт явно не свитч, а что-то другое. Написал техническому директору вопрос о том, что надо делать. Получил совершенно непонятный ответ не в тему без каких-либо намёков или приказов к действию.

Что же, придётся принимать решение самостоятельно. Еду в Москву. Еду в офис, где меня ожидает следующая картина: кондиционер протёк из-за сгоревшей помпы, да и вообще судя по тому, как замораживало его, он явно был неисправен. Устранив все последствия отписался директорам, которые хоть какие-то решения принимают. Это дополнил фотографиями. В понедельник пишу докладную и подаю её. Думаете, что технический директор хоть что-то нормальное написал? Нет, он почему-то считал, что я кому-то и чем-то ещё обязан в этой ситуации и обращаться к нему с таким заходом не нужно.

Дождался адекватной реакции от других людей, но недели через три. Проблему с этим кондиционером устранили, но вот переключение их работы так и не сделали, сказали, что нет денег. За выход вне урочное время получил деньги где-то в декабре, как раз они заткнули очередную брешь в бюджете из-за задержек по зарплате.

наверх

Заявление на стол

Чем ближе к выходу, тем больше разговоров о том, что уйду. Такую небрежность, увы, допускал в разговорах. На самом деле об этом лучше никогда не говорить. Вообще ни с кем: ни на работе, ни после неё с коллегами. Однако, иногда всплывает желание манипулировать и такой способ распространения слухов весьма хорош.

В две тысячи восемнадцатом году чуть не написал такое заявление. Замдиректора, который пришёл к нам совсем недавно, был человеком, который любил вещать, но что-либо делать не хотел. Он также поучаствовал в том истории с докладной, а потом провёл аудит руками других людей, высоко оценивших мою работу. Если честно, то к моменту разговора за закрытыми дверьми он ёрзал очень нервно, так как то, что могу уйти совсем не входило в его планы, так как заменить меня было в той ситуации не самой тривиальной задачей. Разговор с ним у меня не сложился. Зато после радостно поздравлял меня по телефону с очередным повышением зарплаты. Да и чёрт с ним.


Заявление было написано в апреле две тысячи девятнадцатого, так как работать под началом достаточно странного человека, нового технического директора, после разговора с ним, мне не хотелось. Наметить точки соприкосновения не было никакой возможности из-за полярных взглядов на ситуацию и подходов. Тут и подумал, что мне нет смысла тут сидеть. Написал заявление и началось молчаливое противостояние, продолжавшееся целую неделю, после чего один из директоров вызвал на разговор и данная ситуация была урегулирована. Мне пришлось писать заявление на отзыв заявления.

Нужно понимать, что подобный маневр работает ровно один раз. В будущем, либо отношения выстраиваются, либо нет. На какой-то момент они стали ровными. Даже за мою отличную работу на объектах, был удостоен приличной премии, которую выдали также с задержкой.

В душе не было никаких иллюзий по поводу того, что что-то здесь изменится. Ведь и в прошлый раз мы долго общались и достигали консенсуса, а на деле – те же проблемы вылезли вновь. Никто не торопился их решать, да и эти задержки зарплат напрягали. С приходом “эффективных менеджеров” добавилось головняка и исчезла мотивация к дальнейшей работе. Интуиция подсказывала, что дорабатываю здесь, но почему-то на это закрыл глаза. Видимо, мне было удобно в той позиции.

наверх

Совещания и организация коммуникации

Со времён первых совещаний, стилистика новых практически не претерпела каких-либо изменений:

  • отсутствие повестки, что приводит к обсуждению вопросов, не относящихся к делу;
  • лишние люди, которые вообще не понимают зачем они тут;
  • много речей не по делу;
  • такой же результат и после: кто, зачем и почему – не понимают.

Зато завели секретаря этих совещаний, организовавшая просто кипучую деятельность вокруг этого всего. Также пыталась заставить и приобщить остальных к этому.

К этому добавились и чаты в Skype по каждому вопросу. По одному из вопросов меня всё же включили, так как это касалось объекта и обновление вообще всего внутри. Пробежался по всей переписке за три недели и так не понял, зачем эти люди столько времени убили на обсуждение (не решение) данного вопроса? В следующие часа два набросал план обновления и кинул ссылку. Удалился из этого чата, так как мне с ними обсуждать нечего.

Таких чатов, где шло обсуждение, было просто хренова туча, особенно у отдела на передовой. И не только в Skype, но и других мессенджерах. Вот только работы в существующих системах документооборота не было ровным счётом никакой. Да и какая там работа, если надо обсуждать и ещё раз обсуждать? Подождёт ваша работа.

Всё это прекрасно порождало нерабочий бардак, которое постепенно скатывалось в болото.

наверх

Объекты

Объекты появились давно, но они все были какими-то мелкими, где мы только катали наш софт. Были и большие заходы, но там, дальше пилотных проектов, не проходило. Дорого и никому толком ничего неясно какой плюс они получают от нашего продукта. На тот момент он был весьма сырым.

На первый большой проект, который проектировали не мы, попросили присоединиться и меня, так как отдел, отвечающий за внедрение систем, мало что понимал в сетях и том, как что должно быть там. Помимо того, что разобрался с тем, как и что там было должно работать, добавил и возможность дистанционного управления, интегрировав объект в офисную сеть. Сотрудники были довольны, а количество выездов для того, чтобы донастроить систему, сократилось до минимума. В конечном итоге было сделан отдельный канал с интернетом чисто под нас, который, кстати, нас выручал, когда были войны с Telegram. Получилось так, что часть сотрудников не могла попасть на внутренние ресурсы напрямую. Их запустил через объект. Ширины канала хватило с запасом.

Помимо сетевых настроек, было много было вопросов по прикладному софту, но свою позицию обрисовал просто: здесь я только как помощник и не “за спасибо”. Это было учтено. Как писал выше, что руководство не только не могло толком управляться, но и договориться между собой по ключевым вопросам и имело минимум два мнения. Эту “шизу” приходилось иногда преодолевать. Очередной технический директор считал, что это “полезная нагрузка” по объектам не должна никак оплачиваться, кроме как зарплатой. Пришлось донести и на какое-то время у нас не было с ним разногласий по этому вопросу, хотя нет-нет, но почему-то он пытался считать иначе.

Будут и другие объекты. Будем собирать шкафы в офисе под них. Хотя оборудование у меня не вызывало никаких эмоций, так как это какой-то странный сегмент. На дачу бы поставил, но никак не на объект. Впрочем, это их дело. Основные функции оно будет выполнять. Были и просчёты, когда взяли облегчённый свитч Cisco, а по тому, что требовалось безопасниками заказчика, он не проходил. Пришлось выкручиваться.

Именно эта часть мне была достаточно интересна, так как на старых мощностях было трудно что-то новое раскатывать и смотреть. Вероятность того, что нам их добавили, стремилась к нулю или даже отрицательным значениям, а тут что-то новое в стеке. В будущем мне это немного даже поможет. Только сидеть на двух стульях, как сказал, выше, мне не хотелось.

наверх

Симпозиум

С конца лета две тысячи девятнадцатого, руководство грезило мыслью о том, чтобы всех собрать вместе в одной комнате: нас, офисных сотрудников, и тех, кто работает дистанционно. Быть может не всех, но руководителей подразделений точно. Они нам хотели поведать про то, какие горизонты и перспективы открываются перед нами.

Кстати, о перспективах. Где-то с этого же времени зарплата приходила с опозданием на неделю-две, а иногда и чуть больше. Такое бывало и раньше, но длилось один или два месяца, а тут мы попали в какую-то затяжную волну, когда вроде бы всё хорошо, но вы подождите, пожалуйста, ещё. Учитывая тот факт, что коллектив молодой и не все из Москвы, то люди немного погрустнели. Даже неунывающий я понимал, что мне для погашения своего кредита надо ещё где-то подрабатывать, а иначе могу совсем не вписаться.

Перед новым годом всё же выплатили все деньги в срок. Так сказать, подсластили пилюлю, которая продолжится и в следующем году, но зато скоро сбудется мечта – нас всех соберут вместе. И будет это в середине февраля. Это мероприятие окрестил как симпозиум, который вроде бы и нужен, но абсолютно бессмысленно. Волнующие вопросы на нём вряд ли будут обсуждаться.


Всё действо началось где-то около одиннадцати утра. На него попал ближе к полудню. Прекрасно понимал, что ничего важного там говорить не будут. Собственно, так оно и было. Нам показывали диаграммы и графики роста компании, вместо зарплат (про их рост вообще молчу). Рассказывали о том, кто пойдёт на повышение и прочую муть, а вот на реальные вопросы ответов у них не было. Когда они мной были озвучены, то замдиректора мне в прямом смысле предложил выйти и поговорить с ним. Понятно, что это шло не по сценарию, но и в шутку нешуточные вопросы обращать не стану. Этот жест многими был расценен очень недружелюбно, прямо показывающий то, что мы не совсем уж одна команда и цели у нас абсолютно разные.

Дослушал до конца это “надувательство щёк”, от которого мне было смешно. Даже где-то на общей фотографии засветился и ушёл. На вторую часть, куда меня вроде и хотели позвать, мне идти не хотелось и, к счастью, не позвали.


В моей голове не укладывалось, как компания в предбанкротном состоянии, когда подходит уже к терминальному состоянию, фонтанирует такими преобразованиями. Это ненормально: либо это маразм и агония, либо чего-то ещё не знаю во всей этой истории.

Пошёл к нашему главному и прямым текстом спросил о том, что происходит. Он не стал отпираться и рассказал о том, что компания расти будет за счёт того, что часть компании будет продана. На симпозиуме говорили о том, что у нас есть серьёзные инвесторы, которым мы очень интересны. Непонятно только чем мы можем им быть так интересны, но это уже не моё дело. Картинка прояснилась.

наверх

Последний лист. На выход

В голове паззл сложился целиком. Теперь мне понятно какую цель преследовали эти люди и почему мои инициативы блокировались, а насущные вопросы не решались. Они просто тянули время до продажи. Работать никто особо не хотел. Имеет ли мне тут смысл оставаться? А если имеет, то ради чего? Ради задерживаемой постоянно в течение полугода зарплаты, или ради хамского отношения? Торговаться? О чём, если в прошлый раз все кивали головой и говорили, что решат, а на деле всё было совсем не так. Единственное, что не позаботился о новом мете работы, но и эта утратила для меня всяческий смысл. Работать чтобы работать – спасибо нет.

Написал заявление. Отнёс генеральному директору и положил на стол. От каких-либо комментариев отказался. Так захотел. И всё. Попросили лишь переписать и добавить две недели отработки. Согласился. Всё равно необходимо сдать дела. Закончить всё описывать и подчистить за собой явные хвосты.

Техдир пару раз ещё говорил мне о том, что надо собраться и поговорить. Только это лишь слова, которые никто в жизнь продвигать не хотел. Мне это также не нужно.

Руководство было явно обижено, но какое до него дело? Ходили, смотрели волком в мою сторону как на предателя. В последний рабочий день ждал документов и расчёта. Пообщался с аутсорсом, куда передали мои дела, да всё за собой закрыл.

В четыре часа дня вышел из офиса. Отдал админу здания свою карточку и пошёл в сторону парковки. Телефон пропищал СМСкой с информацией об упавших деньгах. Полный расчёт получен. Теперь меня ничего не связывает с ними.

наверх

Эпилог

Ребята мне писали в мае и июне, когда зашивались. Отвечал прямо, что по объектам можно поработать вместе. Пусть включают. Однако, руководству по фигу до простых сотрудников и на сроки. Видимо, не горят, поэтому они неявно были против включения меня, то есть на совещаниях на эти просьбы не реагировали.

Общался с бывшими коллегами. Они рассказывали про то, что с моего ухода ничего так и не поменялось. Также задерживают деньги да многочасовые и бессмысленные совещания ни о чём с кучей чатиков по различным вопросам. Из-за задержек часть программистов ушла ещё летом.

“Гореть” этой работой перестал где-то в середине августа. Будто бы попустило меня и перед глазами начали появляться новые горизонты, и силы для их осуществления.


В офисе появлюсь ещё один раз. В конце октября, когда ездил менять права. Зашёл к ним на обратном пути. Реакция на моё появление была однозначно положительной среди сотрудников, с кем довелось работать, и однозначно отрицательной со стороны части руководства. Начали выяснять вообще как меня пустили внутрь. Что же, меня, Герастрата, тут забудут ещё не скоро.

Решение уйти было лучшим решением, принятым мной в две тысячи двадцатом году, несмотря ни на что. Таким оно мне видится спустя год.

наверх

Опубликовано 6 марта 2021

Эпоха (про работу): 2 комментария

  1. Читаю – и мужская скупая слеза течёт по щеке…
    Как же похожи все эти эффективные менеджеры и управленцы с MBA…

Добавить комментарий