Гитар

В какой-то момент меня достал сосед, который постоянно долбит перфоратором или стучит молотком, в любой день недели. Это сподвигло меня к реализации очередной юношеской мечты – к покупке электрогитары.

С музыкой у всех связано прямое или косвенное отношение. Кого-то родители силком запихивали в музыкальную школу, кто-то просто пародировал популярных артистов, у некоторых это наверняка получалось очень неплохо.

Тяга к музыке у меня проявилась ещё в раннем детском возрасте. В то время, портативной техники в нашей стране почти что не было, да и стоила она недёшево, поэтому в долгих поездках я обычно сам себя развлекал, что-то мурлыкая себе под нос.

Когда я перешёл во второй класс, мои родители отвели меня в музыкальную школу на прослушивание. Помню, что я там что-то пел, дико фальшиво и паршиво, что меня туда приняли. Так как у меня была слабая дыхалка, да и вообще проблемы с носоглоткой преследуют меня постоянно на протяжении всей жизни, меня отправили в класс духовых инструментов. Сначала был класс флейты, потом «дорос» до кларнета. Как музыкант я себя несильно проявлял, поэтому нигде более, как на контрольных прослушиваниях, не участвовал. И, если честно, стоявшая в кабинете печатная машинка меня привлекала больше. Любовь к технике не угасла по сей день.

Промаявшись пять лет в музыкальной школе, и только освоив азы музыки, я потерял к занятиям какой-либо интерес. Для меня музыка звучала из радиоприёмника. Так музыка для меня стала обычным фоном в повседневной жизни.

И вот через пару лет, когда я вошёл в сложный подростковый период, отец достал из чулана свою старую гитару с кривым грифом. Показал мне пару аккордов, показал как можно играть. И о чудо – что-то внутри меня перевернулось. Я захотел заниматься музыкой. Даже не то, чтобы захотел, а просто фанатично загорелся. Я понял, что песни, звучавшие по радио, я могу исполнять сам так, как мне хочется. Более того в школе к тому времени сменилась директриса.

Новая власть, видимо, начало выбивать деньги на детей или же меньше воровать, и начались факультативные занятия в школе, организовывались разнообразные кружки. Одним из подобных кружков был посвящён авторской песне – этакие КСПшники. Собирались мы раз в месяц по вечерам, расставляли стулья в круг перед свечой, символизировавшую собой костёр. Для меня каждая такая встреча была большим событием.

Помимо этого КСП, я познакомился и с другими людьми, которые также не мыслили свою жизнь без музыки. Так я попал в «восьмидесятый» двор. В принципе, я там всегда был, но тут я появился в новом качестве – человека, который может сыграть или подыграть в сложной партии, обеспечив ритм.

Время тогда было сложное, да чего уж там говорить – середина девяностых, когда денег, получаемых родителями, не всегда хватало на еду. Хотя я говорю образно, просто деньги не тратились на всякие безделушки. Так однажды отец заприметил на помойке у метро гриф от гитары. Забрал его с собой и в один из вечеров мы его приладили к нашей. Играть стало значительно удобнее. До этого продавить баре и удержать его продолжительное время не представлялось возможным, так как над иными ладами просвет составлял более сантиметра. О какой же тут игре может идти речь? А теперь, в принципе, можно. По сей день этот гриф стоит на гитаре, и по сей день она неплохо звучит.

Тогда же мы решили собрать с отцом электрогитару. Он в своей молодости со своим старшим братом материл их. Остались у него выкройки, да и литература по изготовлению. Интернета тогда не было, поэтому всё подшивалось и хранилось чрезвычайно долго, абы не выкинуть что-нибудь важное и дорогое. Нашли материал для грифа, сделали из ДСП корпус. Вес у гитары получался впечатляющим. Прорезали лады, закрепили колки, несколько раз даже попытались что-то сыграть, но на этом всё и заглохло.

Закончилась школа, в КСП я иногда приходил, так как звонили и звали, но появлялся я там всё реже и реже, так как я уже переключился на другие увлечения, круг моего общения сменился, хотя в нём и были гитаристы, но из-за разбросанности по городу, вместе собраться было крайне трудно. И времени свободного на гитару как-то не было. Пальцы в форме я старался поддерживать всегда, играя по пять-десять минут. Интерес к инструменту плавно затухал. У меня была ещё акустическая примочка и звукосниматели, которые планировалось поставить на электрогитару. При помощи их я пытался себя записывать, но получалось как-то не особо хорошо.

На смену тяжёлым девяностым, пришли «нулевые». Они отчасти стали более лёгкими, так как отец получал больше, да и я на работу устроился. В один из дней, они гуляли с матерью, придя домой, я заметил за его спиной чехол с гитарой. Это стало большим событием, которое стало определённым толчком к новому развитию в искусстве игры на гитаре. Теперь у нас две гитары, а значит можно одновременно играть ритм и соло, плюс к этому появился интернет, в котором можно было найти тексты и аккорды интересующих песен. Сменилась и моя компания. Здесь уважали гитарную музыку, поэтому я частенько ходил со своей гитарой, где под пивко мы играли и пели популярные среди нас песни.

Благодаря случаю, в две тысячи третьем году я попал на Грушинский фестиваль. Для меня это было сродни открытию новой планеты. Здесь какая-то особая атмосфера для творчества, от некоторых сцен не хотелось уходить, настолько хорошо играли и исполняли песни. Вот так я впервые познакомился с творчеством Андрея Козловского, Тимура Шаова, группы «Грассмейстер» и многих других, которые вне своего круга не были популярны. Впрочем, о них и сейчас мало кто знает, но мы с большим удовольствием слушаем их до сих пор. По возвращению с фестиваля я ещё долго бредил им. Даже собирался ехать на следующий год, но не сложилось.

Коллаж с гитарой. Перед Грушинским ХХХ фестивалем

Через некоторое время в жизни произошли кардинальные изменения, а также это приумножалось моей ленью, что инструмент я забросил надолго и далеко. И с две тысячи пятого и почти по сей день я почти не подходил к инструменту. Почти всё, что игралось – забылось начисто. Пальцы перестали быть такими гибкими и послушными, и интерес взял да и угас. Лишь изредка брал гитару в руки, и, взяв пару аккордов, клал на место.

В конце прошлого года у меня появилось какое-то щемящее чувство, что я что-то упускаю, снова взял инструмент в руки и начал разрабатывать свои пальцы, заставляя себя постоянно играть, ощущать нюансы одних и тех же аккордов. Когда я играл, моя подруга смотрела за тем, как я играл или лежала рядом, вытянувшись и балдела от живой музыки.

И в начале февраля я загорелся мыслью о том, что себя надо записывать, чтобы дальше развиваться, да и струны, никогда не менявшиеся в течение десяти лет, пожухли. Долго и придирчиво выбирал то, что мне нужно. В результате, конечно, купил совсем не то. Возле моей работы есть музыкальный магазинчик, куда я пошёл после обеда. Начал со струн. Долго общался с продавцом, потом я вошёл в раж. Так была приобретена помимо струн для гитары, электрогитара, примочка и всяческие прибамбасы. Я был абсолютно счастливым, когда выходил из магазина. Погрузил всё в авто и отправился на работу, доделывать свои задачи, чтобы побыстрее уехать домой и опередить отца.

Отца я хотел опередить по одной причине, хотел всё подключить и показать ему инструмент. Вы знаете, видеть горящие глаза от удивления и желания у человека, который прожил уже немало лет и уже мало чему удивляется в этой жизни, стоит очень дорогого. Когда он вошёл домой, я вышел в большую комнату с электрогитарой, подключенной к музыкальному центру.
– Всё-таки ты не забыл о своей юношеской мечте? – спросил он у меня
– Нет, конечно, не забыл. Пришло время её исполнить, – ответил я и передал ему в руки инструмент.

Теперь я могу себя спокойно записывать на компьютер, чтобы оценить качество, сводить разные треки друг с другом. Конечно, мне далеко ещё до музыканта, но у меня есть желание и возможность научиться играть так, как играл раньше, или даже лучше.

Иногда необходимо исполнять свои юношеские мечты.

24 февраля 2013

Добавить комментарий