Зеленоград

Плывя по волнам моей памяти, которая всё больше мне напоминает бескрайний и практически безмятежный океан, я постараюсь подплыть к острову под названием Зеленоград, так как именно этот город стал отправной точкой для тех самых кардинальных изменений в моей жизни.

По-хорошему, обо всём надо было писать чуть ли не сразу, так как многое имеет свойство забываться. Только, увы, я тогда по-юности не понимал необходимости этого и наслаждался тем, что было у меня в жизни. И, если честно, не нужно было заморачиваться тогда. События, произошедшие в моей жизни позже, давным-давно уже стали страницами воспоминаний на этом сайте. К примеру, поездки в  Самару и Ульяновск. Может быть это случилось потому, что эти события были ярче? Возможно, но не следует забывать, что и в Зеленограде было очень много чудачеств. В отличие от Самары, тут всё было как-то не всерьёз.

Как вы понимаете, писать я буду не о самом городе, который несильно отличается от какого-либо спального района Москвы, а буду писать о происходившем в этом городе, начиная с две тысячи первого года. Эта замечательная пора растянется почти на четыре года, потом же ваш покорный слуга не будет иметь столько времени для постоянного посещения, и будет лишь изредка и набегами посещать сей град, да и встречаться он будет совсем с другими людьми.

Не удивляйтесь, если повествование иногда будет выходить за границы самого Зеленограда. Для меня Зеленоград, как я уже говорил, это люди, благодаря которым я попал сюда, и они заслуживают того, чтобы их истории дополнили общую картину, а также упомянут чат, благодаря которому мы все собрались. Он нас будет объединять ещё года полтора, а потом уже он нам был несильно нужен.

Немного о самом городе

О существовании Зеленограда я знал всю жизнь. С появлением у тётки дачи под Конаково лет двадцать назад, я мог лицезреть этот город сквозь мутное стекло электрички, линия которой проходила аккуратно посередине этого города. Никакого особого впечатления на меня этот город не производил. Построен он был также просторно, как и Москва лет так двадцать назад, разве что дома поновее и повыше, но в основном одни панельные дома, да экспериментальные серии. Этот город тогда называли российской силиконовой долиной из-за того, что здесь были сосредоточены главные наукоёмкие предприятия России.

Этот город как и Самара, со смещённым центром тяжести, то есть центр города находится в одной из сторон города, а никак не посередине. Дело в том, что этот город развивался на северо-запад, заполняя собой территорию к железной дороге, а когда стало тесно, то перешёл и за её пределы, где появились новые микрорайоны. Толком названием улиц здесь никто не занимался, да и люди о них также ничего не знали. На домах чёрной краской были написаны номера домов, состоящих из двух частей: номер района и номер дома.

Названия улиц до недавнего времени являлись стандартные «Проектируемый проезд №…» и всё, но это никому не было нужно. И лишь некоторое время назад, если мне не изменяет память, лет пять назад, у улиц появились свои понятные названия. Однако, я этого уже не застал и могу любоваться этим лишь созерцая карты.

наверх

Причины, по которым я попал в этот город

Кстати, самый интересный вопрос, особенно для тех, кому интересны чужие лавстори.

Нет, девушки в этом городе у меня не было, а может и была, но только не из этого города или я об этом просто не знал. Почему я пишу так витиевато? Да просто потому, что я и сам до сих пор толком не могу с этим определиться. Просто запомните, что в любой маломальской истории всегда замешаны так или иначе девушки.

Про одну девушку, я уже неоднократно рассказывал на страницах своего блога, так как считаю её виноватой в том, что она дала мне мощный импульс к дальнейшему развитию моего интернет-общения. Другие же появятся по ходу рассказа. Расставание с той девушкой и явилось первопричиной того, что я сюда попал. Впрочем, не сразу.

Второй причиной, я мог назвать своё патологическое раздолбайство и желание прожигать своё время впустую, сидя ночной порою в интернете, главным, образом в аське и чатах. С другой стороны, я набивал свою руку в слепом методе набора текста и сейчас мне это очень помогает в работе. Кого-то губит алкоголизм, кого-то наркомания, а кому-то достаточно попросту прожигать своё время, вот так сидя ровно на одном месте.

Третьей причиной, я был абсолютно свободен, как ветер. Я не был ничем обременён, кроме своей учёбы и явной дырой в кошельке. Нет, кое-какие деньги водились всегда, но их хронически не хватало, а по причине того, что я учился на дневном, я считал зазорным работать – «ведь я же студент!» Как сейчас понимаю  это было зря.

Четвёртой – мне тогда всё было в новинку. До этого у меня была скучная и почти затворническая жизнь. Встреча с ней (с первопричиной) перевернула моё представление об этом мире, и мне захотелось пробовать и искать ещё и ещё. Как бы это не было парадоксально и нудно, но приключений я себе найду.

Пятая же причина была тривиальной, но главной. Ввиду того, что больших скоростей в интернете тогда не было, а если и были, то они нам были недоступны, то выбор мест, где есть люди, с которыми можно поговорить почти «в живую», не так уж и много: в аське ночью обычно все спали, оставались разве что чаты. Социальных сетей, наводнённых школотой, тогда не было.

В то время наличие у тебя интернета был своего рода социального статуса. Люди понимали, что ты не такой простой и понимаешь во всех этих магических штуковинах. Тогда в интернете ещё общались культурно, и каждый из себя либо что-то представлял, либо пытался представить. У меня, надо отдать должное, последнее получалось. Конечно, не интеллигент, но и не законченный раздолбай. Интернет помогал скрывать всё то ненужное, что остальным знать было совсем нежелательно.

Так вот я и прибился к одному чату, в который приходил по ночам, приблизительно в одно и то же время, как и многие его участники. В этом чате люди делились на дневных и ночных. Дневные, понятное дело, сидели здесь с работы, а ночные – из дома, так как личный интернет дешёвым был лишь по ночам, а у некоторых операторов он был и безлимитным по времени. Это чат назывался ракс.ру. Соответственно, ночные и дневные люди друг друга знали через некоторое время. Тогда было принято, приходя в чат здороваться со всеми, так я и перезнакомился там со многими.

Приблизительно через месяц после знакомства, мне написал Демон и предложил мне приехать к нему в гости в Зеленоград. По некоторым причинам он встретится в другом месте не может, но хотел бы пообщаться со мной в реальной жизни, так как у нас есть немало общего. Обладая свободным временем, я не отказался от этой встречи за чашкой чая с тортиком и поехал в Зеленоград.

наверх

Первый раз в Зеленограде

Путь до Крюкова мне был знаком и не казался каким-то далёким. Денёк вполне располагал к тому, чтобы придаваться гуляниям и поездкам. За окном лило как из ведра, но тогда меня разве это могло напугать? Для меня это был просто апрельский денёк, как я помню, я уже находился на какой-то из практик, и тупо сидел дома, так как в последствие предоставлю бумагу и отчёт о том, что я работал как папа Карло. В целом, всем было глубоко по фигу в техникуме на то, где я работаю, главное – предоставить бумажку.

Накануне под утро мне объяснили как доехать. Объяснение это представляло собой следующее: выходишь со станции, садишься на автобус и едешь две остановки, выходишь возле магазина Ажур. А какой номер автобуса? Неважно, они все едут до моего дома. Именно так я и поступил.

Сравнивая с тем, как поступил бы я сейчас, я бы сделал иначе: узнал точный адрес, посмотрел на карту и проложил маршрут, а если бы заблудился на месте, то уткнулся бы в свой смартфон и нашёл искомый мой дом, но тогда это было что-то из области научной фантастики, которая если и появится, то в каком-то необозримом пока что будущем. Спасибо, что мобильные телефоны появились, а то бы была вообще труба.

Где-то к двум или трём часам дня я приехал на станцию Крюково, вышел из поезда и направился на автобусную остановку. Сел на автобус и проехал две остановки. Вышел. Вокруг меня лесополоса. Никаких шестнадцатиэтажек нет и в помине, равно как и магазина Ажур, а сверху каплет неприятный мелкий весенний дождь, похожий больше на морось в Санкт-Петербурге.

Тут и пригодился мобильный с кусачими ценами на звонки. Позвонил Демону домой, уточнил где его дом в этом лесочке, он переспросил у матери, и она мне объяснила, что я чудак и уехал в противоположную сторону. Бакс улетел, но я знаю куда ехать дальше. Минут через сорок, я уже был у нужного подъезда и набирал код домофона. На лестничной клетке была заботлива открыта входная дверь, в которую я вошёл и прошёл в сторону открытой двери. В прихожей меня с улыбкой и смехом встречал Демон.

наверх

Встреча первая

Позврослев и иначе взглянув на мир, я всё же не перестану завидовать выдержке и стремлению Димки (Демона), несмотря на то, что многое в этой жизни против него, он не отчаивается и спокойно едет дальше по жизни на электрической тяге. Он сумел найти себя в той сфере, которая, в принципе, ему не была доступна, но он доказал, что если человек чего-то хочет и стремится к этому, то он этого обязательно добьётся.

Димка – инвалид первой группы по ДЦП. Не дай Бог никому такое, но дай Бог силы и выдержки тем, кого это не обошло стороной, а также чувства юмора для того, чтобы смотреть на это с той непередаваемой самоиронией и пониманием того, что ты живёшь.

На меня снизу вверх смотрел его пристальный взгляд:
– Ну что, Сусанин, доехал?
– Ага, доехал! Можно было и вначале уточнить, что автобусы ходят с двух сторон станций, а то я здесь никогда не был, – возмущённо, но шутливо отвечаю я.

Я ни капли не расстроен тому, что уехал в другую сторону, так как это дало повод для обсуждения этого курьёза и оценить чувство юмора собеседника.

Найти с ним общий язык может быть и сложно, особенно на откровенные темы, а так он целиком и полностью пытается контактировать в силу своих возможностей, и тут я понимаю, что энергетика у него очень сильная.

Тем для разговора сразу нашли очень много. А вот с чаем решили повременить, так как к нам должны присоединиться ещё две чатланки. Пить чай я не сильно хотел, поэтому вольготно устроился на диване в ожидании барышень, которые, как оказалось, тоже были позваны на эту небольшую встречу.

С Димкой мы принадлежали к одной секте AMD’шников, считая расточительством покупать более дорогой процессор Intel, который особо не имеет никаких преимуществ перед первым. Конечно, поговорили и про линии связи, как модемщик с модемщиком. Другого способа выйти в интернет у нас тогда не было.

Звонок девушек нас порадовал, так как по их объяснениям они уехали туда же, куда и я, и находятся в этом лесочке под дождиком. Я быстренько объяснил им то, куда надо ехать и положив трубку, начали ржать над тем, что не только я сегодня вырядился Сусаниным. Минут через сорок они уже звонили в домофон. На лестничной клетке по понятным причинам встречал их я.

Приехали Ольга (Olga) и Царина (Золушка) – две чатланки, которые  по ночам также любили зависать в сети. Возраст у нас всех был приблизительно одинаковый – по семнадцать-восемнадцать лет. Найти общие темы для разговора оказалось не просто, а очень просто. Так, я сам того не подозревая, познакомился не с одним чатланином, а уже с тремя.

Тортик и чай тогда были очень в тему, особенно наблюдая за унылым и дождливым апрельским пейзажем, в который нам суждено уже скоро провалиться, чтобы отправиться домой.

Путь домой был крайне быстрым и безбилетным. Хотя я тогда об этом особо не задумывался, так как знал, что на выходе дешевле откупиться, чем проходить квест по покупке билета с Крюкова. Девчонки поехали со мной, так как на автобусе им ехать не очень хотелось, да и так уже тогда было быстрее попасть домой. Мне это было не критично, а вот Ольге, несмотря на её совершеннолетие, это было очень критично из-за строгих родителей. Как её в последствии отпустят отдыхать в Питер – ума не приложу.

Потом мы долго рассуждали об этой встрече в чате и по телефону с Димкой. Хотелось устроить более грандиозную встречу, с большим числом чатлан. Да и чатланам эта идея понравилась, но до встречи остаётся ещё около месяца, за это время много что может поменяться.

Как-то раз по пути домой с дачи, я заезжал к Димке на минутку, чтобы поздороваться. У него дома я увидел Ольгу и Жанну (ещё одну чатланку – Biata). Они играли в карты у него в комнате. Вот так приедешь поздороваться, познакомишься ещё с кем-нибудь, но оно так интереснее.

наверх

Первая большая встреча

В моей жизни у меня лучше всего получалось созерцать различные переломные моменты, нежели чем в них участвовать, но круговорот событий очень часто затягивал и ни в чём неповинных участников. С другой стороны, не надо быть таким пассивным и сонным, каким был я накануне этой встречи.

О дате встречи было объявлено ещё в начале мая, а разговоры о ней начались значительно раньше. Я на сто процентов знал, что я буду присутствовать на этой встрече, так как никаких планов у меня на тот день всё равно не было. За пару недель до этого, я познакомлюсь с Натальей (Бабой Ягой), которая вместе с сестрёнкой решили приехать из Брянска, чтобы посмотреть на это чудо. Москва для неё был почти родным городом, так как уже последние лет пять училась в АТиСО (это учебное заведение и его общежитие я наблюдаю из своего окна и через какое-то время оно для меня тоже станет альма-матер). На этой волне мы с ней сдружились в сети и постоянно приветствовали друг друга.

Она мне сказала, что сами они, конечно, доберутся до Зеленограда, но было бы неплохо, если бы я их взял на хвост с утра. Я не возражал, к тому же, как я говорил, тогда мне было всё в новинку и был открыт и рад новым знакомствам. Обменялись телефонами, которые в последствии не пригодятся, а также на всякий случай условились о месте встречи на Киевской-кольцевой, и что она будет одета в белую куртку, если будет холодно, сидеть будут неподалёку от эскалатора на лавке. Встреча на Киевской запланирована на девять утра.

В ночь перед встречей я до самого утра не мог уснуть, потому что не мог выйти из интернета, так как в чате обсуждали то, что будет на встрече. Мне хотелось быть в курсе всего происходящего. И лишь в седьмом часу я отправился немного поспать. Встреча в метро, как я уже писал выше, была назначена на девять.

Будильник меня разбудил минут за десять до восьми утра, я прямиком отправился мыть голову под холодной водой. Другой у меня дома не было. Впрочем, я мог этого и не делать, так как за окном всё равно поливало как из ведра.

С подобными мыслями я вышел из дома. До Киевской-кольцевой мне ехать от силы минут так тридцать, это если где-нибудь на переходе усну. Я шёл по району, через проход к метро, где велись две стройки и из-за дождя было очень грязно. Земля буквально текла под ногами, взмывая вверх из-под ботинок, застывая на задней части брюк.

Метро мне казалось спасительным хотя бы тем, что здесь не капает и здесь просторно. Людей в субботнее утро практически нет. Бабушки просыпаются чуть позже и всё же они предпочитают будние дни.

Ориентирование в метро у меня никогда не создавало когда-либо особых проблем. Более того, когда мне довелось учиться военной школе, я часто возвращался домой маршрутами «против шерсти» на некоторых переходах. Для расчёта времени поездки на метро в то время использовалась программа мметро, хотя я ей никогда и не пользовался, так как всегда точно знал, что одна станция метро – три минуты пути с остановкой и лишь в центре этот интервал немножко сокращался.

Моё состояние с утра можно было охарактеризовать похожим состоянием сейчас, как хроническая усталость, из которой очень трудно выбраться, но надо. Тогда это было сиюминутным воздействием бессонной ночи, а сейчас – это нормальное течение времени. Всю дорогу я следовал на полном автопилоте.

Переход на Парк Культуры (кольцевую) я знал уже тогда как свои пять пальцев, в том числе и те места, где можно было быстро перекусить. А чтобы не уснуть на эскалаторе по пути вниз, я решил не стоять на месте, к тому же меня поджимало время – я уже немного опаздывал. Опаздывать я любил всегда, так как это заложено в крови, но в этот момент я понимал, что нужно было спешить и отыгрывать время всюду, где это было возможно.

Спустившись на кольцевую, я без раздумья забежал в подошедший вагон метро и отправился дальше, то погружаясь в сладкие объятья Морфея, то возвращаясь в реальность, за которой я пытался следить как можно пристальнее, насколько мне позволяло моё состояние.

Вот и Киевская-кольцевая. О том, где мы встречаемся – я и забыл, в этот момент меня это могло волновать лишь под дулом пистолета, я находился в состоянии отрешённости от реального мира и ровном психоэмоциональном состоянии, но из головы никак не шло то, что я должен подхватить двух девушек с собой дальше. Сделав полукруг по станции, я встретился с ними. Они как и обещали, сидели неподалёку от эскалатора по ту сторону станции. Да и они меня узнали быстрее, по моему плачевному и невыспавшемуся виду.

Телефон их, к сожалению, был в состоянии нестояния. Тогда для подключения роуминга требовалось письменное заявление и хороший положительный баланс на счету. Несмотря на выполнение этих требований, их телефон так и не включился. Да и какой был от него прок в метро? Тогда на станциях звонить было нереально, разве что только у МТС на некоторых станциях и в переходах работала связь, да и то не всегда. Главное, что нашлись и связь уже не главный момент. А дальше – снова поезд по пути на Комсомольскую.

С момента встречи и знакомства в реальности я немного оживился. Хотя, скорее, я ошибаюсь, меня оживили различными шутками, да прибаутками, заставляя целиком вернуться в реальность и поддерживать разговор.

Передо мной две сестры и одна краше другой, так как имеют украинские корни. Правда, мне в это время не совсем до них, я нахожусь в сонной прострации. Вспоминаем множество различных приколов и шуток. Они также рассказали, что невесело им ехалось всю ночь в плацкарте, поэтому ничего не остаётся, как шутить.

Кольцевая линия пробегает быстро. Дальше по длинному эскалатору мы поднимаемся на площадь трёх вокзалов. После чего ныряем в кассу за билетами. Там же, совершенно случайно, встречаем и других чатлан, в том числе и Ольгу с Цариной, которые направлялись на эту встречу. Чтобы не замокнуть под дождём, мы ныряем в первую же электричку, которая уже была битком и располагаемся в тамбуре. А какая она – не важно, до Крюкова идут все. Двери закрылись и мы отправились в сторону Зеленограда.

Несмотря на большое число людей, точнее дачников (они от людей немного отличаются амуницией), нам в тамбуре было весело, так как здесь можно и потравить анекдоты и выражаться неприлично, а также покурить в разбитое окошко, за которым мимо проплывают унылые пейзажи московских и подмосковных развалин, нажитые в советские времена непосильным трудом. Я всегда поражался масштабам строительства никогда недостроенных объектов.

Эти сорок пять минут на электричке пролетают так, будто бы их не было. От станции мы решаем идти пешком. Ждать автобуса особого смысла не было, так как до Димки реально идти минут десять через дворы, а когда этот автобус придёт, да и какой номер ходит к его дому – неизвестно.

Набрав код квартиры на домофоне, дверь открылась почти сразу и без каких-либо вопросов. А дальше лифт на шестнадцатый этаж. И как и прежде открытая общая входная дверь и дверь в прихожую. Здесь я уже почти свой, так как всё знаю, что и куда.

В коридоре уже шум и гам от гула голосов, создаваемых нами. Мы первые, кто приехал на эту встречу, но далеко не последние. К полудню люди начали подтягиваться: кто с тортиком, кто с чем-нибудь потяжелее.

Пока же мы, прибывшие первыми, рассредоточились: кто в большой комнате на диване, кто возле окошка на кухне, смоля одну за одной сигаретой. И везде в этом доме царило какое-то неестественное оживление и ощущение радости.

Часам к двум собрались все, кто хотел сюда было приехать, за столом. Места, правда, не хватило, и некоторые стояли рядом, наблюдая за нами как бы свысока. Из Москвы и окрестностей набралось человек десять, остальные же были местными. Из местных, кто подтянулся, так это люди, которые практически никогда не были в чате – Art (Артём), который посильно помогал Димке, а также Андреич, живущий несколькими этажами ниже.

Почти всех московских чатлан я видел впервые, равно как и меня многие видели впервые, да и друг друга многие видели также впервые. Если говорить обо мне, то меня могли видеть только по моей фотографии, которую я посылал людям по почте, но она была уже старой и не отражала реальности, так как я изменился, да и в жизни я не сильно похож на себя на фотографиях. Тоже самое можно сказать и про других: на фотографии одно лицо, а в жизни – совершенно другое.

Накатили по рюмашке, а кто и по две – пошёл разговор за столом. Через некоторое время кто хотел, отправился к компьютеру, чтобы написать в чат о том, что всё же большая встреча состоялась. Среди них был и я. Почему-то я сидел за клавиатурой и писал от имени всех в чат, а немногие на тот момент обитатели чата завистливо отвечали. Впрочем, я мог только сидеть и писать, так как на сей момент мне было это абсолютно безразлично, мой разум уже выключался.

Всё хорошо было, кроме одного «но». Сестра Бабы Яги, как в последствии я узнаю, тоже чатланки под ником babik, встала за мной и опустила свои руки мне на плечи, размяв их, и мягко так сказала, что мне нужно отдохнуть хотя бы минут пятнадцать-двадцать. В этот момент я был готов растаять от произошедшего и отключиться, провалившись в сон, но я же с этим не согласился и отправился обратно за стол.

В седьмом часу вечера мы с Ольгой и Цариной вместе отправились домой на электричке, так как я уже реально залипал, а им нужно было пораньше прибыть домой. На улице погода так и не сменила свой гнев на милость, и с неба продолжало лить как из ведра.

Как я оказался дома уже точно и не помню. Наверное, автопилот меня довёл до места назначения, а после сразу отключился, так что я уснул прямо в одежде. Проснулся лишь под утро и сразу поспешил в чат, чтобы посмотреть последние новости о том, что же происходило.

Не могу сказать, что было какое-то всеобщее ликование по этому поводу, но эта большая встреча всколыхнула наш чат, подстегнула людей к тому, чтобы начать встречаться, так как среди нас полно хороших людей. Заряд позитива и обсуждение этой встречи на несколько последующих дней захлестнула чат.

Брянские мне отписались на следующую ночь о том, как они на такси летели до Киевского вокзала, чтобы успеть на поезд и чудом на него успели, проснулись же на утро у себя дома – в Брянске. И очень рады знакомству со мной и ждут в гости, когда я только соберусь в их сторону.

Шутки шутками, но я тогда многое бы дал за наличие горячей воды дома. В сезон отключения горячей воды, погода по закону подлости всегда имеет свойство портиться, что в том году, что сейчас. Я и подкалывал Бабу Ягу тем, что приеду к ней помыться как-нибудь вечерком. Она не только не сопротивлялась, но и говорила то, что для меня их двери всегда открыты.

Подводя итоги встречи, можно с уверенностью сказать, что собралось около десяти человек из двадцати, которые хотели приехать. Это неплохой результат. Как дальше покажет практика – пятьдесят процентов всегда собирается, а больше – как повезёт.

Думаю, что для многих из нас эта встреча была в новинку и диковинку, поэтому она так дружелюбно прошла. В дальнейшем будет ещё немало встреч с различными накладками, но это будет многим позже. Сейчас же мы находимся в состоянии некоторой эйфории от того, что нам довелось пережить, так как тогда это выходило за рамки тех жизненных установок и ценностей, которыми мы жили.

наверх

Встреча чата в Москве

Прошедшая 12 мая 2001 года встреча в Зеленограде, всколыхнула наш чат и многие хотели бы повторить эту встречу. Ввиду транспортной доступности была выбрана Москва, а организатором встречи (как я узнаю позже) станет руководство портала, на котором находился этот чат. Они тогда имели свой интернет-бар «Б13», находившийся на Басманной.

Если мне не изменяет память, то встреча состоялась 2 июня 2001 года в этом баре. Раз уж собирались в баре, то никакой спешки не было, и все подтягивались к часам пяти. И я приехал где-то к этому времени на Красные ворота. Эта станция метро меня всегда завораживала своей величественностью и длиной эскалатора, ну и конечно же выход из сталинской высотки – это всё добавляло монументальности ей. Задача теперь найти Басманную улицу.

Напомню, что в то время сервисов карт в интернете не было, равно как и ещё не было устройств, при помощи которых можно было бы портативно выходить в сеть, а если и были, то они были громоздкими. Где находились Басманные улицы я знал, но вот где находится просто «Басманная, 13» – я не знал. Я долго бродил по треугольнику, между Старой и Новой Басманными и железнодорожными путями в сторону Курского вокзала, но просто Басманной не было. Позвонил домой, чтобы родители посмотрели на карте, где такая улица. Через некоторое время они мне перезвонили, и сказали, что именно такой улицы нет, есть только Старая и Новая.

По какой-то счастливой случайности я поднял свой взор и понял, что стою возле того бара, где мне и надо быть. Значит я пришёл по адресу. На входе я представился и меня пропустили.

На встречу приехало больше людей, как и планировалось. Приехал и основатель этого чата, который любезно отвечал на все вопросы, а также дурачился не меньше нашего. На той встрече было сделано очень много фотографий на первую цифровую камеру Сони, которая использовала в качестве носителя информации – обычные трёх дюймовые дискеты. Тогда это не казалось чем-то архаичным, а наоборот это было интересно. Качество фотографий лучше не сравнивать с современными, но тогда и это казалось чем-то новым.

Бар представлял собой полуподвальное помещение, с оригинальным интерьером, а также интернет-кафе, с компьютеров которых мы выходили в чат, причём для нас это было совершенно бесплатно, равно как и бильярд, где разминался основатель чата – Алексей (stop).

В этот вечер я встретил немало людей, которых видел в прошлом месяце на большой встрече в Зеленограде, а также познакомился с новыми людьми, с которыми мы долго и весело о чём-то разговаривали. Приехала даже babik, с которой мы полвечера дурачились, корча друг другу гримасы и подкалывали друг друга. Пиво было вкусным в баре, и стоило оно как-то совсем не дорого.

К часу ночи мы ещё не собирались никуда расходиться, нас осталось человек шесть или семь. Мы дружно беседовали о дальнейших планах. Метро уже закрылось, пути отступления были отрезаны, мы остались здесь до самого утра.

Я прекрасно помню то утро. Оно было очень тёплым. С первыми лучами солнца, в шестом часу утра мы отправились в сторону Ленинградского вокзала. Изнутри меня, несмотря на бессонную ночь, распирала какая-то чудовищная энергия. Дойдя до Красных ворот, я откололся в сторону дома, так как смысла идти дальше не было. Димку же спокойно довезут Артём с Максимом, им всё равно домой. Холодный полумрак станции принял меня и выбил лишнюю дурь, я вернулся в самого себя. Через полчаса я уже буду дома.

У меня создавалось впечатление, что каждая последующая встреча, притягивала к себе всё больше людей, а также добавляла драйва и эйфории от осознания того, что нас не так уж и мало. Следующую встречу ждать долго не придётся, она произойдёт ровно через неделю в Зеленограде.

наверх

День рождения Демона

У Димки (Demon) день рождения седьмого числа и в две тысячи первом этот день не выпал на выходной, поэтому он всех собирал в следующую субботу после дня рождения. Ко всему прочему обещали хорошую погоду в этот день. По этой причине мы планируем выход на природу в местный лесок.

Многие чатлане-москвичи выразили своё желание поприсутствовать на этом празднике. Набралось более двадцати человек, которые «точно» будут. По нашей формуле, что вывели на первой встрече: делим пополам и получаем точное число людей. У тех, кто так и не приедет найдутся другие более важные дела. Кстати, забегая вперёд, именно так и получилось.

Погода уже ранним утром шептала о том, что за окном уже не весна, а настоящее лето. В одиннадцатом часу уже было далеко за двадцать градусов и малооблачно. Я быстро собрался по походному и отправился к метро, откуда я привычным и прямым маршрутом доеду до Ленинградского вокзала, сяду в электричку и отправлюсь до Крюкова. А там уж, вы сами помните, десять минут и я на месте.

Насколько я помню, ни с кем заранее не созванивались. Точного времени сбора не было, но все ориентировались на час дня, потому что собираться на выход из дома раньше смысла не было никакого.

На вокзале я встретил ещё пару человек из чата, присутствовавших на московской встрече. Вместе ехать веселее, к тому же они не были в Зеленограде. «Сусанить» в этот раз мне не сильно собираюсь. Мы приехали в назначенное время и быстро добрались до дома и поднялись на шестнадцатый этаж.

На этаже была суета, что-то уже вытащили в коридор, то что потащим с собой, что-то ещё лежало по комнатам. Прибывающий люд предпочитал стоять в тамбуре у лифта, так как протолкнуться в квартиру было нереально. Через некоторое время мы выползли на улицу и отправились на остановку на окраине города, где поджидали опаздывающих. Солнце нещадно жарило наши головы. Одна девушка сказала, обратив на меня свой взгляд:
– Хорошо, что тут аптека рядом, а то так жарко…
– Ага, чтобы средства солнечного удара побыстрее купить, – ответил я. Позже мы с ней познакомимся поближе. Звали её Таней.

Через некоторое время мы двинулись в лес. Всего нас было около двадцати человек, что уже больше, чем на московской встрече. Хорошая погода, хорошая компания, что ещё надо для счастья? Забегая вперёд, могу отметить, что этот день рождения Димки будет самым интересным за всё время, что я приезжал к нему.

А в лесу хорошо: знакомая компания, отсутствие лишних людей, вкусные напитки и неплохой шашлык. Чуть позже подойдёт Андреич с подругой и гитарой, и мы настроимся на лирический рок лад. Барды тогда в моей жизни ещё не существовали, точнее я о них знал, но они меня не интересовали. Поэтому мы играли российский рок: ДДТ, Алису, Короля и Шута и так далее.

К вечеру планировали приехать Баба Яга с Валерой, но их всё не было. В то время не было портативных GPS-навигаторов и навигаторов для машины, поэтому им ничего не оставалось делать, как кружить по Зеленограду в поисках нас, периодически звоня мне или я звонил им, также звонил и Лиле, чтобы рассказать о том, что здесь хорошо и весело. Она же поехать не могла, потому что сидела с приболевшим Дениской (сыном Бабы Яги).

К вечеру я уже был хорош и душевен, чего не хватает мне в повседневной жизни сейчас, я лишь подливал себе пива из баклашек и подпевал Андреичу. Рядом со мной сидела та самая Таня, что хотела меня подколоть ранее. Практически идиллия: природа, хорошая компания и музыка возле костра.

Наверное, я в тот момент вспоминал школу. Тогда я учился в старших классах, то раз месяц или раз в два месяца собирался у нас клуб самодеятельной песни (КСП), чаще всего мы собирались в актовом зале, где посреди зала ставили свечу, как символ костра и пускали гитару по кругу, тогда я впервые и познакомился с творчеством бардов, но оно, ввиду моей не зрелости, никак не отложилось в моей голове, плотнее я с ними столкнусь лишь через через пару лет на Грушинском фестивале.

наверх

Не заплывайте за буйки

Вы знаете что такое соблазн? Наверняка знаете. А я по своей юности и молодости ещё не совсем понимал и осознавал то, что происходит со мной, а также вокруг. Умножьте это на влияние алкоголя, содержание которого к вечеру достигло максимально возможного и вероятного значения.

Солнце уже садилось за горизонтом, потихоньку скрываясь за высотными домами, в сторону которых мы уже потихоньку собирались. Мы уже мило беседовали с той девушкой. Мною не то, чтобы двигало какое-то желание или влечение к ней, просто так складывались обстоятельства. Это я сейчас понимаю, что за этим можно было наблюдать, участвовать и особо не прилагать усилий, так как развитие этого получится само собой. Тогда же мне этого понять было попросту не дано, ввиду отсутствия нужных знаний.

Приехали Баба-Яга с Валерой, в машину которых мы загружали все наши вещи, чтобы не тащить их снова на руках. Им посидеть с нами у костра не удалось, так как уже смеркалось. Так как настрой у всех ещё был боевым, то праздник мы решили перенести домой. В просторной квартире место найдётся, к тому же часть гостей откланилась в сторону электрички до Москвы.

Через час мы оказались почти все за тем же кухонным столом, что почти месяц назад, когда проходила первая большая встреча. Мы решили разбавить наш алкогольный разгон и на стол подали десерт с мороженое, так как нужно было остывать от такого горячего дня.

Однако мы с Таней обороты решили не сбавлять. Её манера эротично и напоказ мне облизывать ложку, вскружило мне голову. Вот так за столом всё и началось на радость публике: с невинных поцелуйчиков, которые могли перейти во что-то большее прямо на кухонном уголке. Всё же наша совесть возобладала, поэтому мы вышли из-за стола, спрятавшись в укромной темноте коридора, где никого не было.

Понимая то, что не всё идёт так, как хотелось бы, Баба-Яга сказала, что они собираются домой в Брянск. Причём было сказано так, чтобы я это обязательно услышал. Вот тут и наступил диссонанс: либо оставаться здесь, либо отправляться с ними в Брянск, где осталась Лилия (babik), а по телефону я ей обещался приехать и всё рассказать. Дух превозобладал над телом и я начал быстро собираться.

С моей стороны, конечно, это было не совсем честно по отношению к этой девушке, но кто знает, может быть, если я сделал другой выбор, всё сложилось совсем не так радужно и весело? Но я сделал свой выбор и отправился в Брянск, напоследок облобзав её в коридоре.

Дальше меня ждёт длинная дорога до Брянска. Но сначала мы заедем домой, где я устрою неподдельный скандал, а после плюхнусь на заднее сидение в машину к Валере и мы помчим до Брянска, который я увидел уже с утра во всей красе зарождающегося тёплого и хорошего дня. В моём кармане было около пятидесяти рублей. Молодость и юность – сейчас такое я себе уже не позволил бы.

Какое-то время эту историю мы ещё вспоминали и смеялись над произошедшим, но это будет не сразу. А ту девушку я видел на дне рождении у Димки ещё пару раз, но никаких поползновений к сближению больше не было.

наверх

Ревность и месть

Наверняка многим из вас довелось уже познать на себе, как мужскую, так и женскую ревность. Всякое в жизни бывает, согласитесь с этим. Иногда мы признаваясь в каких-то чувствам одним, совершаем что-то непотребное с другими, и это тайное практически сразу становится явным благодаря злым языкам.

О том, что было на дне рождении, вы уже прочли. Это, однако, не полная картина происходящего. Дополняя её, следует отметить, что днём раньше, я общался с babik‘ом в привате. О чём да ни о чём, но дело так или иначе коснулось моих чувств по отношению к ней. Серенад я под окном не пел, а вот симпатию я всё же выразил. Мне в ответ многозначительно улыбнулись, и это так и повисло в воздухе.

На утро я проснулся в Брянске. Я чуть позже прочитаю о подобных историях, когда люди совершенно случайно просыпались совсем не там, где уснули. Однако, для меня это было в первый раз. К тому же, в совершенно чужом городе, в окружении не совсем знакомых людей.

На моё появление дома Лилия (babik) отреагировала более, чем спокойно. Её это даже немножко позабавило. Она очень жалела о том, что не могла поучаствовать в этом сабантуе в Зеленограде, поэтому во всех подробностях расспрашивала меня о том, что же происходило на месте. Мои рассказы её веселили. Я же чувствовал себя отдохнувшим, выспавшимся и свежим, несмотря на то, что спал от силы часа четыре, и во мне было такое количество пива, которое сейчас я не осилю в виду своего возраста.

Обо всём я рассказывал на кухне, сидя на её любимом широком подоконнике, где я очень вольготно себя чувствовал с невесомой пластиковой чашкой горячего растворимого кофе. Несмотря на разгуливающийся день, я не ощущал жары. Она была где-то в стороне от нас, в доме же царила прохлада. Дальше был звонок из Москвы. Звонил Димка просто так, чтобы узнать, как у её любимой Лилии дела, а также узнать, действительно ли я доехал до Брянска. После того, как ему подтвердили тот факт, что я нахожусь здесь на кухне, Димка демонизировался и в ярчайших подробностях рассказав о том, что творилось у него дома.

Надо отдать должное Лилии, она человек со стальными нервами. Она выслушала всё то, что было рассказано про меня, также мило улыбаясь закончила разговор и повесила трубку. После чего уточнила у меня действительно ли это было правдой и после подтверждения мною его слов, ответила следующее: «Наверное, тебе повезло, что у меня в руках нет сковородки, иначе бы я тебя отоварила. Ты поедешь смотреть с нами город? Собирайся!»

Больше не было ни слова, ни намёка на то, что происходило на дне рождения у Димки. Общаться с сёстрами мне предстоит ещё относительно долго, но ни разу за всё время нашего общения мы к этому разговору не вернёмся. Баба-Яга также хранило мёртвое молчание. Видимо, ей и сестре частенько приходилось прикрывать интрижки друг друга.

наверх

Воссоединение

Пройдёт с месяц и мы в середине июля приедем вместе с Лилией к Димке. По пути в Зеленоград и обратно мы с ней будем много дурачиться, пугая её лучшую подругу, а также всех тех невольных свидетелей наших дурачеств в вагоне. Почему-то с ней не получалось никак иначе общаться. Всё было настолько несерьёзно. В этой поездке и будет заключён мир между мной и Димкой, а мне, как бедному студенту, будут выданы пароли на доступ к интернету.

Я, в отличие от Димки, не могу долго держать обиду и злобу на других людей, так как знаю, что это разрушает меня изнутри. А вот он мог, но через некоторое время, опять же пообщавшись с нами, он сменил гнев на милость. Испытывал ли я какую-то вину за содеянное? Я ничего такого не сделал по отношению к нему. А вот перед Лилией было мне безусловно стыдно. Этот урок я выучу на всю жизнь. Как мне кажется, что со стороны Димки не нужно было затевать весь этот разговор, вываливая грязное бельё и используя его как козыри. Мужской солидарности с его стороны не было.

наверх

Поездки к Демону

В августе я поеду снова к Димке и привезу ему, увезённые нами в Брянск по невнимательности шампуры. Тогда мы долго смеялись над всем, что происходило у него дома на дне рождении и о том, что было потом.

Наша тусовка и дальше разрасталась, но на некоторые встречи я так и не попал, так как был то в Брянске, то о них попросту не знал и пробыл на даче. Про Брянск я напишу отдельной страницей, так как об нём есть что рассказать.

Встреча, закрывающая лето, пройдёт 25 августа 2001 года. Мы всё такие же на драйве и эйфории от того, как круто мы оттянулись летом. Лично для меня это лето стало самым запоминающимся по многим причинам. Тогда мне казалось, что до этого времени я попросту не жил.

В конце августа в «Б13» мы закроем лето. Организация была как обычно по высшему разряду. Правда, через некоторое время, когда эйфория пройдёт, начнёшь осознавать, что эта встреча стала последней в своём роде для того состава чата, и становится немного грустно, но ничего не поделать, так как это жизнь и у всех есть мирские дела.

Как и в прошлый раз, приедет Лилия, которая заранее попросила меня встретить её у метро, а вечером – отвести обратно. Видимо потому что эта встреча в последствии станет для нас последней, она была для нас самой искренней. Всё говорилось ещё искренне и теплее, чем на лавочке возле Натахиного дома, где мы любили проводить по полночи, отсиживая мягкие места.

За пятнадцать минут пути мы смогли друг другу сказать и донести больше, чем за всё время нашего знакомства и сожительства. Конечно, связь мы с ней ещё будем относительно долго поддерживать, но и сейчас, по пути к метро, понятно, что уже явно не судьба. И, наверное, это к лучшему. Следующая встреча с ней так и не состоится.

Ближе к полуночи стало ясно, что просидеть всю ночь мы не сможем, да и бар хотел уже закрываться. Пришлось мобилизироваться. Я отправился домой за машиной и снова сюда, чтобы забрать Димку и отвезти его в Зеленоград. Этой ночью я в первые стоял на Садовом кольце в пробке. Для того времени пробка ночью казалась чем-то совершенно невероятным. Дорога до Зеленограда была быстрой и лёгкой, как и домой. Я сейчас удивляюсь, как я тогда не боялся садиться за руль в таком состоянии, хотя что до состоянии. По-моему, за весь вечер я выпил не больше кружки пива.

Настанет осень и мне придётся погрузиться в учёбу, чтобы подчистить свои многочисленные хвосты, а также писать долгими октябрьскими и ноябрьскими вечерами письма людям, с которыми так и познакомился путём совместной переписки на сайте знакомств. Тогда чат меня привлекал мало, так как на него практически не оставалось сил, да и я всё чаще начал обращать внимание на форумы.

К Димке иногда заезжал, чтобы побеседовать, а также, когда его все оставляли дома на сутки, чтобы последить за ним и поухаживать. Я не припомню ни одной ночи, когда бы мы с ним сидели и скучали. Постоянный и напористый поток позитива, лившийся из его уст не давал скучать. Разве что иногда мы придавались философствованиям и могли так пробеседовать всю ночь.

В декабре будет ясно, что Новый год я буду отмечать в Зеленограде. Встречать дома всё равно было бы скучнее. Поэтому я ни секунды не колебался принимая решение об этом.

наверх

Новогодние праздники

Вечером тридцать первого числа, я выехал из дома по направлению Зеленограда. Людей было не так много, несмотря на то, что это был последний рабочий день и тогда не особо было принято уезжать за несколько дней до нового года. Просто потому, что многим было некуда уезжать, так как приезжих в Москве было куда меньше, чем сейчас. Это сейчас Москва пустеет на глазах в предпоследние дни перед Новым годом или на майские, а тогда – тогда было и так свободно.

Да и праздники тогда не были такими длинными, как сейчас, подобно каникулам или отпускам. На всё про всё давалось три-четыре дня, после чего извольте выйти на работу.

Маршрут мой был обычен – по прямой на метро до электрички, а там на электричке до Крюкова, после чего пешочком до дома.  На улице было неприятно колко от мелких ледяных снежинок и ветра. В транспорте было вольготно и свободно. Разве что в электричке по доброй традиции никогда не топили в вагонах.

Из чатлан-москвичей к Димке поехал лишь Макс Oldman, все остальные – хорошо знакомые по предыдущим вылазкам местные чатлане и друзья Димки, которые заходили и уходили в течение ночи.

Праздничный стол поставили в большой комнате, там же, где стоял компьютер и телевизор, который никто не смотрел. Ёлка стояла и сверкала гирляндами в углу комнаты. За этим обычным столом, на котором были и оливье и шампанское – мы и встретили Новый год. Через некоторое время мы переместились за компьютер в чат. Просто сидеть в нём нам было скучно, поэтому решили разыграть редких людей там, войдя под другим женским ником.

К пяти утра мы угомонились. Проснулся я рано. В комнатах стояла мёртвая тишина, все спали. Я сел за компьютер и начал во что-то тупить. К обеду честной народ начал просыпаться, похмеляться. К вечеру уже все были на ногах. Мы с Oldman‘ом отправились домой. Вагон был замечательный, даже с сугробами внутри. Зато не было никаких контролёров. Какие контролёры первого января?

На следующий день я снова отправился в Зеленоград, так как с Димкой некому было сидеть, и я вызвался приехать. В те года ещё были настоящие зимы, когда в январе не плюс два, а минус семнадцать и солнечно. Ехал я как обычно на холодной электричке. Подъезжая к станции Петровско-Разумовская, я увидел на платформе странных людей в одних майках с куртками подмышками. Я сразу подумал, что это не русские какие-то.

Когда они вошли в вагон, это стало очевидным хотя бы по тому, что они общались на английском. Люди были весёлыми и разговорчивыми. Правда, по-русски они не понимали совсем-совсем, но так или иначе на смеси английского, русского и языка жестов мы всё же сумели пообщаться. Они – паломники, едут в какую-то протестантскую церковь в Зеленограде. Они прибыли из Америки, и сейчас ездят по этим церквям в России. Подарили мне Новый завет, кстати, на русском и на станции Крюково мы с ними разошлись в разные стороны.

Почему-то вспоминаются серия фильмов про «Особенности…», где Виктор Бычков, играющий Кузьмича, удивлялся тому: «сразу они мне показались, какими-то нерусскими» – именно так и хотелось сказать в этом случае. Они, американцы, очень сильно отличаются от наших. Это видно из поведения и манере себя вести.

Дома, кроме Димки, никого не было. Соседи открыли мне дверь. Дома стоял запах прошлого веселья. Я начал заниматься не свойственным для себя обязанностями по дому: и посуду помыл, и мусор весь убрал. Быть в бардаке нам не хотелось. Тогда же был найдет и новогодний сюрприз – оливье за диваном. Кто его туда унёс – неизвестно. Мы спросили это у димкиного кота. Послушав нас и внимательно посмотрев на нас взглядом: «ну и дураки же» – и ушёл в другую комнату по своим кошачьим делам.

Ближе к ночи приехала мать Димки с братом. Помню, что мы все вместе сидели на кухне и общались на какие-то психологические темы, к которым я был бесконечно близок, но при этом и бесконечно далёк.

На следующее утро приезжал и Димкин отец, с которым я и уехал обратно в Москву на него машине. Впереди меня ждёт трудный учебный процесс последнего курса, который я всячески пытался не закончить.

наверх

Часть жизни в Зеленограде

Прошло уже больше десяти лет, но я прекрасно помню, что в Зеленограде мне доводилось бывать часто, особенно в праздники и с ночёвкой. Меня там всегда ждал дежурный диван, на котором я мог спать сколь угодно долго.

Как бы-то ни складывались наши отношения, но на каждое день рождения к Димке на протяжении ещё трёх лет ездил регулярно. Благодаря местной сети он перезнакомился с местной молодёжью и теперь ему не нужно было звать кого-то из Москвы, там было и так весело.

Так я поближе познакомился с местной школотой, не по возрасту взрослой, чем очень кичилась и от чего не меньше страдала. Здесь было всё: рокенрол, секс, наркотики. Про пьянство – молчу вообще. Честно говоря, эти новые знакомые меня немножко напрягали, так как я был сделал явно из другого теста. На ночь здесь я уже практически не оставался.

С его днями рождениями, за исключением первого, когда мы собирались всей нашей тусовкой, вечно происходили какие-то казусы. Почему-то мне не везло и я всегда одевался не по моменту. Когда мы шли на природу –  я почему-то был при костюме, когда же оставались дома – я был наряжен так, будто иду на природу. Однако, никому до этого особого дела не было.

Мне вспоминается, как, по-моему, на майские праздники мы с его друзьями купались в городских фонтанах. Безусловно, без жертв не обошлось, так как дно было густо усеяно стёклами от брошенных и разбитых бутылок. Однако, такие алко- и наркопричуды мне начали потихоньку надоедать. Особого смысла я в этом не видел, так как вырос уже из этого, но одного на них Димку оставлять было нельзя. Наверное, только из-за него я терпел всё то, что творили его знакомые. Не будь его, я бы уже давно уехал оттуда. Иногда, когда понимал, что всё будет хорошо – я сбегал оттуда по своим делам.

Но я не хочу гундеть и жаловаться на них. Иногда с его друзьями было уютно и весело. Например, зимой, когда мы ходили на Плешку и в кинотеатр Электрон, после чего возвращались исключительно пешком до дома. За час пешей прогулки прекрасно нагуливался аппетит, а также прояснял хмельную голову. Подобные моменты жизни хочется повторять снова и снова.

Ещё нельзя не вспомнить встречу, состоявшуюся в апреле в Москве в две тысячи втором году. Эта встреча вдохновила меня на написание большой странички ещё на старом сайте. Так что не всё потеряно для этой молодёжи.

Первый раз на работу я чуть не попал именно в Зеленограде. Меня хотел нанять сосед Димки, которому в офисе частенько была нужна помощь по замене всякого рода картриджей и прочей техники. Это было в начале две тысячи второго зимой. Но, увы, ездить в Зеленоград как на работу – мне было бы накладно.

В последствии в Зеленоград я ездил и по работе, на обратном пути пересекаясь с Димкой, или у него дома, или где-нибудь на Плешке, где можно было неплохо подкрепиться. Кстати, именно в Зеленограде я впервые попал в Макдональдс, это было после нового года, когда дома было есть нечего, то Димкин отец отвёз нас туда.

Но Зеленоград для меня – не только Димка. В период, когда я работал в «Цифровых системах» и мы участвовали в февральской выставке, мне довелось познакомиться с Ярославом, который жил также в Зеленограде, ставшим на те дни моим напарником по стенду. Я не помню на чём мы с ним так сошлись, но между нами был какой-то интерес. К следующей выставке в апреле я отстаивал его кандидатуру, чтобы он работал с нами на стенде.

Так слово за слово, мы с ним периодически пересекались летом две тысячи четвёртого и много общались как по делу, так и без. Его тогда интересовала радиосвязь, а я мог о ней рассказывать часами. Иногда я с ним пересекался где-нибудь на углу квартала, перед тем, как отправиться домой в Москву. Довелось побывать у него на даче и познакомиться с родителями, где мы все вместе по чуть-чуть пригубили, потом он отвёз нас с одной из гостьей по домам. В  следующем месяце мы с ним отправимся в незабываемое путешествие в Ульяновск.

Меня также ничуть не удивило, что он знал часть тех людей, которых знал я, несмотря на то, что люди жили в разных районах. Всё-таки тусовки так или иначе пересекаются и в этом не было ничего такого удивительного.

наверх

Прошла любовь

Увы, ничто не вечно, и после того, как моя личная жизнь начала налаживаться, мои поездки сюда становились всё реже и реже. Да и смысла в них особого я уже не видел. Я появлялся здесь только на дни рождения Димки, да и всё. Жизненные пути начали разводить нас по разным углам.

Мы переписывались с Димкой, но уже не так активно. Наш чат к две тысячи третьему году развалился, из всех людей, которых я знал и помнил, остались лишь самые стойкие, да и те не из Москвы. Я несколько раз заходил в чат, но там была уже зияющая пустота, состоящая из редких и уже старых сообщений, которые держались месяцами от людей, которых ты некогда знал. Страшное зрелище на самом деле, когда вроде бы ты и можешь соприкоснуться, а уже и не с чем.

Начав работать, моя жизнь приобрело некоторое расписание с одной стороны, а с другой, хоть и не безграничное, но в корректных дозах вполне поощряемое, пользование интернетом. Тогда я спокойно мог оставаться после работы, чтобы проводить время в чатах, совершенно в других и более тяжёлых, выделенная линия позволяла выдержать и не такие нагрузки.

Развитие технологий тогда не стояло на месте и каждый год, если не чаще, на рынок выкатывались всё новые и новые продукты для доступа в интернет. Самым запоминающимся и важным для меня стал – доступ в интернет с помощью мобильного телефона. Это позволяло мне находиться в сети днём в аське, когда по обычному телефону это было нереальным из-за того, что он был спаренным, плюс к этому в дневные часы обычно был самый дорогой тариф. А по обычной телефонной линии я вылезал в интернет всё также ночью, когда нужно было что-то скачать.

Интернет от Димки достаточно быстро сошёл на нет, ввиду того, что он подключился к местному провайдеру и смысла платить за диалап у него уже не было. Интернет тогда мы уже делили на пополам с соседом. Где-то в то же время я познакомился с mIRC, ставшим для меня, наверное, одним из самых лучших чатов и местом, где я проводил время. Но в их тусовке, куда я иногда заглядывал, мне хоть и были рады, но я ощущал, что я немного не такой и мне с ними попросту скучно, так как вырос из этого возраста.

В феврале две тысячи пятого года с моей подругой мы приедем к нему в последний раз. С тех пор я не был у него ни на днях рождениях, ни проездом. Для меня Димка теперь существует только в аське и в момент, когда одолевает ностальгия по тем славным временам, когда всё казалось таким необычным и новым, мы общаемся. Подобные «посиделки» становились всё реже и реже, так как личная жизнь затягивала всё сильнее.

Наверняка вы знаете, как встречаются старые друзья, которым важен сам факт того, что они наконец-таки встретились и все обиды отходят на второй план. Я неоднократно это переживал и сам. С Димкой, увы, всё произошло не так. Помню, как летом две тысячи седьмого мы с ним списались в аське. В этот момент я ехал на электричке, как сейчас помню, в Климовск с подругой. Сказал, что буду рад встретиться с ним, и тут его понесло и я узнал о том, какой я друг и всё остальное, включая и то, что было давным-давно. Продолжать сей разговор я не был намерен, так как мне нечего и некому было что-либо доказывать или оправдываться.

наверх

Наездами

После того холодного ответа, я не видел больше никакого смысла во встречах с Димкой, поэтому его адрес я немножко подзабыл, хотя при необходимости всегда мог приехать, но так этого и не сделал. Как я говорил, что в последний раз я к нему приезжал со своей подругой с ночёвкой, так как ей было интересно пообщаться с таким человеком, к тому же они учились по одной специализации. Было это в феврале две тысячи пятого года. Больше я порог этого дома не переступал. Точнее вру, порог этой квартиры. В этом доме мне ещё довелось побывать чуть позже.

«При всём богатстве выбора другой альтернативы нет» – говорилось в рекламе одной из финансовых пирамид. Это справедливо и для жизни. Кто бы мог подумать, что мне доведётся работать с человеком, который живёт в соседнем подъезде этого же самого дома? И выяснилось это совершенно случайно, когда я забирал привезённую мне из дьюти-фри бутылку ликёра. Мы с ней тогда ещё долго смеялись над этим. Это было под новый год две тысячи девятого года. Это был последний раз, когда я появлюсь тут.

После я ещё буду появляться на Плешке, где в ожидании, опять же, бывшего коллеги, встану на таксишный пятачок и буду отбиваться от назойливых попыток граждан сесть ко мне в машину. Им было трудно объяснить, что я не такси, ведь похож был. Однако, после мы сидели в том же районе, что и находится этот дом. Тогда я вспоминал о том, что было здесь. Рассказывал в мельчайших подробностях, происходящих здесь курьёзах. Это, действительно, мне тогда казалось забавным, равно как и моему коллеге, который внимательно слушал меня и смеялся. В его жизни ничего подобного никогда не было, да и не могло быть.

В Зеленограде я буду ещё пару раз проездом через весь город. Для того, чтобы съехать на Пятницкое шоссе, которое тогда ехало куда бодрее, чем Ленинградка. Когда стоял на повороте, то смотрел в сторону некогда родной многоэтажки, где живёт по сей день Димка. В голове сразу всплывали воспоминания о том, что когда-то тут было. Вспоминалось исключительно только хорошее. А когда уже повернул и летел в сторону Пятницкого шоссе, представлял себя на пассажирском сидении Ауди 90, на которой ездил отец Димки. Когда мы заходили в очередной скользкий поворот, полноприводная Ауди гребла всеми колёсами причудливо закладывая вираж. Отец с ними не жил (он жил где-то в Москве), но часто приезжал, и когда мы с ним совпадали, то подвозил меня до метро Тушинская.

наверх

***

Так идёт время и мы все меняемся. Я очень рад, что по сей день Димка чувствует себя очень хорошо и вращается в той среде, которая ему весьма интересна. Побольше бы ему солнечных дней и оптимизма, чтобы не умереть от нашей тленной скуки.

Моя же жизнь пошла совсем в другом направлении. Я не знаю, встретимся ли мы ещё за одним столом, посмеёмся ли над всем, что было с нами в этой жизни. Знаю одно, что для меня все эти воспоминания ярко вспыхивают когда проезжаю мимо по трассе М10.

наверх

Написано: январь-февраль 2015, также использованы фрагменты записей от августа 2012
Опубликовано 12 мая 2015

Добавить комментарий