Поездная романтика

Про поездную романтику в этом году уже писал неоднократно, да и до этого писал. Вот до меня дошли интересные факты, что этой романтики более не существует, так как пить в поездах более нельзя, за исключением вагона-ресторана.

Вот как сейчас помню, как возвращался из Самары и то, как было весело в вагоне. Все были рады друг другу, так как новый год и хорошие попутчики. Мне грезилось, что и в будущем так буду мотаться по стране. Оно так и вышло, если внимательно посмотреть в прошлое, хотя не совсем так, как предполагал себе.

Читать далее

Под неровную поступь вагона…

Осень становилась всё тягуче. Нет, никаких страшных мыслей в голове у меня не было, но какой-то не проходящий сплин всё-таки присутствовал в моих думах о будущем. Нельзя сказать, что это были какие-то рациональные мысли, скорее это были иллюзии. В то время я не мог и не умел жить как-то иначе. Это, видимо, на всю жизнь. Читать далее

На свадьбу в Рязань

Чуть было не забыл о том, что двадцать лет назад мы ездили на свадьбу другой моей двоюродной сестры в Рязань. Вроде бы ничем не примечательная поездка, какой она казалась в самом начале, была не такой уж и скучной.

Ещё с лета было известно, что в начале октябре моя двоюродная сестра выходит замуж, поэтому поездку планировали заранее. Для того, чтобы меня отпустили на пятницу из техникума, моим родителям пришлось писать записку, что требуется на время уехать из города, поэтому не смогу посетить занятия в пятницу.  Читать далее

Железнодорожная. Заключительная

С появлением интернета всё изменилось в моей жизни. И то, о чём я мог раньше мечтать, теперь мне доступно, стоит только протянуть к этому руки. Кстати, первая станция, с которой я начал движение как раз на фотографиях. Это – «Рабочий посёлок». Здесь и началась моя новая или же взрослая жизнь.

Читать далее

Железнодорожная. Часть первая

С железными дорогами у меня связано как детство, так и юность. Если в детстве, оно понятно, что мы ездили с родителями к родственникам в Рязань, то в зрелом возрасте появились различные варианты.

Читать далее

Рабочий посёлок

Недавно вспоминал и попытался найти в своих записях про эту железнодорожную станцию Белорусского направления, но в дневнике или где-либо ещё, меня ждал облом. Нет, кое-что я всё-таки нашёл, но этого очень мало. Итак, начну вспоминать.

Читать далее

Межсезонье

Недавно ехал по Долгопрудному в сторону Шереметьева и смотрел по сторонам, как изменился город. В старой его части, что была построена, город ничуть не изменился, разве стал ещё чуть-чуть грязнее. Асфальт местами есть, местами уже совсем всё плохо, но в целом жить можно. Ещё также поразила меня и мусорная гора недалеко от Химок, если заезжать по Лихачёвскому шоссе.

Читать далее

Моссельмаш

Станция Октябрьской железной дороги, название дано по одноимённому заводу в 1964 году. Всё остальное доступно в вики.

Итак, у меня появилась возможность прогуляться по станции Моссельмаш. Когда-то я ездил через неё на работу из-за адских пробок на Дмитровском шоссе. Дмитровское шоссе стояло с раннего утра до поздней ночи, причём — в обоих направлениях. Это было до две тысячи восьмого года, потом стало полегче, но не совсем уж чтобы так шибко. Даже сейчас я стараюсь объезжать его по прилегающим улочкам.

Читать далее

О жизни

Смотрю я на жизнь, она мне представляется такой же, как и железнодорожные пути, в каждый момент времени существует возможность выбора направления, изменения маршрута, а также в каждый момент времени дорожки могут сойтись и не всегда с теми, с кем бы хотелось. Так вот и стоял я в то октябрьское утро на переходе через станцию Моссельмаш Октябрьской железной дороги, находя что-то общее между своей жизнью и этими железнодорожными путями. Кто знает, на какой следующей стрелке наши пути разойдутся и через сколько они сойдутся, если, конечно, это будет угодно судьбе.

Октябрь 2007.

Утренняя электричка

Сегодня имел счастье ехать утром из Долгопрудного на электричке, которая опоздала на минут семь. По причине того, что расписание из-за шереметьевского экспресса конкретно раздвинули, все утренние да и вечерние электрички идут не просто битком, а битком в два этажа. Спасибо тебе, шереметьевский экспресс!

Подходит электричка. За стёклами дверей выглядывают плотно придавленные к оному задницы. Открываются двери. Кого-то выносит сразу, кто-то пытается осторожно с матюками протиснуться к выходу. Дальнейший аттракцион — влезть в электричку. Это сделать весьма и весьма сложно. Вроде бы залез и чувствуешь, как тебя сзади трамбуют всё глубже и глубже. В эти моменты познаёшь все возможности своего тела трансформироваться и прогибаться. За мной впихнулось ещё человек десять.

Целый перегон я ехал на девичьей прекрасной и упругой груди. Сама девушка смущённо смотрела на меня, а я на неё. Однако, даже в порыве необузданной страсти мы бы ничего сделать не смогли, ибо пошевелиться или же поднять руку, чтобы залепить пощёчину, было невозможно. На станции Лианозово я кое-как выполз из тамбура, ощущая себя закостенелым инвалидом, который за десять минут потерял способность нормально двигаться.

А ведь было у меня вчера и сегодня предвкушение чего-то необычного и волнующего!